Мой дядя — Виктор Горбатко

В том месте у поселка Любимовка, где полноводный весною Бельбек впадает в море, расположен городок военных летчиков. Сразу за контрольно-пропускным пунктом некогда установлен памятный знак — устремленный ввысь истребитель. А рядом — серийные пятиэтажки. В их квартирах живут авиацией, небом. Семья Королевых — не исключение.- Мой муж Михаил Степанович в течение 27 лет поднимал за облака "серебряных птиц", командовал эскадрильей, — рассказывает Екатерина Королева. — К моменту ухода в отставку он имел налет почти в три тысячи часов. В настоящее время наш сын Артем пилотирует в воздушном океане грозные "сушки".

— Вот только вам, Екатерина Алексеевна, было определено учительствовать в школе…

— В настоящее время я преподаю русский язык и литературу в 5-й городской гимназии. Но будучи старшеклассницей, серьезно увлеклась авиамодельным спортом. Участвовала в крупных соревнованиях, имела высокий 1-й разряд.

— Екатерина Алексеевна, прежде чем обратиться к вам с просьбой дать интервью "Славе Севастополя+", мне стало известно, что авиация была призванием для других членов вашего рода.

— Мой дядя Борис в качестве военного летчика воевал в годы Великой Отечественной. В мирное время по его пути пошел и младший брат — Виктор Горбатко…

— Космонавт?

— Виктор Васильевич — космонавт гагаринского призыва, дважды Герой Советского Союза, кавалер высших наград ряда стран. Дядя совершил три полета в космос, в том числе первый в истории групповой полет трех космических кораблей. 11 октября 1969 года стартовал "Союз-6" с Г. Шониным и В. Кубасовым на борту, 12 числа — "Союз-7", пилотируемый А. Филипченко, В. Волковым и В. Горбатко и, наконец, 13 числа на околоземную орбиту был выведен "Союз-8" с экипажем в составе В. Шаталова и А. Елисеева. Космические корабли после проведенных в условиях невесомости и вакуума научных экспериментов последовательно совершили посадки 17, 18 и 19 октября 1969 года. Восемь лет спустя, 27 февраля 1977 года, мой дядя вместе с Ю. Глазковым на "Союзе-24" отправился в командировку на орбитальную станцию "Салют-5". Впоследствии Виктор Васильевич возглавил советско-вьетнамский экипаж. Его партнером стал первый вьетнамский космонавт Фам Туан.

— Как складывался путь вашего дяди в космос?

— Дядя родился 3 декабря 1934 года в поселке Венцы-Заря Краснодарского края. Обратите внимание, уже в названии малой родины нашло отражение космическое явление — заря. Он окончил летные школу и училище. Молодого лейтенанта направили в авиационную часть, которая дислоцировалась в Молдавии. Вдруг на рубеже 50-х и 60-х годов Виктор Горбатко был переведен в Москву, вернее, в ближайшее Подмосковье…

— И вами впервые овладела догадка: космос…

— Не совсем так. В космических перспективах дяди мы впервые утвердились, когда в ноябре 1964 года произошло следующее. Я, в то время старшеклассница, одна сижу дома за уроками. Звонок в дверь. На пороге незнакомый дяденька с улыбкой во все лицо: "Можно войти?" Мужчина будто знаком. Но где же я его видела? На всякий случай говорю: "Дома никого нет" — и закрываю дверь. Снова сажусь за учебники. Звонок звучит повторно. Открываю дверь, а за ней тот же знакомый незнакомец и Виктор Горбатко. Дядя упрекнул: "Газет не читаешь, своих не признаешь". Лишь после этого я признала Павла Поповича. Был бы он в военной форме, как в тех же газетах, сразу признала бы, а так гости были одеты "по гражданке". Я впервые ехала по родным армавирским улицам в "Волге" черного цвета к дедушке с гостями.

— Так вы узнали, что дядя — космонавт. Вы посещали его в Звездном?

— Это произошло, по-моему, на следующий год. Я поехала в гости к дяде с отцом, Алексеем Васильевичем — страстным любителем шахмат. Соседом дяди по площадке оказался Андриян Николаев, который тоже являлся поклонником древней индийской игры. Вот они и просиживали вечера за шахматной доской. Дочурка Андрияна Николаева и Валентины Терешковой Алена проходила по общим балконам. Как-то мы так заигрались, что забравшаяся под стол Аленка больно ударилась головой о верхнюю крышку. Я испугалась: что будет? Но Валентина Терешкова спокойно указала на оплошность, допущенную дочерью. Тем все и кончилось.

— И Юрия Гагарина посчастливилось увидеть?

— Мельком, но в другое посещение Звездного. Я приехала одна, не известив дядю. Дома никого не оказалось. Спустилась вниз. Сижу во дворе на скамеечке. Как только начали сгущаться сумерки, к дому подошли дядя, Быковский, другие космонавты и среди них Юрий Гагарин. Все вместе мы пошутили относительно моего не до конца продуманного визита.

— Вы пользовались родством с космонавтом, знакомством с его друзьями?

— В значимых делах — никогда. А так… Когда дядя приехал первый раз с Павлом Поповичем, они особым способом ходатайствовали об освобождении меня от занятий на день. Павел Попович написал записку в школу следующего содержания: "Дорогие юные друзья! Желаю вам отличных успехов в учебе, крепкого здоровья и личного счастья! По жизни надо идти смело, прямо и правдиво. Огонь задора должен сопровождать всю жизнь. Гореть вам по-настоящему ярким жизненным огнем! Летчик-космонавт Павел Попович". Эта записка долго висела на стенде в коридоре школы. Потом мне ее вернули. Я храню эту реликвию до сих пор. Однажды на феодосийской трассе нас задержал инспектор ГАИ за мелкое нарушение правил движения. Мы торопились. Надо было выручать нанятого водителя. Из машины вышел Виктор Горбатко. И автоинспектор взял под козырек, попросил автограф. А совсем недавно, пару лет назад, мы с мужем решили показать Виктору Васильевичу Алупкинский дворец-музей. Очередь у его входа — длиннющая. Просим контролеров пропустить без очереди дважды Героя, летчика-космонавта. "Знаете, сколько у нас таких бывает в течение дня? — ответили девицы. — Очень много". И не пустили. Сейчас Виктору Горбатко за 70. Здоровье у него ничего, а вот ноги побаливают.

— Часто ли Виктор Горбатко посещает вас в Любимовке?

— Часто. Вот и сейчас ожидаем его приезда 16 апреля. Виктор Васильевич приедет в Севастополь в составе делегации Москвы на мероприятия по случаю Дня Героев Отечества.

— Спасибо, Екатерина Алексеевна, за увлекательный рассказ.

Другие статьи этого номера