Эвелина МЕШКОВА: «Мне б такие руки, чтоб звезда не гасла, чтобы труд и годы не прошли напрасно»

Нынешний год для моей собеседницы поистине юбилейный: 80 лет со дня рождения, 70 — с момента переезда в Севастополь, 40 — отданы ею музейному делу и 25 — работе в системе МВД. Каждая из этих дат впечатляет, начиная с возраста — солидного и давно уже пенсионного. Однако представить члена Союза писателей России, Союза русских, украинских и белорусских писателей АРК, директора народного музея милиции Эвелину Кирилловну Мешкову обыкновенной пенсионеркой никак невозможно. О таких людях говорят: покой им только снится. Во-первых, главная хранительница музея истории севастопольских правоохранителей с утра до вечера занята подготовкой его реэкспозиции. Во-вторых, творческим планам Мешковой можно по-хорошему позавидовать: в скором времени выйдет в свет её новый поэтический сборник. Эвелина Кирилловна называет его итоговым. Впрочем, обо всём по порядку.

ДОЧЬ СЕВАСТОПОЛЯ

Мама Эвелины Кирилловны всю жизнь учительствовала, отец тоже начинал с педагогической деятельности — директорствовал в реформатории (так в 20-е годы прошлого столетия назывались воспитательные учреждения для малолетних преступников. — Прим. авт.), позже окончил бухгалтерский техникум и трудился по специальности. В Севастополь дружная семья, в которой росли трое ребятишек, переехала в 1937-м. Обстоятельства сложились так, что десятилетней Лине целый год пришлось нянчить младшего брата, к тому же Инкерман, где они жили первые несколько лет, — удалённый от центра район. Поэтому, вспоминает моя собеседница, город ей удалось рассмотреть не сразу, зато день, когда это наконец случилось, оказался волнительным и памятным:

— Было раннее воскресное утро. Мы пришли в Панораму. Экскурсоводов на месте не оказалось. Но папа все-таки уговорил смотрительницу пропустить нас в музей. Та взяла меня за руку, привела на смотровую площадку и оставила рассматривать творение Рубо: люди, сражение, окопы, раненые, взрывы… Я буквально растворилась в картине и, казалось, уже помогаю бойцам — это было сильное эмоциональное потрясение. Думаю, именно тогда у меня зародились и чувство патриотизма, и великая любовь к городу и Родине, которые я старательно пронесла через всю свою жизнь и которые послужили толчком к моему дальнейшему творчеству…

Из Панорамы Лина вышла с глазами, полными слёз. Под впечатлением увиденного долго не спала, а ночью ей приснился сон, будто вокруг идут бои и адмирал, указывая в ее сторону, спрашивает: "Кто эта девочка?" — "Дочь Севастополя!", — отвечают ему.

— С тех пор, проходя мимо памятника Нахимову, — делится Мешкова, — я всегда с ним здороваюсь как с хорошим знакомым. И мне кажется, флотоводец откликается.

Спустя несколько лет 14-летняя Эвелина вместе с другими пережившими оборону жителями стала свидетельницей реального героизма севастопольцев: город блокировали две армии, столько танков, пушек, самолетов сразу не было ни возле Бреста, ни возле Москвы, ни возле Сталинграда, но люди стояли не на жизнь, а на смерть, и никто не собирался отступать… В ноябре 41-го её отцу поручили вывезти из Севастополя секретные документы. Вместе с ним на военном тральщике "Сиваш" разрешили эвакуировать и семью.

— Вот тут мне довелось узнать и по-настоящему полюбить флот, — рассказывает Эвелина Кирилловна, — это были сплошь героические ребята. Во время авианалёта погиб командир. 12-балльный шторм трепал корабль так, что мы начали тонуть. Ситуация складывалась критическая. Однако экипаж мужественно боролся со страшной стихией. Спас нас эсминец "Бойкий".

