Стою на полустаночке…

В прошлом у нас долго не ломали головы над названиями пригородов. Под рукой всегда было имя владельца того или иного уголка обширной территории. Так на карте окрестностей Севастополя легко находим Торопову дачу, балку Бермана, Джаншиев хутор. Верно, уважаемый читатель, Максимова дача из этого же ряда. Но рассказ наш о Мекензиевых горах.

ОСТРОВ НЕВЕЗЕНИЯ

В 1783 году в просторную бухту, где еще предстояло основать Севастополь, вошло соединение российских военных кораблей. Командовал им адмирал Ф.А.Клокачев. Скоро потребовалось его присутствие в пунктах постоянного на то время базирования флота. За командира на новом месте был оставлен адмирал Ф.Ф.Мекензи.

При нем состоялось открытие военно-морского госпиталя в районе нынешней Сухарной балки. С именем адмирала связывают и строительство дома командира, пристани, кузницы, а также закладку храма Николая Чудотворца.

Нам может показаться странным выбор отдельных высоких флотских начальников. Некоторые из них, Федор Ушаков например, предпочитали дачу не у моря, а вдали от него. Видимо, такими же привязанностями отличался и Ф.Ф.Мекензи. Иначе с какой стати с его именем связывают массив вздыбленной земли на подступах к городу. Хотя вполне вероятно, что здесь адмирал искал вовсе не уединения, а строил линию укреплений.

В течение многих десятилетий Ф.Ф.Мекензи не забывали. Вот и железнодорожную станцию и примыкающий к ней поселок назвали без затей, но предельно понятно — Мекензиевы Горы. Как же иначе?

Но это история. Какими заботами и хлопотами живет тысячное население поселка в настоящее время? Мой первый собеседник — председатель поселковой ветеранской организации Нина Александровна Овечко. Наискосок от вокзала железнодорожной станции мы, с опаской оглядываясь по сторонам, пересекаем не остывающие нынче круглые сутки от колес непрерывно бегущих поездов рельсы. Проход через них замостили неравномерными обрезками шпал. Взрослый по настилу еще пройдет, а вот пересечь железнодорожное полотно пожилому человеку, молодой маме с коляской весьма и весьма трудно.

Все же мы оказались на Путейской. Если проход пешеходам на эту улицу затруднен, то для машин, в том числе пожарных и карет "скорой помощи", она вообще закрыта. Не улица, а настоящий остров невезения. Ведь и с севера, и с юга, с запада и востока улица обрамлена дорогами. Железными. Свое название — Путейская — улица носит оправданно.

— Однажды горел вот тот дом… — Нине Александровне забыть бы происшествие семилетней давности. Пора бы. Но как забудешь, если вышедшее из-под контроля пламя пожарные наблюдали со стороны. Ни подъехать к месту события, ни шланги с водой перебросить. Только окольными дорогами при случае можно добраться на Центральную (звучит-то как!), Лесную, Дорожную и некоторые другие улицы.

На железной дороге не угасло движение, заданное еще министром Кирпой. И сегодня можно любоваться отремонтированными постройками железнодорожных станций от Севастополя до Киева, Донецка, Львова, Харькова… Обновлены также здание вокзала, другие объекты и на станции Мекензиевы Горы. Но самая острая здесь проблема день ото дня становится все острее. Где-то за близким горизонтом подняли объекты нового донельзя продвинутого предприятия. А присутствие его ощущается на Мекензиевых Горах. Еще как ощущается.

К предприятию проложена сеть маневровых путей. Усложнившиеся условия бытия местного населения, в особенности стариков, заставили Н.А.Овечко поднатореть в сути проблем неженского характера.

— По технологии опрессовка тормозных систем формируемых железнодорожных составов требует минимум два часа, — говорит Нина Александровна. — На этот достаточно значительный отрезок времени очень часто закрыт переезд.

Но жизнь при этом вокруг не замирает. Прибывают и убывают пассажирские поезда. Доступ к ним неприспособленных летать пассажиров крайне сложен. Выход один: с чемоданами и баулами с немалым риском лезть под вагоны либо под палящим солнцем обходить составы стороной.

Пока обошлось без человеческих жертв. Но как-то велосипед, рассказывают люди, помяло так, что владельцу пришлось расстаться с ним. Какой в сложившихся обстоятельствах видится выход?

— Надо, очень необходимо построить пешеходный переход, — убеждена Н.А.Овечко. — Функционирование появившихся рядом предприятий не должно ухудшать условия жизни местного населения.

НИША В ЖИЗНИ

Застывшие на часы поезда — серьезная помеха и в движении пассажирского автотранспорта. С этой наболевшей темы начался также и мой разговор с руководителем частного автобусного предприятия "Магистраль Юг" Виктором Рыковым. Ни автобусу проехать, ни людям к нему подойти. Намаялись же автомобилисты с железнодорожными составами. Но к Виктору Михайловичу я пришел с иным разговором.

