Ушаковка издали и вблизи, или Деревенька моя

На пятом километре от Балаклавы, чуть-чуть в стороне от бойкого большака, расположен крохотный поселочек. Годами езжу мимо него на работу и домой, но все было недосуг посмотреть на него не издали, а вблизи. Наконец, сделал-таки остановки. Сразу две. По пути в Севастополь и назад. Одной явно оказалось мало. Досадно, что не решился на это раньше. Именно в таких населенных пунктах многие наши заморочки становятся более понятными.Валерий Николаевич и Мария Михайловна Тарасовы — типичные жители Ушаковки. Мария Михайловна проживает в поселке (трудно представить) с 1949 года. Валерий Николаевич приехал сюда на постоянное место жительства полтора десятка лет спустя. Без запиночки супруги называют славные имена прекрасных женщин, которые поочередно возглавляли сформированную в Ушаковке бригаду виноградарей, — это Екатерина Астапова и Тамара Майборода, Лина Соловьева и Валя Галашкина…

— Одно время в селе была животноводческая ферма, — вспоминает Мария Михайловна.

Свыше двух десятков лет Валерий Николаевич работал в агрофирме "Золотая балка" сварщиком. Не сидела дома сложа руки и его жена. Мария Михайловна поделилась не лишенной драматизма историей более чем полувековой давности о том, как она обрела крышу над головой в бывшем нежилом здании. Сколько трудов потребовалось вложить, чтобы наладить домашний уют!

Домик супругов расположен на улице Клубной. На ней действительно некогда был клуб. В Ушаковке также вполне могли быть и улица Школьная, и улица Магазинная. Ведь в свое время село располагало учреждениями торговли и образования, но улиц на все возможные названия не хватило. В Ушаковке их всего две. О Клубной уже сказано. Назови вторую улицу при закрытых глазах — и человеку впечатлительному может показаться, что он находится не где-нибудь, а в самой Москве. Улица — я бы назвал ее центральной — называется Неглинной. Каково?

Ларчик открывается просто. Надежда Николаевна Ткаченко — из переселенцев первой волны. В послевоенные годы в опустошенный войной Крым устремился организованный людской поток из областей центральной полосы России. Сейчас можно прочитать утверждения о том, что россияне не закрепились на новом месте. Это не совсем так. Надежда Николаевна как раз родом из Московской области. Кто-то из ее земляков и предложил назвать улицу в Ушаковке так, чтобы постоянно вспоминать малую родину.

Ушаковка. Имя поселочка тоже слетело отнюдь не с потолка. "Ушакова поселок — Ушакова-1, Ушакова-2, Ушакова-3 — новые застройки в районе 5-го километра Балаклавского шоссе, — пишет в одном из своих трудов севастопольский историк Владимир Шавшин, — названы они именем Федора Федоровича Ушакова не случайно. Недалеко от них ранее находился хутор, принадлежавший адмиралу. Поэтому небольшой поселок у 10-го километра Балаклавского шоссе до сих пор носит неофициальное название Ушаковка".

Почему, право, неофициальное? В середине 90-х годов прошлого века горсоветом утверждался официальный список населенных пунктов Большого Севастополя. И в нем значатся и Ушаково — поселок 7-го километра Балаклавского шоссе, и Ушаковка — поселок 11-го километра Балаклавского шоссе. Надежда Николаевна Ткаченко говорит, что в районной госадминистрации ей сказали, что с недавних пор с карты района исчез поселок Ушаковка, есть поселок 11-го километра Балаклавского шоссе. Неужели так лучше? Но мы все-таки в своей публикации будем называть его так, как называет большинство жителей, — Ушаковкой.

Печально, конечно, что еще в советский период Ушаковка начала нести потери. Еще тогда закрыли начальную школу, защелкнули замок на двери клуба и забросили неведомо куда ключ от него. В начале 90-х годов прошлого века настал черед магазина. Группа родителей малолетних детей во главе с механиком Леонидом Диордиевым пришла к прежнему руководству "Золотой балки" с предложением отдать опустевшее здание под детский клуб. Отказали под предлогом, что бывший магазин обещан медикам. Результат прогнозируемый: от вполне пригодного для использования здания остался остов.

К Ушаковке примыкает поле. Пяток лет назад оно обрабатывалось. В настоящее время заброшено. Виноградники у шоссе на Севастополь имеют более-менее пристойный вид. Как-никак, мимо ездят начальствующие лица. А выйди за Ушаковку с противоположной стороны, за живописную балочку, — предстает иная картина: заросшие бурьяном междурядья, дичающие лозы. Все взаимосвязано: сначала уходят клуб, школа, магазин, за ними — поле, виноградники… В данном случае речь не только об Ушаковке.

