Пароль: «35-я батарея»

На протяжении полутора лет «Слава Севастополя+» совместно с программой «Жди меня» Первого канала, с музеями, архивами, общественными организациями ведет поиск последних защитников Севастополя на мысе Херсонес в июне-июле 1942 г. Эта тема стала для нас одной из самых значимых и важных еще и потому, что долгое время, практически более пяти десятилетий после окончания Великой Отечественной войны, сведения о севастопольской трагедии оставались под завесой секретности. И лишь в середине 90-х годов ХХ столетия они стали просачиваться на страницы печати.

Вдумаемся: в результате серьезнейших исследований в отечественных источниках были приведены официальные данные: 79574 человека. Почти 36 тысяч из этого числа — раненые. Немецкие историки приводят другие цифры — до 90 тысяч советских солдат были брошены под Севастополем! Фельдмаршал фон Манштейн, отдавая дань Приморской армии, черноморцам, севастопольцам, перемоловшим за оборону почти всю его 300-тысячную 11-ю армию, отмечал, что упорное сопротивление советских войск продолжалось на отдельных участках до 12-го и даже до 15 июля! Значит, не 250 дней длилась оборона, а больше?! Десятки тысяч людей были оставлены под скалами 8-километрового побережья от Херсонеса до Феолента без боеприпасов, воды, пищи, медицинской помощи.

После телепрограмм Первого канала "Жди меня" о судьбе последних защитников Севастополя в июне-июле 1942 г. узнали во многих городах и странах. Люди услышали призыв, с которым к ним обратились члены общественного совета по созданию мемориального комплекса на последних рубежах обороны Севастополя: "Мы обращаемся к жителям городов, поселков и сел России, Белоруссии, Украины, Узбекистана, Киргизии — всех стран, республик Союза ССР, чьи близкие, родственники, друзья защищали Севастополь в 1942 году, были здесь ранены, погибли, пленены, пропали без вести. Нам нужны фамилии, имена, воинские звания, их гражданские должности (если это были гражданские лица), личные предметы, вещи, а также фотографии довоенной поры для их увековечения на святой и легендарной севастопольской земле! Направлять их можно через программу "Жди меня" или заказными письмами по адресу: Украина, 99000 г. Севастополь, ул. Ленина, 3, с пометкой "35-я береговая батарея".

И словно прорвалась волна людской благодарной памяти. Передо мной — лишь малая часть писем, пришедших в адрес редакции программы "Жди меня", в Севастопольский городской совет народных депутатов, Музей героической обороны и освобождения Севастополя, Музей КЧФ и нашу газету. Самые дорогие письма от тех, кто воевал и выжил.

"Я — участник обороны Севастополя Мигненко Виктор Васильевич 1922 года рождения, Ставропольский край. Участвовал в боях под Севастополем. В числе тысяч людей попал в плен".

"Мой дед, Семёнов Анатолий Константинович 1923 г. рождения, всегда смотрит передачу "Жди меня". После вчерашнего эфира очень хочет рассказать о событиях 1941-1942 гг. До войны у него была большая семья — мама и много младших сестёр. Жили плохо, тяжело. Поскольку был в семье единственным парнем, уехал на заработки в Херсон, чтобы прокормить семью. Как приехал, сразу началась война. Ушёл добровольцем на фронт. В 1941-1942 гг. воевал в 7-й бригаде морской пехоты. Был шофером, возил комиссара Ехлакова. В 1942 году был контужен, попал в плен. После двух лет пребывания в плену бежал. Затем воевал в 3-м танковом полку. Дошёл до Будапешта. Имеет очень много боевых наград, в том числе медаль "За оборону Севастополя", памятный знак "Ветеран Черноморского флота". Раньше каждый год выезжал в Севастополь на встречи с однополчанами. Последний раз был в городе в октябре 1991 г. — на 50-летии начала обороны. Со многими переписывался. Есть очень много фотографий — несколько альбомов. Готов предоставить всю информацию. Сейчас он проживает в Узбекистане, г. Самарканд. Галина".

