У озера

У озера

Более полувека назад в Байдарской долине принялись за строительство водохранилища. Рядом вырос рабочий поселок. Некоторое время ломали голову над его названием. Водохранилищное? Водоемное? Нет, не звучит. Остановились на певучем имени: Озерное. Водохранилище очень похоже на озеро.

Председателем сельского комитета на общественных началах в свое время была избрана Людмила Комарова. Она меня встретила словами:

— На разговор у меня найдется от силы пять минут. Тороплюсь корову доить. А до пастбища еще дойти надо.

По данным головы-общественника, в Озерном насчитывается свыше четырех десятков домов. Его население составляет около 300 человек. Что для них удалось сделать сельскому комитету при активной поддержке Орлиновского сельского совета? Озерное состоит из одного двухэтажного дома-"хрущевки" и главным образом из сборных щитовых, так называемых финских, коттеджей под алыми черепичными крышами. Все они централизованно отапливаются. В квартиры и во дворы круглосуточно подается вода. Организованы сбор и вывоз мусора. При минимуме затрат нервных клеток удалось добиться возобновления работы магазина.

Я тут же убедился в точности слов Людмилы Алексеевны. По улице Водоканальской катил мусоровоз. В магазине обратила на себя внимание картонка со словами "Товар в долг не даем". Несмотря на предупреждение, просьбы о кредите не иссякли.

— Ладно бы о хлебе насущном речь шла, — вздохнула продавец. — А так "пузыри" кое-кому подавай с оплатой потом.

Повсеместно, в Озерном в том числе, "пузырями" называют бутылки с горячительными напитками. Видимо, спрос на них не убывает.

От магазина к клубу — рукой подать. Умели же когда-то строить! Вот и здание очага культуры вышло и красивое, и удобное. Уютный зрительный зал соседствует с просторным фойе. Есть необходимые подсобные помещения. Беда состоит в главном: жизнь в клубе давно заглохла. Правда, в зрительном зале еще не успели сорвать добротный пол. Но огромный бильярдный стол уже лишился покрытия из зеленого сукна. Утрачены дверные и оконные блоки. Безрадостная картина.

Говорят, народ требует хлеба и зрелищ. Озерновцы вернули себе магазин, и это верно. А вот клуб — вчерашнее архитектурное украшение Озерного — на глазах превращается в руины. Печальнее и тревожнее всего иное: невидимо, виртуально рушат культурные запросы местного населения. Телевизоры, видеомагнитофоны, компьютеры, другие современные технические средства коммуникации при всей своей мощи вряд ли способны заменить живое общение людей.

Одна улица в Озерном названа именем Оношко, другая — братьев Дольяновых. Никто в селе не сказал, кем при жизни были Оношко и братья Дольяновы. Был бы в селе дельный заведующий клубом, он смог бы организовать, например, праздник улицы Оношко, где рассказал бы о наверняка достойном человеке, чье имя присвоено улице.

* * *

За околицей села в высоких травах бродит стадо коров. Гадал: живность принадлежит оборотистому бизнесмену. Оказывается, ошибся. Стадо состоит из животных, принадлежащих гражданам на правах личной собственности. Владельцы выпасают их по очереди. Буренок хватает по одной на каждый двор. Но, вы понимаете, есть граждане, которые в силу возраста, здоровья не могут содержать скотину. Поэтому в Озерном можно встретить хозяев — владельцев 2-3 коров.

Хорошо, если они сами обеспечивают сбыт молочной продукции. Это сподручней тем, кто владеет еще какой-никакой машиной — "Запорожцем", "Жигулями" — все равно. Если же транспорта нет, то свои услуги предлагает оптовый скупщик молочной продукции.

— Он покупает у нас трехлитровую бутыль молока за восемь гривен, а продает ее же где-то в Алупке или Ялте уже за 20 гривен, — сказал мне пастух.

Восемь и 20 гривен… Как при таком соотношении цен не задуматься о заготовителе, который больше уважал интересы мелких производителей молока. Не настанет ли время, когда хозяева объединятся не только с целью выпаса коров, но и для того, чтобы совместно организовать сбыт продукции? Без посредника. Вопрос зреет.

