Кризис все спишет?

— А что вы хотели? Кризис! — вздохнула аптекарь, глядя в мои округлившиеся глаза, и положила лекарство обратно в свой ящик. Нужный мне препарат за месяц подорожал в три раза! На ходу «переваривая» новость, я перешла через дорогу и заглянула в другую аптеку. Здесь это же лекарство стоило на четыре гривны дешевле. По пути домой, меся ногами мокрый снег, я думала о том, что так у нас повсюду: цены на товары, продукты питания словно соревнуются между собой, однако те, кому это выгодно, ценовой беспредел упорно называют рынком. А тут как нельзя кстати мировой финансовый кризис «подоспел», и многие уже открыто действуют по принципу «война все спишет».

РАЗВЕ ДО КРИЗИСА У НАС ВСЕ БЫЛО ХОРОШО?

Летит кризис над Европой. Внизу — Англия. Толпы безработных. Ликвидируются предприятия, "лопаются" банки. "Здесь я хорошо поработал!" — радуется кризис и летит дальше. Внизу — Франция. Та же картина: сокращение рабочих мест, люди в смятении, производство сворачивается, кое-где даже стоят нищие с протянутой рукой. "И здесь я хорошо поработал!" — — думает кризис и летит дальше. Внизу — Украина: непаханые поля, бедные села, заводы простаивают, на фабриках тишина. Кризис в шоке: "А кто уже здесь до меня был?"

В анекдотах, как известно, есть доля правды. Иначе бы они не передавались из уст в уста. Люди, уставшие быть заложниками иллюзий, пытаются сохранить едва ли не единственное, что у них еще есть, — чувство юмора. Интересно, а знают ли власть предержащие анекдоты про самих себя? Ведь это самый верный способ определить свой истинный рейтинг.

Но, может быть, главная наша беда в утрате не иллюзий, а доверия к представителям любого эшелона власти, будь то на местечковом или государственном уровне? На наших ушах уже столько лапши, что можно было бы накормить ею всех голодающих Африки. Хотя, если задуматься, причем тут Африка — этот устаревший символ бедности и мирового провинциализма. Как говорится, самим бы кто подал…

Известно, что тяжелые времена, военное лихолетье всегда обнажали сущность людей, их дела и поступки. Великая Отечественная война, например, породила массовый героизм, а также дезертиров, предателей, полицаев. "Кому война, а кому мать родна" — старое, но не утратившее актуальности изречение. Но ведь война по своей сути — это тот же кризис, только в самой трагической, острой форме.

Так что, конечно, будут и те, кому еще только разворачивающийся кризис обещает свои дивиденды. Хаос в экономике, хаос в умах — это что мутная вода для крупной рыбы. Остается надеяться, что мобилизация сил произойдет не только у тех, кому кризис сулит материальные выгоды, но и у тех, кто, ввязавшись в бой, ставит перед собой основную задачу: выжить.

Соцопрос

"А ВАМ СТРАШЕН КРИЗИС?"

Анна Николаевна, учитель:

— Я слышала от учеников, что родители некоторых в связи с кризисом были вынуждены уйти в неоплачиваемые отпуска перед Новым годом. Но сама влияние кризиса пока никак не чувствую. А точнее говоря, думаю, что цены в наших магазинах растут не столько из-за мирового кризиса, сколько под его шумок. Предприниматели не упустят своей выгоды. Жаль только, что по этому принципу "под шумок" не растет заработная плата. Наоборот, работодатели становятся еще прижимистей. Надеюсь, что мне, как работнику бюджетной организации, сокращение или задержка зарплаты не грозит. Хотя… в нашей стране учителя обидеть может каждый.

Ирина, товаровед:

— Конечно, определенная тревога есть. Цены так подскочили, что это меня пугает. Я и сама работаю в сфере торговли. Могу из собственного опыта сказать, что покупателей стало меньше, соответственно, и наши доходы сократились. Разве что некоторый рост покупательной способности мы наблюдали под Новый год, а теперь опять затишье.

В наших бедах, я думаю, не столько мировой финансовый кризис виноват, сколько ситуация в стране. Уже который год идет борьба за власть между разными политическими силами. Для них чем хуже мы живем, тем лучше. Есть повод объявить виноватого и сместить оппонента.

А народ… безмолвствует. Меня удивляет, насколько наши люди подавлены, забиты. Или, может быть, все просто в шоке, в растерянности и не знают, что делать. Я надеюсь, что к весне все изменится к лучшему.

Николай Егорович, пенсионер:

— На кризисе многие сейчас играют. С чего нам должно быть хорошо, если в стране уже практически ничего своего не производится? Сегодня все только перепродают, а работать, как это мы в свое время делали, разучились. Раньше я брал 50 гривен и уверенно шел в магазин. А сегодня 100 или 150 гривен возьмешь, а сумка пустая.

Я сейчас телевизор реже смотрю и жене не советую. Она как послушает "Новости", так расстроится. Я говорю ей: "Не верь никому или хотя бы сортируй информацию".

Игорь, корабельный кок:

— Мне кризис нестрашен. Я даже рад! Я кок, недавно вернулся из плавания. Получил зарплату по последнему курсу в иностранной валюте. Правда, согласно контракту, я так и не доработал до конца. Сейчас мировой торговый флот сокращается на 30 процентов, и мой хозяин тоже продал судно на металл. Счел, что так ему выгодно. Но лично я не расстраиваюсь. Потому что кризисы я уже видел, меня этим не напугать. Помню, когда в начале 90-х торговал на рынке, тоже была сумасшедшая инфляция. Ценник менялся в течение дня прямо на глазах людей, стоявших в очереди. И ничего, никто из очереди не уходил.

Игорь, экспедитор частного предприятия:

— Я кризиса не боюсь, в будущее смотрю с оптимизмом. Я считаю, что паника вокруг него создается искусственно теми, кому это выгодно: например политическому руководству страны, правительству, депутатам Верховной Рады, представляющим интересы крупных олигархов. Я работаю в частной фирме в сфере торговли и производства и знаю, что наши услуги всегда будут востребованы людьми, а значит, на свой кусок хлеба мы заработаем.

Другие статьи этого номера