Реформа ЖКХ: (не)действующие лица и (не)исполнители

Когда над жилищно-коммунальным хозяйством Севастополя «зареяло» слово «реформа» — у нас появилась надежда. Надежда на то, что мы наконец-то распрощаемся с классическими полупьяными сантехниками и электриками, появлявшимися в наших квартирах после настойчивых обращений в рэпы. Надежда на то, что мы наконец-то увидим собственные балконы отремонтированными и перестанем спотыкаться о вывороченные куски асфальта в наших дворах…Главное управление жилищно-коммунального хозяйства как одно из основных действующих лиц, призванных воплотить надежды в реальность, потребовало повысить тарифы на услуги предприятий, осуществляющих тепло-, водо- и электроснабжение, вывоз мусора и уборку придомовой территории. По мнению депутатов городского совета, такое повышение тарифов было оправданным только при обязательном условии повышения качества обслуживания жилищного фонда, а этого можно было достичь только на основе реформирования всей системы ЖКХ.

Смысл любой реформы заключается в преобразовании, изменении, переустройстве какой-либо стороны общественной жизни (порядков, институтов, учреждений). При этом реформами обычно называют более или менее прогрессивное преобразование. Именно в расчете на это Севастопольский городской совет поставил перед городской государственной администрацией первостепенную задачу: преобразовать систему оказания услуг ЖКХ, предусмотреть такой механизм расчетов за услуги, при котором горожане могли бы реально влиять на качество предоставляемых услуг. Указанная задача определяла саму возможность осуществления реформы в городе, где мощности ЖКХ — водотеплотрассы — изношены до предела и нуждаются в обновлении, в городе, где износ коммунальной инфраструктуры составляет более 70% и увеличивается ежегодно на 2-3%, в городе, где 30% основных фондов УЖКХ уже полностью отслужили нормативные сроки.

Что же произошло на деле? Из штатного состава рэпов были выведены непосредственные исполнители работ по эксплуатации и ремонту и рассредоточены не просто по отдельным предприятиям, а по предприятиям-монополистам. За вызов того же сантехника, вчерашнего работника рэпа, стала требоваться отдельная и отнюдь не маленькая плата. Сами объекты ремонта — трубы, стояки, батареи, краны — вдруг оказались в сфере внимания разных ведомств. Трубой до батареи занимается предприятие-монополист, а батареей — рэп. Текущие (негреющие) трубы и батареи (краны, раковины) не оставляли жильцам времени для выяснений, к кому и куда обращаться. Чаще всего они шли к народному умельцу дяде Васе, живущему по соседству, или спешно звонили по рекламным объявлениям, предлагающим "быстро и за разумную плату решить все проблемы". Проблемы, спору нет, решались быстро, но вот представления о разумности цены были весьма различными у тех, кто оказывал услугу, и у тех, кто был вынужден её оплачивать помимо увеличившихся коммунальных платежей. Мы стали платить больше, но по-прежнему заходим в неубранные подъезды и дворы, пытаемся реанимировать холодные батареи и ставим тазики, чтобы собрать воду, стекающую с потолка. Мы по-прежнему не имеем возможности влиять на качество предоставляемых коммунальных услуг.

Все разговоры о том, что реформа ЖКХ буксует, — это от лукавого. Реформы ЖКХ в Севастополе просто нет. Беспорядочные действия, которые совершаются сегодня в сфере ЖКХ, не могут привести к качественным изменениям в городском хозяйстве, поскольку данные манипуляции осуществляются в системе привычных порядков и учреждений. Среди основных действующих лиц, призванных реформировать городское хозяйство, — тот же рэп с усеченными полномочиями, те же предприятия-монополисты, единственной целью которых является стремление в очередной раз доказать необходимость их дотирования, та же управляющая структура в лице УЖКХ, требующая повышения тарифов. Что называется, всё те же и всё там же. А кто "на новенького"? Кого следует рассматривать в качестве той силы, которая вдруг возьмет да и повлияет на качество предоставляемых коммунальных услуг, и существует ли она, эта сила?

Да, существует, и называется эта сила ОСМД — общество совладельцев многоквартирных домов. Чувствую облегченный вздох чиновника, который говорит: "Ну уж эти-то точно никогда не смогут повлиять на ситуацию!" Слышу и разочарованный возглас самих совладельцев многоквартирных домов: "Ну есть у нас ОСМД, а толку?.."

Толку действительно никакого, поскольку ОСМД сегодня не рассматривается чиновниками в качестве ключевого начала реформы ЖКХ, по старинке-то проще. ОСМД сегодня — это довольно редкое общественное образование, вынужденное действовать, точнее, бездействовать, в системе "рэп — предприятие-монополист — УЖКХ", в системе, где присутствие ОСМД и не предполагается. Вокруг ОСМД нет поддерживающей его инфраструктуры: консультационно-юридической службы, предприятий, альтернативных рэпам, не определен и порядок взаимодействия сообщества жильцов и УЖКХ на всех этапах становления и деятельности ОСМД. О возможности взаимодействия жильцов с управляющими компаниями в Севастополе вообще мало кто слышал. Существующая система "рэп — предприятие-монополист — УЖКЖ" отводит ОСМД только одну роль — просителя, вынужденного кланяться, роль, от которой вообще-то и призвана избавить нас реформа городского хозяйства. В этой системе ОСМД может только что-либо констатировать: факт поломки, непредоставления услуги, аварийного состояния, но реально повлиять на решение проблемы — сомнительно!