* * *

Наверное, только в селах Байдарской долины, и в первую очередь в Озерном, можно вволю налюбоваться величественными дубами. Во дворе гидроузла N 1 водоканала небо подпирает дерево-великан. Специалисты утверждают, что ему не менее 300 лет. За это время у нас четырежды менялись формы государственного устройства. А сколько людей прошло мимо! Если бы дуб умел говорить на понятном нам языке, он поведал бы о многих интересных событиях.

А где-то за горой плещется вода Чернореченского водохранилища. Его питает не только обильный поток речки Черной. Есть еще Бага, Саватка, Календа, но главная — та же речка Черная. Начальник гидроузла Семен Морозенко спокоен: в хранилище накоплено достаточное количество воды.

Случающиеся сбои в ее подаче в села Байдарской долины — старая проблема. Но с тех пор, как насосные станции и водопроводные сети были переданы по ведомственной принадлежности — водоканалу, положение дел существенно стабилизировалось. Накануне об этом говорилось на заседании исполкома сельсовета. В ходе обсуждения вопроса не обошлось без критических замечаний. Устранять шероховатости — долг соответствующих подразделений водоканала. Но и Орлиновский сельский совет, считает Семен Морозенко, не должен стоять в стороне, ограничив свое участие в общем деле исключительно контрольными функциями:

— Я так и заявил на заседании исполкома сельсовета.

Есть к чему приложить руки. В свои права вступает лето — период максимальной потребности в воде. А насосы в скважинах, питающих некоторые села, старенькие. Резерва — почти никакого.

Гидроузел N 1 водоканала — единственное на территории Озерного предприятие. В его коллективе насчитывается свыше шестидесяти человек. Немного, если учесть масштабы и степень его ответственности. Ведь Семен Морозенко и его люди ответственны за водоснабжение Севастополя, городов и поселков Южнобережья. Но и о родных селах Байдарской долины нельзя забывать.

* * *

Еще одна встреча в Озерном. Она согрела душу теплом. Когда Дмитрий и Анна обрели общую фамилию — Донские, — у них уже было по ребенку от первого брака: Григорий и Никита. Затем пошли совместные дети: Алла, Георгий, Маша. Но молодым родителям этого оказалось мало. Анна и Дима взяли в свою семью двух приемных детей — Настю и Диму.

Отдельным людям присуще вешать нелицеприятные ярлыки на тех, кто поступает не так, как они, или, по крайней мере, как большинство живущих рядом. Поступок Донских не поддается пониманию отдельных односельчан. Они обращаются к примитиву: "Взяли детей ради денежных пособий". Дмитрий Донской (имя и фамилия какие!) отвечает: "В таком случае пусть сами возьмутся за воспитание сирот". Тем, кто открыт для постижения мотивов решения супругов, Дмитрий Владимирович отвечает предельно кратко: "Надо каждому ребенку дать шанс на счастье". Анна Николаевна выше всего в жизни ставит улыбку ребенка, слово, обращенное им к взрослому.

Анна и Дмитрий Донские работают в коллективе гидроузла N 1 водоканала на рабочих должностях. В настоящее время Анна Николаевна находится в отпуске по уходу за ребенком. У супругов скромные заработки. Обрабатывают огород, держат в личном хозяйстве быка, кроликов. Живут в четырехкомнатной квартире.

В детских спальнях установлены двухъярусные кроватки. Старшие дети учатся в орлиновской средней школе. Наибольших успехов добился Гриша. Ему хорошо дается математика.

Семья пользуется льготами по коммунальным платежам. Не обходится без трудностей. Затянулась, например, волокита с приватизацией земельного участка в десять соток. Государством он обещан сельским жителям бесплатно. Но на оформление документов, получение согласований в бюджетных государственных конторах уже ушли тысячи гривен. И конца этим тратам нет.

На пороге нынешнего лета огород оказался без воды. Как к нему снова подвести влагу? Это тоже влетит в копеечку.

Тем не менее семья живет не хлебом единым. Находят время на увлечения. Дима Донской — поисковик. К этому делу приобщил старших сыновей: Гришу, Диму и Никиту.

* * *

Озерное — небольшое сельцо. Но сколько можно увидеть, услышать, задержавшись в нем хоть на день…

Другие статьи этого номера