Отозвался 90-летний Борис Исаакович Короп, участник обороны Севастополя. Был ранен в последние дни обороны. Готов предоставить информацию и поделиться воспоминаниями о сослуживцах участник обороны Севастополя Канчиков Дмитрий Иванович, который воевал под Балаклавой в 1941-1942 гг.

"Я посмотрел телепередачу "Жди меня", в которой шла речь о том, что в Севастополе в годы войны 80000 наших солдат были брошены на произвол судьбы. Многие погибли, кто-то попал в плен. Один из них, пройдя самые страшные фашистские концлагеря с 1942-го по 1945 г., — народный художник СССР и Республики Беларусь легендарный (хотя он не любит таких эпитетов) М.А. Савицкий, узник N 32815, который живет и работает в Минске. Спасибо. Сергей Сергеев".

"У меня есть много интересного материала о моей сестре Рахиль-Раисе Абрамовне Гольдман, которая была военврачом, защитницей Севастополя. Р.В. Бабкина, Петербург".

"Моя двоюродная сестра во время военных действий в Севастополе находилась там на службе. Вероятно, там она и погибла. Ее звали Айя Шлемовна Винницкая. Меня зовут Макс. Израиль, город Ришон-ле-Цион".

А вот воспоминания детей и внуков. Для тех, кто вырос в семьях воинов, память о погибших и пропавших без вести родителях — всегда кровоточащая рана.

"Мой отец, Байкин Сергей Павлович, воентехник 1 ранга, служил в Каче. Наша семья жила на ул. Карла Маркса, 20 (сейчас ул. Б. Морская). В дни обороны эвакуировались на Кавказ. Папа писал каждую неделю. В последнем письме, датированном 19 июня, он писал, что идут сильные бои, но они ждут подмогу и поклялись отстаивать Севастополь. 10 августа 1942 г. мы получили извещение, что папа пропал без вести 3 июля. Мама не верила и долгие годы его ждала. Уже будучи взрослой, в 1957 г. я поехала в Москву, и папин товарищ рассказал, что вместе им довелось быть на м. Херсонес и 35-й батарее. После войны он интересовался судьбой отца у тех товарищей, которые успели вылететь последним самолетом на Большую землю. Папе предложили лететь. Было место, но он отказался. Потом кто-то видел его в колонне пленных с моряками в районе Куликова поля без знаков отличия. Пока была жива мама, она каждое 9 Мая ходила на м. Херсонес. Старшая сестра Нэля уже пять лет живет в Германии. Она смотрела телепередачу "Жди меня", плакала и просила рассказать о нашем отце. Л. Горбачева (Байкина), Севастополь".

"В декабре 1941 г. из Минеральных Вод отправлялся добровольческий батальон ворошиловских стрелков. Там был и мой отец, Кудрявцев Григорий Петрович. Вскоре мы получили от него солдатский "треугольник". Отец не сообщал о месте боев, но я запомнила отдельные строки из письма. Меня он просил слушать маму, а своей маме написал: "Ты не плачь и не горюй, мать моя родная, если в море утону — знать судьба такая". В конце войны к нам в дом пришел незнакомый человек и рассказал, что был рядом с отцом в страшном бою, видел, как он, тяжело раненный, упал и кричал: "Братцы, не покидайте. Помогите!" Но, по словам этого солдата, бой был таким страшным, немцы напирали, что спасать кого-то было просто невозможно". В справке Центрального архива МО указан г. Севастополь — место, где отец пропал без вести. Если вдруг в каких-то архивах, документах Музея героической обороны Севастополя обнаружатся данные о гибели нашего отца, будем очень признательны. В.Г. Фролова (Кудрявцева), г. Минеральные Воды".

"В боях под Севастополем пропал мой отец, Повх Алексей Сергеевич 1911 года рождения. Он официально был младшим лейтенантом. Я из Риги".

"Когда мама получила сообщение о том, что отец пропал без вести в Севастополе 2 июля 1942 г., мне, его сыну, был всего один месяц от рождения. Я так и не познал отцовской любви, доброты, покровительства. Фото — все, что осталось от моего отца, Симяника Ивана Саввовича. Благодарен вам за память. Симяник Александр, г. Харьков".

