Похоронка длиной в 67 лет

Строительные и земляные работы на 35-й береговой батарее начались около двух лет назад. На призыв севастопольцев создать мемориал в память о десятках тысяч советских воинов, погибших или плененных на мысе Херсонес, откликнулись люди из нашего в недавнем прошлом общего огромного Отечества, из дальнего и ближнего зарубежья. И работа началась. 4 июля 2008 года был открыт первый экскурсионный маршрут нового музейного комплекса. Но раскопки и поиски останков защитников Севастополя в подземных казематах и на территории батареи не прекращаются. Сложность заключается не только в том, что прошло уже 67 лет с времен тех кровопролитных боев, но и в том, что здесь в поисках металла, орденов, медалей, медальонов, оружия, документов поработали «черные» копатели.

— Кого здесь только не было! — рассказывает председатель правления учреждения объединения граждан "35-я береговая батарея" Т.И. Уманская. — Здесь работали и "черные" копатели, и "зеленые", и "в полосочку". Естественно, многое было разворочено. Но поскольку работы по выемке грунта и реставрации проходят на глубине, куда раньше невозможно было добраться, наши поисковики сегодня обнаруживают и останки бойцов, и фрагменты оружия, и различные артефакты, свидетельствующие о трагических событиях июня-июля 1942 года.

После многих лет забытья батарея начала раскрывать свои тайны. За это время только на месте боев в районе 35-й батареи было выявлено 29 разрозненных останков защитников Севастополя. К сожалению, идентифицировать, опознать кого-либо оказалось невозможно. Кроме оплавленного металла и боеприпасов, попадаются награды, различные предметы. На сегодня поисковиками найден 71 артефакт, представляющий историческую ценность. Это книги, документы, вещи, остатки обмундирования, медицинские препараты и оборудование, штатный строительный инструмент, боеприпасы разного калибра различного вооружения и производства. В октябре прошлого года, когда начали готовить к открытию второй экскурсионный маршрут, поисковики и строители приступили к расчистке подземных ходов — потерн, ведущих от башни к морю. И хотя высота и ширина переходов достигали 2,5 метра, а протяженность участка — более 50 метров, все здесь было забито землей, осыпавшейся с поверхности в результате взрывов. Оказалось, что "черные" копатели побывали и здесь, но они смогли разворошить только под подволоком верхний слой потерны высотой около метра. А самые важные находки оказались в нижнем слое, у пола: останки бойцов, фрагменты оружия… Надо особо отметить, что все работы выполняются подготовленными и очень ответственными специалистами севастопольского предприятия "Проектстройинвест". Они предупреждены об особой важности выполняемых работ для истории не только самой батареи, но и последних дней обороны Севастополя. Неожиданно в самом низу, у переборки воздухозаборника, после зачистки от земли части пола были обнаружены каска, саперная лопатка и останки бойца. Это открытие сделал 11 октября Олег Камелин. Здесь же он обнаружил и эбонитовый медальон размером всего около 5 см.

— Заполнять смертный медальон у солдат считалось плохой приметой: если заполнишь, то, скорее всего, погибнешь, — рассказывает научный сотрудник Национального музея героической обороны и освобождения Севастополя Илона Дебрецени. — Владелец этого медальона был человеком дисциплинированным: он записал все сведения о себе и родителях. Вот почему мы сегодня знаем его имя: красноармеец Яков Лукич Гашенко. Судя по всему, он был ранен и вместе с другими последними защитниками Севастополя оказался на 35-й батарее. Из дневников командира 35-й батареи А.Я. Лещенко, о которых газета сообщала раньше, было известно, что в потернах находилось около 300 раненых, о которых заботился батарейный врач ст. лейтенант Казанцев. Именно из-за них он отказался вместе со всеми покинуть каземат в ночь на 3 июля, прошел плен, лагеря… Предположительно, обнаруженные при раскопках останки воина принадлежали либо человеку раненому, либо погибшему от камнепада сверху, так как недалеко от этого места выходит на поверхность сквозная дыра от взрыва. Однако теперь мы можем точно сказать, что случилось это 3-4 июля 1942 г.

Немаловажный факт: за 30 лет профессионального поиска, которым занимались отряды под руководством Ю. Бреславского, В. Сергиенко, М. Гавриленко, поисковикам удалось идентифицировать останки около 30 защитников Севастополя. Остальные так и значатся: неизвестный герой.