Мекензиевы Горы — не мегаполис. Насущные проблемы здесь оголены и вопиют. В советский период поселок избрали как место дислокации райсельхозтехники, сельхозхимии и других предприятий, коллективы которых были призваны обслуживать ближайшие и дальние агропредприятия. К райсельхозтехнике и сельхозхимии добавим, например, еще ПМК-45. Они и поработать не успели, как ударили процессы реформирования сельского хозяйства. Удачного реформирования, неудачного — речь не об этом, но реформирования.

У сельчан не отпала необходимость ни в ремонте своей техники, ни в поставках удобрений и химических средств защиты растений от болезней и вредителей. Но случилось так, что из претерпевших коренные изменения схем обслуживания агропредприятий неожиданно выпали и райсельхозтехника, и райагрохим, и ПМК-45. Кто-то может упрекнуть их руководителей в неумении найти свою нишу в меняющихся условиях жизни.

Но выживает кто как может. В отдельных цехах райсельхозтехники (рука потянулась написать: "Бывшей райсельхозтехники", но вдруг не бывшей) запахло не моторной смазкой, не металлической стружкой, а древесиной. Там взялись за выпуск мебели. Райагрохим, преобразованный в открытое акционерное общество, по-моему живет исключительно за счет предоставления в аренду оставшихся в наследство с советских времен обширной территории и помещений. У "химиков" сразу четыре "квартиранта", в том числе и "Магистраль Юг". Вот они и демонстрируют способность быть востребованными в меняющейся стране. Растет техническая оснащенность "Магистрали Юг". Предприятием оформлена пара лицензий на предоставление дополнительных услуг. Дела автомобилистов идут таким образом, что появилась возможность не отказывать в льготах ветеранам труда из числа местных жителей. Изыскиваются средства также для оказания благотворительной помощи по другим направлениям.

Неплохо идут дела и на предприятии "Трансмост". Об этом свидетельствуют новейшая техника, сам вид производственных помещений. И действующая проходная со строгой стражей — не последнее дело.

Заметно движение людей в металлическом ангаре, где налажен выпуск облицовочной плитки.

Отмирание старого и трудное, но неотвратимое рождение нового… Рельефнее, более зримо это наблюдается не в городе, а в таких поселках, как Мекензиевы Горы.

КЛОНДАЙК С ЗАПАШКОМ

Более заметны здесь и проблемы. На Мекензиевых Горах они не только вот так сразу в глаза бросаются, но и в нос шибают. Аккурат напротив поселковой промзоны расположена бывшая городская свалка. Сам себе и возражу: какая же она бывшая, если покрытую асфальтом дорогу к ней не удосужились забаррикадировать железобетонными блоками или камнями, желательно в 2-3 тонны весом. Без надежных заграждений на территорию, которую где-то выдают за рекультивированную, по-прежнему прут грузовики со всевозможным мусором: строительным, бытовым, не исключаю, что и с токсичным. И до явных безобразий нет никому дела.

Со времени закрытия свалки никуда не уходили лица без определенных места жительства и занятий. Здесь их клондайк. Нечто извлекается из недр свалки, тут же обжигается. Не далее как полмесяца назад огонь от разложенного у свалки костра перебросился на соседнее лавандовое поле ЗАО имени Софьи Перовской. Значительная его часть превращена в пепел. Когда возникают ситуации, из ряда вон выходящие, заведующий базой ОАО "Райагрохим" Владимир Протас за телефонную трубку хватается. А ему, случается, из города отвечают: "Мы устали на Мекензиевы Горы по поводу чрезвычайных ситуаций выезжать".

Н.А.Овечко буквально настояла на том, чтобы прошлись за ближайшую околицу, туда, где дорога ведет к дачным участкам. Ее обочины завалены мусором. Упакованный в мешки, он, судя по всему, не принесен, а привезен на машинах.

— Раньше на этом месте мы собирали грибы, — с глубокой грустью в голосе произнесла Нина Александровна.

Как не отчаиваться, если поселок буквально тонет в отходах. Контейнеров для их сбора негусто.

В регионе проживают депутаты районного и городского уровней. Налажен прием ими граждан. Конечно, им известно и о непреодолимом переезде, и о доступной закрытой свалке, и о замусоренных обочинах, и о нуждах жителей улицы Путейской. Нет сомнения в том, что депутаты доносят куда надо тревоги своих избирателей. Но достаточно ли настойчиво, коль мало, очень мало что меняется в поселке Мекензиевы Горы.

Хотя Н.А.Овечко отметила налаженную в этом году подачу холодной воды на постоянной основе. Нина Александровна связывает это с вмешательством в ситуацию главы городской госадминистрации С.В.Куницына.

Стабилизация водоснабжения — не пустячный вопрос в условиях отдаленного поселка. Но он благополучно решен, как могут и должны быть решены другие проблемы.

Другие статьи этого номера