"Мой отец и его друг участвовали в обороне Севастополя и попали в плен. Три года были в Румынии. Создали там подпольный райком. Сами освободились и пошли навстречу нашей армии. Папа — Павлов Александр Федорович, друг — Чепурин Вениамин Петрович (у него был брат Юлий Чепурин, писатель, он написал сценарий к фильму "Сталинградская битва"). Гончаренко, Московская обл., Раменский район, пос. Удельная".

"Мой дед, старший политрук Потапов Ефим Георгиевич, уроженец Курской обл. (Старосокольский район, дер. Волотово), пропал без вести при обороне Севастополя в июле 1942 г. У меня есть извещение. Светлана Рифтимяки, Финляндия, г. Ваза".

"Мой отец, Шаляпин Андрей Петрович 1922 г. рождения, был в числе тех, кто прикрывал отступление войск из Севастополя. Служил младшим лейтенантом в саперных войсках. Попал в плен. Был в концлагере, насколько я помню, на территории Польши. Освободили его союзные войска. За то, что был в плену, его отправили жить в Эстонию. Здесь исключили из партии. Есть только одна фотография военного времени. На ней шесть человек, в том числе и Шаляпин А.П. Но кто эти люди, когда точно сделана эта фотография, я, к сожалению, не знаю. С уважением Борисова Ольга, Таллинн".

"Мой дедушка, Марченко Григорий Дмитриевич 1898 года рождения, призванный из села Молчановка Сталинградской области, участвовал в обороне Севастополя, был контужен и попал в плен. Я сын участника войны. Отец, ныне покойный, Орлов Александр Васильевич 17.08.1908 г.р., уроженец Саратова, был направлен в Севастополь, там сражался до дня падения города, был ранен, попал в плен, оперирован по ранению в грудную клетку. Потом был в ряде лагерей, в том числе и в Бухенвальде, где за то, что выкрал у офицера газету на немецком языке, был переправлен в Северную Норвегию, в р-н Петсамо. Освобожден американскими войсками, конвоем доставлен в Мурманск, потом в течение семи месяцев был на проверке в Курской обл. В 1956 г. вызывался в Сталиногорский (ныне Новомосковский) КГБ для подтверждения личности одного из генералов (кажется, Иванова), с которым был в плену. Орлов Владимир Александрович, г. Рязань".

"В описываемых событиях принимал участие мой дедушка, капитан водололазного бота. Это был последний корабль, который покинул Севастополь. Мерцалова Инна Борисовна, г. Москва".

"Мой дедушка, Василенко Яков Леонтьевич 02.08.1922 года рождения, уроженец города Бердянска Запорожской области, был участником обороны Севастополя (войска связи). В июле 1942 года был ранен и угнан в плен в Германию. Прошел два концлагеря, работал там на рудниках. Из последнего совершил побег. До 1947 года оставался служить в армии. После уехал в Донбасс. Работал шахтером. Усатюк Оксана. Киев".

"Ищу отца, Казанского Владислава Васильевича, инженер-майора (капитана 2 ранга), пропавшего без вести в 1942 году при защите города Севастополя. По показаниям одного свидетеля, был ранен при штурме

Херсонесского маяка. Рожден ориентировочно в 1912-1914 гг. Окончил Московскую военно-строительную академию им. Куйбышева приблизительно в 1937 году. После окончания академии был направлен на Дальний Восток, откуда переброшен в г. Севастополь. Был женат на Казанской (Герасимовой — девичья фамилия) Надежде Андреевне. Его мать, Казанская (Акантина — девичья фамилия) Евгения Андреевна, проживала в годы войны в г. Куйбышеве".

