Анатолий ТОКАРЕВ: «Наш главный принцип — добиться контакта и взаимопонимания с пациентом, потому что от этого зависит половина успеха его лечения»

1 июня детская городская больница N 5 (Центр охраны здоровья матери и ребенка) отмечает 25-летний юбилей.- Свой юбилей мы отмечаем в Международный день защиты детей, хотя само открытие нашей больницы проходило поэтапно, — говорит главный врач КЗ "Городская больница N 5 "Центр охраны здоровья матери и ребенка" Анатолий Григорьевич Токарев. — Сначала был открыт родильный дом, потом — грудничковый корпус, а потом по отделениям начали открываться помещения детского стационара основного корпуса. В настоящее время больница оказывает медицинскую помощь по 51 специальности. В каждом родильном доме — по шесть отделений, в детском стационаре — еще одиннадцать отделений, каждое из которых уникально. Это отделение новорожденных и недоношенных детей; отделение детей грудного возраста (от месяца до года); отделение педиатрии N 1, в котором есть гематологический, кардиологический и гастроэнтерологический профиль; отделение педиатрии N 2, где есть нефрология, пульмонология и эндокринология; неврологическое отделение; отделение травматологии и ортопедии, в котором есть и нейрохирургические, и ожоговые койки; отделение хирургии, в составе которого есть урология, стоматология, челюстно-лицевая и гнойная хирургия; отделение анестезиологии и интенсивной терапии (реанимации); ЛОР-отделение; отделение офтальмологии с микрохирургией глаза… Такой набор отделений и позволяет нам оказывать специализированную, высококвалифицированную медицинскую помощь.

— Для детского учреждения 25 лет — солидный возраст. Что изменилось за эти годы?

— Прежде всего изменились техническая оснащенность и технология медицинского процесса. Максимальное количество коек, которое было в свое время в больнице, уменьшилось с 725 до 570, так как со сменой технологических процессов меняется необходимость пребывания больного в стационаре. Терапия проходит быстрее, и пациент раньше выписывается домой. Сейчас операции проводятся щадящим (лапароскопическим, без больших разрезов) методом, после чего больной уже на следующие сутки (раньше лежал дней 10) может быть отпущен домой. Если раньше ультразвуковых сканеров не было в городе вообще, то теперь только в нашей больнице их десять. Также у нас есть современная аппаратура для выхаживания недоношенных деток…

В ноябре 2005 года у нас родилась девочка с массой тела меньше 800 граммов, и мы ее выходили. Сейчас этому ребенку 3,5 года, малышка практически не отстает от своих сверстников ни в психическом, ни в физическом развитии. И это — новое достижение. Сегодня совершенно изменилась технология процесса рождения ребенка: в родильном зале есть шведские стенки, надувные резиновые мячи, приспособления для вертикальных родов… Женщина сама выбирает, как ей рожать, о подобном 25 лет назад даже речи не велось. Современной аппаратурой оснащена реанимация: например, аппарат искусственной вентиляции легких позволяет раздувать легкие недоношенного ребенка с частотой 900 раз в минуту, чтобы они "раскрылись"…

— Современное оборудование стоит недешево, а во время кризиса многим о подобном оснащении остается только мечтать. Как справляетесь с трудностями?

— Когда Рузвельт стал президентом США, там был страшнейший экономический кризис. И первый его указ предписывал поставить вдоль дорог билл-борды с призывом к американцам: "Улыбайтесь!" Отсюда и пошло выражение "У меня все о?кей": как бы ни было плохо — все равно улыбайся.

— И как, помогает?

— Лично мне помогает. Даже если в лицо откровенно хамят — попробуйте улыбнуться, и ваш оппонент, как бы агрессивно он ни был настроен, начинает смягчаться. Это нормальная психологическая реакция, в 99% из 100 прием действует.

— Но порой одной улыбки бывает мало, необходима настойчивость. Помнится, несколько лет назад, чтобы спасти обреченную новорожденную девочку со сложнейшим пороком сердца, вам пришлось доставить в Севастополь киевских кардиохирургов…

— Та операция была операцией отчаяния. Мы сделали все, чтобы спасти ребенка, но для подобных случаев все же должны быть специальные, республиканские, хорошо оснащенные центры, где сосредоточиваются большие ресурсы, в том числе кадровые. Связь с таким центром мы наладили. Теперь отправка ребенка с врожденной кардиопатологией в киевский центр не вызывает труда: билет на самолет стоит 199 гривен, родители же оплачивают проезд сами. Если ребенок оставлен родными, мы отправляем с маленьким пациентом бригаду врачей и медицинскую сестру за счет больницы. Такое сотрудничество дает положительные результаты. Потому что, даже если мы диагностируем заболевание на хорошем аппарате еще внутриутробно, объявляем об этом родителям, некоторые из них все равно принимают решение не прерывать беременность. Многие надеются на чудо, которое, увы, не происходит. И когда на свет появляется больной ребенок, в большинстве случаев хирургическая коррекция обеспечивает ему сохранение жизни. Сегодня это тоже новое в медицине, когда родителям таких деток, да и самим пациентам, оставляется право выбора.

По сути, изменились сами взаимоотношения: если раньше врач просто диктовал условия лечения, то сегодня он обязан разъяснить пациенту, какие альтернативы у него есть, и больной должен сам определить, что он выбирает. Конечно, это требует от врача большего внимания, большего терпения, артистизма, если хотите. Ведь медицина — это наука, ремесло, искусство. И врач должен уметь общаться с пациентом, особенно с маленьким. Сегодня подвергнуть ребенка какому-нибудь обследованию очень непросто. Но педиатры стремятся наладить контакт с маленькими пациентами: у нас, например, вместо белого халата, которого так боятся дети, сотрудники носят специальные костюмы.

— Каков главный принцип вашей работы?

— Я хотел бы сказать "пациент всегда прав", но, пожалуй, наш главный принцип — добиться контакта и взаимопонимания с пациентом. Потому что от этого зависит половина успеха. Если врач не смог договориться с пациентом, разъяснить ситуацию, убедить, что то, что будет сделано, способствует улучшению его здоровья, — без этого контакта успеха не добиться. Мы имеем статус больницы, доброжелательной к ребенку. И каким бы безнадежным ни был пациент, делаем все от нас зависящее, чтобы его спасти. Помощь должна оказываться в полном объеме всем, и это тоже один из принципов нашей работы. Наша больница — большая и по площадям, и по объемам, и по количеству работающих — полторы тысячи сотрудников, больше разве что у первой горбольницы. И это значит, что мы нужны севастопольцам, что наша больница в городе востребована.

— Спасибо за беседу и с юбилеем вас!

Другие статьи этого номера