В данном случае сведения о воине сохранились, потому что они были вложены в эбонитовую капсулу, а не в обычную винтовочную гильзу, в которой, даже если и находились записи, со временем полностью истлевали. Вот так на территории 35-й батареи были обнаружены останки первого обретшего свое имя воина — Якова Лукича Гашенко. Чернила на тоненьком листочке выцвели, вначале они были фиолетовыми, теперь стали серовато-зелеными. Яков Лукич указал имя жены — Ольга Емельяновна Гашенко, город и улицу, на которой жил до войны: г. Каховка, ул. Мелитопольская, 8. Тогда это была Николаевская область, сейчас — Херсонская.

Два месяца шли поиски и переписка. В ответ на обращение сотрудников мемориального комплекса 35-й батареи из Центрального архива Министерства обороны РФ (г. Подольск) пришло сообщение, что Гашенко Яков Лукич был красноармейцем. Часть не указана. Был сделан запрос в горвоенкомат г. Херсона. Вскоре пришли ответ и данные на его сына, который живет по тому же адресу. Оказалось, что все годы Я.Л. Гашенко считался без вести пропавшим — именно такое сообщение получила его жена в январе 1944 года, после освобождения Каховки.

В потерне появилась табличка: "На этом месте 11 октября 2008 года были найдены останки красноармейца Гашенко Якова Лукича 1916 г.р., призванного в армию из города Каховки в 1940 г. В Книге памяти Херсонской области Гашенко Я.Л. числится пропавшим без вести с января 1944 г."

Сотрудники мемориального комплекса начали звонить в Каховку на квартиру сына. Николай Яковлевич долго не брал трубку. Вскоре стала понятна причина: оказалось, что он тяжело болен, перенес несколько инсультов. Тем не менее, узнав, что найдены останки отца, он твердо решил приехать на место его гибели. "Приеду, обязательно приеду, — отвечал он. — Готов ползти до этого места". Из Севастополя за сыном Я.Л. Гашенко специально была послана машина. Он отправился в нелегкий путь в сопровождении родственников.

И вот Севастополь, Камышовая, Казачья бухты… Так называемый Турецкий вал — последний рубеж обороны, места жестоких боев. Тогда, в конце июня 1942 года, отсюда уходили последние корабли и подлодки, с Херсонесского аэродрома взлетали последние самолеты. А вокруг цитадели 35-й батареи оставались десятки тысяч брошенных защитников города… Здесь практически вся земля была в воронках, и в каждой кого-то хоронили. Теперь вокруг идет большая работа по созданию Мемориала памяти. На эскизном проекте у въезда — будущий памятник в центре самой 35-й батареи. Толстенные стены, массивные металлические двери. На закопченных стенах — фотографии участников обороны, присланные со всего света. На довоенных снимках — совсем молодые счастливые лица. Идет большая работа по сохранению памяти. В скором времени здесь появится и фотография Якова Лукича Гашенко, ее привез с собой сын.

Николай Яковлевич не может сдерживать своих слез. Долгим, очень долгим оказался путь к этой встрече. 67 лет! Жена так и не дождалась известия об истинном месте гибели мужа. На запросы, которые она посылала уже после освобождения Каховки, трижды получала сообщения, что муж пропал без вести под Сталинградом. А раз пропал без вести, то не было ни положенного внимания, ни уважения, ни пенсии. Пропал — и пропал. И почему под Сталинградом?

Горит свеча. Лежат цветы. А летом по новому маршруту пойдут экскурсанты.

Теперь Якову Лукичу Гашенко отдадут положенные почести в Пантеоне славы. И будут гордиться им дети, внуки, правнуки, благодарные потомки.

Елизавета ЮРЗДИЦКАЯ.

P.S. Когда этот материал готовился к печати, из Киева пришла скорбная весть: ушла из жизни гвардии старшина Людмила Александровна Лещенко, жена и верная спутница командира 35-й батареи, участница боев за освобождение Кавказа, Крыма, Севастополя. 12 мая 1944 года вместе с мужем Алексеем Яковлевичем Лещенко она побывала на 35-й батарее, почтила память погибших защитников нашего города. Ныне портрет большеглазой красивой девушки Л.А. Лещенко открывает экспозицию в зале музейного комплекса 35-й батареи, посвященную медицинским работникам.

Другие статьи этого номера