Вместе, а не врозь

С фермером из Верхнесадового Николаем Кутеповым не виделись… Даже не берусь сказать точно, сколько лет не пересекались наши пути-дороги. Много, очень много лет. Гадал, что за это время фермеров, Николая Кутепова в том числе, в наших селах давно упразднили как класс. Крупные агропредприятия, и те сыплются, бывает, в один день. А в нашем случае крестьянин — единоличник. Оказывается, ошибся. Вернувшись в редакцию с задания, в двери своей рабочей комнаты обнаружил ламинированную визитку с портретом давнего знакомого. На снимке Николай Кутепов предстал поседевшим. Усы обрамляют глубокие морщины. Но мужик еще ничего — справный. Главное — не фотография, а подпись под ней: «Председатель правления Севастопольской городской ассоциации фермерских крестьянских хозяйств». Ни больше ни меньше. К визитке приложена записка — приглашение к разговору. Почему бы и не поговорить, тем более, что для этого есть повод: на свою нынешнюю должность Николай Кутепов избран 1 апреля. Наконец встретились.- Николай Иванович, за серьезное дело принялись, и вдруг… 1 апреля.

— А мы несуеверны. Если за что-то беремся, то без дураков.

— Сколько раз уже предпринимались попытки объединить севастопольских фермеров в ассоциацию?

— Мне известны пять попыток.

— И почему ваши предшественники в конце концов не справились с поставленной задачей?

— Очевидно, в нашей среде не обнаружилось лидера, способного объединить людей.

— И вы явились тем самым лидером?

— К лидерам себя не отношу. Но кое-какие наработки имею. Дело не в особых качествах. Может, моим предшественникам не хватило опыта.

— Скажете такое. Ведь до вас возглавить в Севастополе фермерское движение брался бывший директор совхоза!

— А вы не подумали о том, что опыт "красного директора" и явился помехой на совершенно новом для него поприще.

— Как удалось собрать фермеров для решения организационных вопросов по созданию или воссозданию ассоциации? Ведь после пяти провалов можно самым лучшим надеждам ручкой помахать.

— В печатных средствах массовой информации, в том числе и в "Славе Севастополя+", я разместил объявление соответствующего содержания. Встретимся, дескать, в Верхнесадовом. На мое приглашение откликнулся 21 человек. В настоящее время членство в ассоциации фермерских крестьянских хозяйств оформили еще 12 человек. Есть база для дальнейшего роста, ведь в севастопольских селах насчитывается в пределах восьмидесяти фермеров. Отрадно, что среди них немало молодежи.

— Что все-таки толкнуло ваших собратьев объединиться в виртуальный "колхоз"?

— Вы правы, ощущается груз сомнений в успехе очередной попытки создания действенной организации. Еще весомей груз схожих трудно решаемых проблем. На двух-трехгектарные наши наделы нужна особая техника. Не в восторге от наших просьб о кредитах в банках.

— Ох, нелегко же будет оправдывать оказанное вам доверие. У вас есть убедительные аргументы?

— По-моему, мне удалось убедить друзей-фермеров, что нас лучше услышат не каждого в отдельности, а организованных в ассоциацию. Я успел совершить поездку в Киев, где зарегистрировал Севастопольскую городскую ассоциацию фермерских крестьянских хозяйств во Всеукраинской ассоциации фермеров, а также в Фонде поддержки фермеров. Кстати, если фонду представить дельный бизнес-план, то можно надеяться на безвозмездное частичное или полное финансирование. Ощутим интерес к украинским фермерским хозяйствам вообще и севастопольским в частности иностранных инвесторов. Имеются каналы оснащения мелких хозяйств техникой по лизингу.

— Есть нерешенные вопросы и на месте…

— Само собой. Затруднено оформление документов, которые закрепляют право фермеров на землю. Подготовка необходимых бумаг требует уймы времени и денег. Затруднен сбыт нашей продукции. О месте на рынке нельзя и мечтать. Посредник же свое дело знает. Да не по одному они ходят, а тучами. Вы понимаете, бюрократу, всякого рода захребетникам легче противостоять вместе, а не врозь. Слава Богу, мы находим понимание в ведающем вопросами агропромышленного комплекса управлении городской государственной администрации. Туда тоже сподручнее ходить не по одному, а "от имени и по поручению" с совместно выработанными позицией и предложениями.

— Что представляет собой ваше, Николай Иванович, хозяйство?

— Десяток коров, "шлейф" молодняка, двадцать гектаров пашни под кормовыми и зерновыми культурами.

— Откуда у вас найдется время на отлучки по общим фермерским делам? Тут у себя пахать надо. Наверное, батраков держите?

— Откуда батраки? Члены семьи, родственники выручают. В занятии, как вы выразились, общими "фермерскими делами" хочу помочь и друзьям-фермерам, и свой личный интерес вижу. Без него — никуда. 20 гектаров обрабатываемой земли — и ни одной механической рабочей силы под рукой. Нормально? Все нанимаю: пахать, сеять, убирать… Мало того, что это дорого, ведь ко мне на выручку едут, поправ лучшие сроки, после того, как управятся у себя…

— Хорошее стремление уйти от состояния, при котором фермер, образно говоря, варится в собственном соку. Почему бы ассоциации в целом не заявить о себе в городе?

— Как?

— Можно, например, провести выставку-продажу продукции, вырабатываемой фермерскими хозяйствами…

— Спасибо. Хорошая идея. Дайте время на ноги встать.

— Очень хочется, чтобы встали. Спасибо за беседу.

Другие статьи этого номера