"Мой дед, Колчин Иосиф Петрович, участвовал в обороне Севастополя в составе 35-й бригады. Он очень мало рассказывал о тех событиях и вообще о войне. Знаю только, что призван был в 1942 году и отправлен на Дальний Восток. Служил на флоте на эскадренном миноносце. Ни номера, ни названия корабля дед не говорил. Их эскадра была переброшена в Черное море. Я слышала только коротенький рассказ о том, как они шли из Владивостока в Черное море вокруг Африки. В Севастополе воевал в морской пехоте. При отступлении их корабль был взорван, дедушку подобрали турецкие рыбаки. Он был ранен в грудь и контужен. Его выходили и переправили через Грузию в Россию. За то, что он был на территории Турции, его хотели отправить в штрафбат, но вмешался его отчим — Колчин Петр (еще одна неизвестная страница в истории нашей семьи). Дедушку отправили снова на Дальний Восток, где он служил до 1947 года. Участвовал в войне с Японией, награжден медалью "За победу над Японией". Обращаюсь ко всем, кто его знал: откликнитесь! Шалыгина".

"Под Севастополем воевал Завидов Константин Андреевич. Отец получил извещение, что он пропал без вести. На войне погибла вся семья — четыре брата", — сообщает Гаврилкина Мария Федоровна из Москвы. (Завидов — двоюродный брат ее отца).

"В 1942 г. в Севастополе погиб мой дед, Чернышев Николай Иванович. Он был призван из Азербайджанской ССР. Был артиллеристом. Чернышев Михаил Павлович, Кострома".

"Мой отец, Шрага Абрам Липманович (1912 г.р.), служил моряком на Дальнем Востоке. В 1941 г. вместе с заводом уехал в Армавир и оттуда был призван на фронт в Севастополь на корабли. Шрага Борис Абрамович, Израиль, г. Хадера".

"Мой отец, Пасечников Виктор Иванович, был защитником Севастополя, его взяли в плен. У меня есть его дневник. Прибылова Серафима Викторовна. Москва".

Телепередачу, посвященную защитникам Севастополя, сопровождал видеоряд фотографий и кинокадров. Как ни удивительно, но многие телезрители смогли разглядеть и узнали на старых снимках (или очень этого хотели!) дорогие лица.

"Узнали своего дядю, Тишкова Ивана Титовича. Воевал в Севастополе. На фото он второй или третий — в тельняшке. У нас осталась его фотография. Племянница Михайлова Мария Савельевна, Белоруссия, г. Гомель".

"Вчера в телепередаче была фотография моего дяди — Багрова Андрея Матвеевича. Дома есть такой же снимок — молодой солдат в пилотке. Он пропал без вести. Апилова Таиса, г. Баку".

"Во вчерашней передаче я увидела фотографию своего дяди, Неганова Павла Александровича 1915 г.р. Он, по сведениям военкомата, в нашей семье считался пропавшим без вести. Фотография, которую показывали, есть в семейном альбоме (портрет красноармейца в пилотке). Клочкова Тамара Алексеевна, Кировская обл., пос. Кикнур".

"В передаче видела фотографию. Мне показалось, что это мой дед Исмаил Пашаевич Сафаров. Звоню из Санкт-Петербурга, Таира".

"В прошлой передаче показывали фотографии защитников Севастополя. Моя мама увидела фото моего отца, Гаврухова Павла Макаровича. Белоруссия, Гродненская область, деревня Бенякони".

"Узнала на показанных фотографиях своего отца, Баранова Егора, Клавдия Егоровна Фисенко, Моск. обл., г. Железнодорожный".

Брата, Нерюева Константина Александровича 1920 г.р. увидела на снимке Вертоусова Тамара из Москвы.

Отозвались сотни людей из больших городов и маленьких поселков, из аулов, хуторов, из различных стран и континентов… США, Канада, Норвегия, Германия, Израиль, Австралия, республики бывшего Союза, вся Средняя Азия и Прибалтика, весь Кавказ… Кажется, стерлись границы между государствами, когда зашел разговор о судьбе людей, отстаивающих свою землю.

Прошли десятилетия после войны, родственники защитников разъехались по всему земному шару, но память о Севастополе, где воевали отцы и деды, жива. И потому призыв вспомнить последних воинов, сражавшихся на херсонесском побережье, объединил многих людей. Можно не сомневаться, что их совместные усилия послужат благородному делу создания пантеона памяти не месте 35-й береговой батареи.

Другие статьи этого номера