В системе "управляющая компания — предприятия, оказывающие коммунальные услуги на принципах конкуренции" ОСМД становится ключевой фигурой, поскольку имеет статус юридического лица, обладает собственным счетом, на котором депонируются коммунальные платежи, возможностью по собственному усмотрению нанимать работников и, следовательно, контролировать качество предоставляемых услуг и выстраивать свои отношения с УЖКХ на правах требовательного партнера.

Что же заставляет "реформаторов" так упорно держаться за полуразрушенные рэпы и предприятия-монополии, тонущие в долгах и требующие с остервенелостью голодных кукушат повышения тарифов?

Предлагаю информацию к размышлению. Если сами жильцы собирают деньги на счете ОСМД, сами определяют объем необходимых работ, сами выбирают их исполнителей и контролируют качество, то откуда возьмутся деньги на "откаты"? Если все нежилые помещения в доме, находящемся в управлении ОСМД, могут быть по решению жильцов сданы в аренду с целью пополнения "копилки" конкретного дома, то откуда возьмутся поводы для получения взяток чиновниками? Если сами жильцы будут решать, расположить ли в доме магазин, торгующий спиртным, или клуб для подростков, то что останется на долю чиновничьей братии?

Сегодня ОСМД интересует чиновников только как возможность "сбыть с рук" проблемный жилой фонд, переложив на плечи жильцов все заботы о его содержании. Печальный опыт жильцов ведомственных домов, брошенных на произвол судьбы вместе с жильцами домов, списанных с баланса предприятий, но так и не ставших коммунальной собственностью, говорит о том, сколько опасностей может таить в себе понятие "приватизированное жильё".

Когда жильцы дома N 29 по ул. Арсенальной, находившегося в ведении симферопольской фирмы "Агробудстрой", приватизировали свои квартиры, они не представляли, что попытка перевести жильё в коммунальную собственность закончится для них предложением организовать ОСМД. Для них это означало проведение капитальных работ по ремонту коммуникаций, подвалов и крыши за свой счет. Ни районная, ни городская администрация не стараются вникать в такого рода проблемы, ограничиваясь формальной правотой: "Квартиры приватизированы, дальше дело ваше". Предложение в таких условиях создавать ОСМД дискредитирует саму идею ОСМД, освобождая чиновников от ответственности за реальное положение людей, вынужденных бороться за выживание в условиях, когда даже "скорая помощь" и аварийные службы отказываются ехать по адресу: Арсенальная, 29, — нет такого дома, и всё! Как депутат, я лично смогла в этом убедиться после многих безуспешных попыток решить срочные проблемы жильцов по угрожающему состоянию электропроводки. Знаете, какое ведомство для этого мне пришлось задействовать? МЧС!

ОСМД — не средство решения чрезвычайных ситуаций. Существует некий критический уровень состояния жилого фонда, при котором создание ОСМД исключительно силами жильцов невозможно. От того, что "черной дыре" присвоить название "ОСМД", она не перестанет быть таковой.

Как мы видим, между названием "ОСМД" и созданием реально действующего общества совладельцев многоквартирных домов — дистанция огромного размера. Принципиальным условием для успешного ее прохождения является паспортизация жилого фонда с целью определения коэффициента степени участия в ремонте и обслуживании конкретного дома самих жильцов и коммунальных предприятий. Чем изношеннее фонд, чем хуже состояние коммуникаций, тем выше должна быть степень участия коммунальных служб в решении проблем, связанных с эксплуатацией данного дома. При этом степень участия предполагает не только материальное измерение, но и организационно-юридические мероприятия, с помощью которых жильцы будут постепенно продвигаться к созданию реально действующих ОСМД. Представьте, что на момент списания дома N 29 по ул. Арсенальной с баланса "Агробудстроя" интересы жильцов и города представлял бы опытный юрист, — скольких проблем можно было бы сегодня избежать! Представьте, что в то время, когда "Агробудстрой" отказывался от собственности, официальный представитель, действующий в интересах жильцов, по-хозяйски оценил бы не только затраты, которые требуются для приведения в порядок подвала, но и прибыль, которую может извлечь из этого помещения кто-нибудь из местных бизнесменов средней руки!

Раздача "коммунальных слонов" в виде вожделенных "встроенных нежилых помещений" должна представлять собой программу микроинвестиций в жилой фонд с последующей минимизацией арендной платы на длительный срок и льготных условий выкупа. Эта программа должна содержать достаточно гибкий механизм реализации, позволяющий учитывать возможности потенциальных арендаторов, ведь, как правило, в данном случае мы имеем дело с мелким бизнесом.

Реформа ЖКХ должна начаться с определения ОСМД как главного действующего лица, способного реально повлиять на качество коммунальных услуг, с понимания необходимости системной работы по административному и хозяйственному обустройству пространства, на котором ОСМД сможет продуктивно функционировать, с создания нескольких экспериментальных площадок, кластеров, включающих структуры, альтернативные рэпам. Первый шаг на пути к реальной реформе ЖКХ заключается в информировании населения о том, какую поддержку граждане Севастополя смогут получить на пути создания ОСМД от городских властей всех уровней, о том, как с помощью ОСМД при поддержке официальных структур можно не только привести в порядок жилой фонд, но и получить реальную прибыль в ходе его эксплуатации.

ОСМД не вырастут сами, подобно розам по велению феи. Их создание и функционирование требуют системной и кропотливой работы по развитию инфраструктуры, обеспечивающей их деятельность. Но до того ли? Столько неотложных дел: Голодомор, вступление в НАТО, украинизация образования…

Другие статьи этого номера