Я преодолел земное тяготение

130-летию со дня рождения К.С. Петрова-Водкина.
В фондах Севастопольского художественного музея им. М.П. Крошицкого хранится удивительное полотно мастера русского искусства начала ХХ века К.С. Петрова-Водкина «Зеленый натюрморт». К сожалению, из-за недостатка выставочных площадей оно не находится в постоянной экспозиции и увидеть его можно лишь на фондовых выставках. Сегодня искусствовед Севастопольского художественного музея им. М.П. Крошицкого В. Данилюк знакомит наших читателей с творчеством К.С. Петрова-Водкина и его картиной «Зеленый натюрморт» в связи со 130-летием со дня рождения художника. Подобно эпохе итальянского Возрождения, русский авангард дал истории искусства своих «титанов». Кузьма Сергеевич Петров-Водкин может по праву считаться одним из таких богатырей от искусства. Создав одну из фундаментальных художественных теорий своего времени, он утверждал ее каждым своим произведением на протяжении всего творческого пути.Родился художник 24 октября (5 ноября) 1878 года в Хвалынске (Саратовская губерния). Учился в классах живописи и рисования Ф.Е. Бурова в Самаре, Центральном училище технического рисования Штиглица в Петербурге, Московском училище живописи, ваяния и зодчества, где в числе его наставников был величайший русский портретист В.А. Серов. Путешествуя по Западной Европе, обучался в студии А. Ашбе в Мюнхене и частных студиях Парижа.

На этапе творческого становления Кузьма Сергеевич находился под влиянием как русских художников (В.А. Серов, М.А. Врубель), так и художников французского символизма (П. де Шаванн, П. Бонар). Но наиболее сильное воздействие на Петрова-Водкина оказали мастера раннего и высокого Возрождения (Дж. Беллини, Леонардо да Винчи) и древнерусская иконопись.

Свое первое полотно К.С. Петров-Водкин создал в 1906 году, однако остался им недоволен и уничтожил. В написанных позже "Береге" (1908), "Сне" (1910) еще просматривается влияние французского символизма. Поворотным для Петрова-Водкина стало произведение "Купание красного коня", созданное в 1912 году. В сложной духовной атмосфере тех лет картина воспринималась как предчувствие перемен. Так, сюжетный символизм его первых произведений перерос в многоуровневую знаковую систему со своим колористическим, композиционным, пластическим языком. Смысл всего последующего творчества художника намного шире, чем сюжетные и жанровые рамки, в которых он создавал свои произведения. Среди наиболее известных: "1918 год в Петрограде", "После боя", "Смерть комиссара", "1919 год. Тревога".

Подобно Леонардо да Винчи, Кузьма Сергеевич ищет гармонию в искусстве через точные науки, занимается переосмыслением художественной формы, пространства. Начиная с 1910 года, он разрабатывает теорию "планетарного видения". В ее основе лежит так называемая сферическая, или наклонная, перспектива. Для нее характерно использование высокой и закругляющейся к краям линии горизонта. Художник как бы приподнимает зрителя (над бытом, над суетой повседневности, над привычной действительностью) и позволяет взглянуть на предметы сверху. При этом вертикали и горизонтали композиции Кузьма Сергеевич выстраивает как меридианы и параллели на глобусе, накладывая их веерообразно на плоскость картины. Тем самым он будто втягивает зрителя в пространство произведения, заставляя осознать себя частью микромира картины как модели планеты, Космоса, Вселенной.

В Севастопольском художественном музее им. М.П. Крошицкого находится яркое и показательное для одного из этапов творчества художника произведение — "Зеленый натюрморт", созданное в 1924 году. Увидеть его можно лишь на фондовых выставках. Натюрморты Петров-Водкин писал и раньше, но именно с 1918 года этот жанр становится центральным для автора. Изображая предметный мир, художник одновременно анализирует его, изучает. Характерно, что сюжет изображения предельно прост: стол с зеленой стеклянной столешницей, на нем — прозрачный стакан с водой, желтое яблоко, крашеное розовое и белое яйца.

Первое, что мы воспринимаем при взгляде на картину, — это цвет. Точнее, тончайшие градации цвета: глаз буквально купается в богатстве оттенков зеленого, словно это не стеклянная столешница изображена, а толща изумрудной морской глубины, рассекаемая солнечными лучами. Потрясающе при этом то, как художник добивается такого впечатления. За счет разной насыщенности он то концентрирует цветовое напряжение, то ослабляет. Добившись полифонии в звучании одного цвета, художник не просто удерживает на нем наше внимание, он заставляет неустанно созерцать и находить все новые грани в незамысловатом сюжете. Почерпнув из иконописи и русского народного искусства правило писать основными цветами, по возможности не смешивая их, Петров-Водкин тем самым усиливает их воздействие на зрителя.

Плоскость стола наклонена, она как будто опрокидывается на нас. Оптическая иллюзия сферичности полотна заставляет приблизиться к нему — просто не верится, что в нем всего два измерения. За счет зеркальности столешницы композиция получает дополнительную многомерность и многозначительность. Предмет и тень предмета, предмет и отражение… Горизонталь стакана с его отражением превращается в ось, остальные предметы словно движутся вокруг, подобно вращению Земли. Вновь и вновь художник возвращает нас к истокам мироздания, заставляет вдохнуть, как впервые в жизни, и ощутить сопричастность тому, что происходит вокруг каждую секунду, ощутить ответственность за то, что происходит.

Другие статьи этого номера