Пешеходная зона — «зона» для пешеходов

В пешеходной зоне в Балаклаве созданы все условия для пешеходов. Им разрешено передвигаться строем и с разрешения охраны. По праздникам движение осуществляется по проезжей части. И только при строгом соблюдении всех понятий «зоны». Шаг вправо, шаг влево, касание припаркованных джипов руками или другими частями тела, а также попытка к бегству от приближающегося транспорта караются без предупреждения. Меры воздействия на осужденных (пардон — обреченных) к пешеходству варьируются от рева сигнализации до прямых мер воздействия.Большую опасность для спокойствия Балаклавы представляют местные жители, привыкшие в застойные времена ходить по так называемым пешеходным дорожкам. Отучить их от этих архаистических предрассудков пока не удается. Они норовят пройти там, где еще месяц-два назад были никому не нужные тротуары и скверы. Ну какая польза бюджету от тех тротуаров? Всякие пенсионеры ходят бесплатно. Или мамашки с колясками катаются. Что они местному бюджету оставят? Пакеты из-под кефира или бумажки от мороженого? Убирай потом за ними и другими наркоманами. Где сил и средств набраться?!

Другое дело — парковка. Порядок и чистота гарантированы. В худшем случае — батарея пивных бутылок. Но это — доход парковщика. Подтеки масла? А вы хотели конские "орешки"? Чай, не XVIII век на дворе. По правую руку улицы имени товарища Калича деревья пришлось потеснить. Но корни плиткой обложили, чтобы те же пешеходы не затоптали в случае прорыва их на узкую тропочку на территории бывшего сквера. Оставшуюся площадь поделили палаточники-лоточники с сувенирами. Стоимость такого торгового места (реальную) не назовет ни один из предпринимателей. Не враг же он себе.

По левую сторону улицы, у стен Балаклавского центра культуры и досуга, пешеходную дорожку снесли уже в последнюю очередь. Строители обещали тропку-ниточку под стеночкой проложить, где бы гуськом, полуприсядью, хотя бы по ночам могли пешеходы красться. Но сегодня на этой еретической мысли поставлен жирный крест. Если кто решит вблизи рассмотреть мемориальную доску на заборе храма культуры — не рискуйте бегать меж крутых машин. На доске той ничего примечательного нет. Какой-то Адам Мицкевич нарисован. Кто он вам, дядя родной?

Уцелевшим на этом участке древней Балаклавы пешеходам будет интересно понаблюдать за манипуляциями автопарковщиков. Они еще и руками машут, загоняя машины в лузы своих полей, и на калькуляторах чеки "вышивают". Но зазевавшийся пешеход-наблюдатель может сам оказаться запертым среди машин в самом непредсказуемом месте. Пленница автопарковок — Леся Украинка работы местного мастера — обреченно взирает на притирание машин с видом бригадира парковки. Во угораздило в историю вляпаться! В руках — не то рулон билетов на маршрутку, не то жмак газет рекламного толка из почтового ящика. В глазах — тоска. Да тут еще истошными голосами десятки сирен зовут на прогулку по морю. То ли послушать сказки местных стихоплеток, то ли искупаться под аккомпанемент бредовых рассказов над местом упокоения "Черного принца" среди свежевзвешенных в морском прибое канализационных выбросов из-под Крепостной горы.

Ошалевший от вида Балаклавской бухты турист с криком "Да ты дивись! Який гарний ставок!" спускает штаны и ныряет прямо в "лягушатник". Если его некому образумить, он будет плескаться в этом "бульоне" до вечера. Не обладая иммунитетом местных жителей к местной заразе, гость обречен по осени ходить по кожвендиспансерам в своем городе в надежде вылечить прыщи или дегтем прижигать их на хуторе. Да тут еще и бабка-кукурузница готова облагодетельствовать фланирующую по набережной публику. Кукурузка у нее отборная, сладкая! Ну прямо волшебная! А слабит, как настоящая. Если отведал ее по дороге на пляж — из моря часа два не выйдешь, даже при холодной воде, на зависть всем "моржам". Туалетов-то на берегу негусто.

На пути с пляжа вообще впросак попасть можно: когда еще на маршрутке или автобусе доберешься до снятой квартиры. По первой просьбе вас в винограднике высадят. Но подбирать никто не будет. А там рядки ровные, чистые, ухоженные. Далеко видать. Ни присесть, ни прислониться. Короче, набегаешься. Уж лучше поголодать.

Для столичного люда, привыкшего к обилию выхлопных газов автотранспорта, можно порекомендовать собранные вдоль дорог местными "аграриями" вишенки, абрикосы, шелковицу. Весь букет таблицы Менделеева в вашем распоряжении. Внешний вид придорожных "аграриев", сменивших на недельку сбор пивных бутылок на сбор дикоросов вдоль дорог, — тому залог. Лица и руки их загорелые, словно из бронзы отлитые, а затем подкопченные. С многочисленными вкраплениями других металлов и редкоземельных элементов.

Но вернемся к пешеходам. За особо распоясавшимися представителями этого класса на набережной охотятся мопедисты. Это на автотрассах водители Камазов называют их "хрустиками". А здесь мопедист — гроза пешеходов. Практикуется прокат мопедов без залога. Полтора десятка мокиков — на выбор, прямо на набережной. Забавно наблюдать, как пешеход платит деньги, превращается в кентавра и сам, уже на колесах, гоняет своих братьев между скамеек, мусорных урн, фонарных столбов, вазонов с кипарисами и столиков туроператоров.

Но квинтэссенцией пешеходной зоны является тропа на утес восточного мыса Балаклавской бухты. Здесь справа — колючая проволока в лучших традициях ГУЛАГа. Обманула фирма, обещавшая снести все старые архитектурные формы вместе с квартиркой Леси и демонтировать "колючку" позднего "cовка". Выполнила только первую часть обещания. Увенчанный ржавой "колючкой" забор в два метра высотой — с одной стороны. С другой — отвесные скалы, уходящие к руинам крепости. Обзор бухты закрыт кладкой времен восьмидесятых годов прошлого века. Пешеход здесь может смирить свою гордыню, сцепить кисти рук сзади на поясе или за головой. Обзор — только спина впереди идущего. Тропа узкая, обогнать попутчика невозможно. Запах специфический. Это — единственное место на маршруте, где не умеющий плавать турист может справить естественные надобности. Днем ли, ночью ли. С туалетами, извините, проблемы. Мыслей о побеге нет и быть не может. Окрики экскурсовода дополняют картину будущей курортной "зоны". Вот так и надлежит пешеходу по Балаклаве бродить. "Зона" — она и в Балаклаве "зона".

Другие статьи этого номера