Кто в поселке формальный или неформальный лидер? Супруги Тарасовы, Леонид Диордиев и другие ушаковцы, не сговариваясь, дружно указали на Виктора Яковлевича Ткаченко. Какими-либо полномочиями он не наделен. Но, уверен, соберись сход граждан Ушаковки, за Виктора Яковлевича проголосовали бы все, чтобы на общественных началах он возглавил орган местного самоуправления. Но никто, кому это в районной госадминистрации положено по должности, такой сход не проводит. Приходится строить догадки. Чиновник не решается выдвигать на должность лидера поселка человека удобного, послушного, зная, что такая кандидатура не пройдет. А такие люди, как Виктор Ткаченко или Леонид Диордиев, неудобны начальству. Так сход и не проводился. Не выдвигаться же Виктору Яковлевичу самому. Демократия в Ушаковке до этого еще не дошла.

Тем не менее это не мешает беспокойному, болеющему за дело человеку где только можно хлопотать о нуждах ушаковцев. Я попросил неформального лидера назвать самые застарелые проблемы поселка. Полагал, что это будут водоснабжение, обеспечение продуктами — магазина-то в Ушаковке нет.

— С тех пор, как наш водопровод передали водоканалу, слава Богу, с водой порядок. А то, случалось, воду для питья привозили, а огороды горели синим пламенем, — ответил Виктор Ткаченко.

О продуктах он ничего не сказал, а первой назвал проблему санитарной очистки села. Более десяти лет из Ушаковки никто не вывозит мусор. Его уже достаточно много накопилось на околице. По этому поводу Виктором Яковлевичем проводился сход граждан. Все согласились коллективно нести расходы по ликвидации свалки. Каждый из 25 дворов готов заключить договор на вывоз мусора. Заручившись поддержкой земляков, Виктор Ткаченко побывал и в районной госадминистрации, и в РЭП-12. Никто не отказывал в помощи. Но дальше обещаний дело не сдвинулось, сколько неформальный лидер по руководящим кабинетам ни ходил. Легко представить, что говорят ушаковцы о районном руководстве. Нет необходимости их отзывы здесь воспроизводить. Они известны. Неужели в масштабах Балаклавы стихийная свалка столь неподъемна? Тем более, если жители проявили готовность оплатить ее ликвидацию. Их бы поддержать, но не тут-то было.

Мы вершим действительно масштабные дела, а вот у стихийной свалки руки разводим. Не решаемся площадку залить бетоном и установить на ней пару-тройку контейнеров под мусор. Трудно понять, как не помочь людям, как оставаться безразличным к месту, где сам живешь.

Тема санитарной очистки территорий актуальна везде, но есть проблема, характерная лишь для отдельных сел, в том числе и для крохотульки Ушаковки. Поселок граничит с живописнейшей балкой. Рядом с ней в высокой дикой растительности годами формируется стихийное… Везет же нам сегодня с этим словом. Итак, формируется стихийное кладбище. Стихийное — и этим сказано все. Хоронят здесь полулегально. Иногда под покровом ночи. Без оркестра, без молитвы, без причитаний в голос. Не унизительно ли для умерших? В девяти из десяти случаев несут и везут сюда покойников не из Ушаковки даже, а из микрорайона Камышовой бухты, например с Северной стороны — со всего города. Проснутся ушаковцы утром, а на кладбище свежая могила, а то и две.

Леонид Диордиев показал мне последние именно две. Покойников предали земле аккурат на дне ливнестока. В настоящее время дно сухое. Что произойдет с захоронениями после обильных осадков?

— Беспредел, — подвел итог Виктор Ткаченко.

— Что можно сделать? — спрашиваю.

— На крестах, памятниках фамилии написаны, — отвечает Виктор Яковлевич, — при желании можно найти близких родственников. Оштрафовать.

— Наши штрафы такие, что лишены воспитательного начала, — отвечаю, — кого ими напугаешь?

— Суд есть, — горячится собеседник. — Власть, наконец.

А почему, собственно, не обремененные честью и совестью граждане ушаковцам умерших родственников подбрасывают?

— На кладбище 5-го километра, слышал, 300-400 долларов "на лапу" требуют только за место, — версия Леонида Диордиева.

Если это так, то уместен вопрос: а власть над теми людьми есть?

Ушаковка — это приблизительно четверть сотни домов и домишек менее ста жителей. Избирателей всего ничего. Надо ли для них стараться? Где-то кто-то, видимо, решил: не следует.

Ушаковка без объектов социальной сферы, без рабочих мест, но со стихийными кладбищами и свалкой… Тем не менее когда-то Марии Тарасовой в Балаклаве предоставили квартиру. Трехкомнатную! Отказалась. Значительную часть жизни супруги Ткаченко прожили в микрорайоне Стрелецкой бухты. Но счастливыми почувствовали себя в Ушаковке. За усадьбу здесь предлагают свыше 120 тысяч условных единиц. Никто на них не соглашается.

Такие пироги.

Другие статьи этого номера