ШКОЛЬНАЯ ЭПОПЕЯ

Назад в белокаменый Мешкова вернулась в 49-м. Работала в госпитале, в больнице и на заводе одновременно — копила деньги на вуз, окончила историко-филологический факультет Грозненского пединститута, почти два десятка лет преподавала в школах города. Программу давала школьникам широко, выпускала с ними сатирическую газету, учила детей стихотворчеству — словом, подходила к учительским обязанностям с душой и неформально. Видимо, поэтому ей давали слабые классы. Результат совместного труда педагога и школьников сказывался в конце каждого учебного года: двоечников у Мешковой не было. Кроме того, Эвелина Кирилловна не делила ребят на плохих и хороших, за что однажды получила взбучку от директора: "Как это так! Отпетый хулиган, у которого полно приводов в милицию, у вас почему-то Сашенька! Если вы в таком духе будете вести уроки — он совсем разболтается".

Ошибалась директор. Много лет спустя Сашенька, уже состоявшийся и уважаемый в городе человек, встретил свою бывшую учительницу и долго пожимал ей руку: "Благодаря вашему тёплому, почти материнскому отношению ко мне я всё-таки сумел стать тем, кем стал". На что Мешкова ответила: "Я в тебе, Сашенька, никогда не сомневалась".

МОЯ МИЛИЦИЯ

С 1967-го по 1982 г. Эвелина Кирилловна трудилась в Музее героической обороны и освобождения Севастополя, зарекомендовав себя, по отзыву коллег, талантливым организатором и неутомимым общественником. За это время под её руководством и при личном участии в городе было создано 26 общественных музеев и музейных комнат, собрано более 50 тыс. музейных экспонатов, разработаны методические пособия и инструкции по вопросам музейной работы и прочее, и прочее. Однако главная заслуга Эвелины Кирилловны — один из лучших в Украине музей истории милиции, который она возглавляет вот уже четверть века. Кстати, благодаря усилиям Мешковой стали известны более шестисот сотрудников милиции, павших в период героической обороны 1941-1942 гг. Их имена занесены в Книгу памяти города-героя Севастополя.

В музее около 7 тысяч экспонатов, на стендах в фотографиях и документах — нелёгкие будни севастопольской милиции с момента её создания — 1917-го. Все эти годы собирательская, научная и оформительская работа в музее не прекращается ни на один день. Эвелина Кирилловна — настоящий профессионал и фанат своего дела: художник и фондовик, реставратор и научный сотрудник, уборщица и экскурсовод — всё это она в одном лице.

— Мне очень хотелось сделать музей образцовым, — рассказывает моя собеседница. — Но все же один человек музей никогда не создаст, это заслуга огромного количества людей, прежде всего основателя музея — заслуженного работника милиции Матвея Казакевича, городского управления внутренних дел, его сотрудников и жителей города.

С развалом Союза и приобретением страной независимости музею потребовалась коренная реэкспозиция. В текущем году это долготрудное мероприятие подходит к своему завершению. Однако героическая летопись нашей милиции продолжается, как и экскурсии Эвелины Кирилловны — яркие, запоминающиеся. На мой взгляд, лучшего способа сохранения боевых и трудовых традиций правоохранителей и патриотического воспитания милицейских кадров сегодня нет.

"СОЛНЕЧНЫЕ ЗВЁЗДЫ"

Свою первую книжку Эвелина Мешкова выпустила в 62 года. Невероятную доброту и человечность, сквозь призму которых эта женщина воспринимает окружающий мир, заметили не только маленькие читатели. На съезде писателей Белоруссии, России и Крыма-2001 сборник рассказов и сказок "Ала-Буни" стал призёром. После чего появилось документально-художественное произведение "Сотрудник уголовного розыска". Потом были ещё издания и публикации. И вот к выходу в свет писательницей готовится итоговый поэтический сборник, в который войдут уже известные читательской аудитории и новые восьмистишия, предваряемые философскими изречениями. Одно из них — Ромена Роллана к стихотворению "Солнечные звёзды" звучит так: "Все радости жизни — в творчестве. Творить — значит убивать смерть". Что это, если не ключ к разгадке неиссякаемой энергии и любви к жизни настоящей патриотки Севастополя, чья судьба неразрывно связана с судьбой города?

Другие статьи этого номера