Там, где заканчивается политика…

Что поделаешь: севастопольские депутаты могут хоть в рынду бить, протестуя против каких-то там бюджетных злоупотреблений, но аврала со стороны государственных органов власти не предвидится. А тут на сессии высказали недовольство введением двуязычия в школах города (покусились на святое!) — готов законопроект о роспуске Севастопольского городского совета. О том, где проходит грань между действительно защитой прав избирателей, а где начинается политический пиар, «Славе Севастополя+» рассказывает председатель городского совета Валерий Саратов. — Валерий Владимирович, сегодня начинает работу сессия городского совета. Прозвучат ли на ней громкие политические заявления?

— В планах депутатов — озвучить вопрос о Загородной балке, так как администрация, используя в очередной раз договор суперфиция, "толкнула" этот земельный участок. Вот ответ на вопрос: "почему взялись за "Горняк", бросив реконструкцию "Таврики". И ответы товарищей из администрации "нам казалось так лучше" еще тогда звучали, как минимум, неискренне. Теперь отдали Загородную балку с потрохами. Я думаю, что на следующей, июльской сессии будет вынесен вопрос о выводах Счетной палаты по земельным делам в городе. Заседание палаты назначено на двадцатые числа июня, и, мы надеемся, что факты злоупотреблений со стороны администрации, найдут подтверждение.

— Такая информация находит отклик в Верховной раде Украины, а вот исполнительная власть государства выступает с резким ответом после языковых претензий севастопольцев. Выступает против решений горсовета о русском языке как региональном, как языке обучения и ряд политических сил. Как должен реагировать на это горсовет?

— Да, нас много критикуют, критикуют лично меня еще и как руководителя местного отделения Партии регионов. Но Севастопольский городской совет, большинство которого представлено именно партией регионов, твердо стоит на позиции отстаивания интересов жителей города. Мы ни разу не попытались принять политический документ, не соответствующий интересам наших избирателей. И то, что отдельные депутаты Верховной рады начинают писать бумаги о том, чтобы распустить Севастопольский городской совет, свидетельствует о том, что принципиальная позиция горсовета нравится далеко не всем. Мы поступаем правильно. Мы все учимся. События 2004 года научили нас жестко отстаивать свою позицию. И я, как председатель, и мои коллеги-депутаты вне зависимости от того, будут ли распускать горсовет, будут ли применяться методы искусственного воздействия, никогда не поменяем своего мнения. Наше решение проникнуто главной задачей — воспитание достойных, умных, развитых и образованных граждан.

— Но во время принятия этого документа вас не было в городе. Насколько решение "Об итогах проведения общегородского родительского собрания "Русский язык — от проблемы к решению" и поправка к нему о закреплении в уставах школ языком обучения русского отвечают вашему личному мнению?

— Принятый текст заявления я знал. А в этой поправке не вижу ничего плохого. Если быть честным, то эта норма уже прописана в уставах школ, теперь она подтверждена решением сессии.

Я абсолютно уверен в том, что обучение севастопольцев должно вестись на русском языке при изучении всеми нашими севастопольскими школьниками украинского языка. Я категорически считаю, что обучение на неродном языке по таким предметам, как математика и физика, — это принижение наших учеников и создание для них неконкурентной среды. Потому что им, изучая такие сложные предметы, придется параллельно переводить с украинского на родной. Родной язык с младенчества закладывается в нас на таком уровне внутреннего сознания, которое находится в понятии психонейролингвистики. Все остальное — перевод. Хоть три, хоть четыре языка знай. И главное, никакой объективной необходимости в том, чтобы мы изучали математику и физику на украинском языке, просто нет. Изучение украинского языка и изучение на родном языке всех остальных предметов, тем более сложных, — это совершенно разные вещи. Думаю, что как только состоятся выборы президента либо любые другие политические события, эта норма будет отменена как ущемляющая интересы детей города Севастополя.

— А какая норма может прийти взамен?

— Сегодня в Украине вообще не существует стопроцентного выхода из этой языковой ситуации. Давайте позволим регионам, которые хотят вводить второй — региональный — язык, сделать это. Мы хотим иметь русский язык вторым — пожалуйста. Ведь это громада берет на себя обязательство того, что наши дети будут знать два языка. На русском языке в мире говорят приблизительно 300 миллионов человек. То есть терять этот язык — просто идиотизм, бред. И мы сами в отношении государства берем на себя двойную миссию. Говорим: уважаемые товарищи, мы добровольно обязуемся знать два языка, может быть, когда-нибудь будем знать три.

Уверен, что как только такой статус будет введен, ситуация в стране поменяется. Я понимаю, что на Буковине может быть вторым румынский, где-то там в Ужгороде — венгерский. Пожалуйста. Не вижу никаких проблем! Но на территории Крыма, Донецка, Луганска вторым государственным должен быть русский. От этого Украине хуже не станет, а регионы почувствуют себя значительно защищеннее в духовном смысле.

— Как же все-таки с терминологией по специальным предметам?

— Действительно, пару уроков можно провести на украинском языке, где рассказать о том, как звучат термины, чтобы ребята записали их и выучили. Но от этого, я прошу прощения, они математику или экономику лучше знать не будут. В таких случаях человек берет словарь и учит. Это вообще не предмет для рассмотрения! Потому что все наши ребята, которые планируют учиться в украинских вузах, приезжают туда и учатся прекрасно и на украинском языке. Давайте говорить откровенно. Дети все разные. Кому-то природа дала больше — они отличники, кому-то меньше. Так зачем же им, тем, кому не нужно высшее образование, еще усложнять жизнь?

Вместо того чтобы заниматься реальной помощью регионам, государственные чиновники занимаются дурью, искусственно навязывая язык. Повторюсь, что в ожидании в ближайшем времени политических изменений мы найдем решение этого вопроса.

— Вы говорите лишь об обучении на украинском языке?

— Есть и другие моменты, которые глубоко возмущают. Скажем, в судебной системе, которая содержится на налоги наших избирателей: они их исправно платят. И чего ради люди должны еще пользоваться услугами переводчика, если судья прекрасно владеет русским языком? Почему севастопольцы должны общаться с государством Украина на языке, которого не знают? Незнание государственного языка за пределами города пускай станет твоей проблемой. Но в городе? Государство может заставить горсовет, если пожелает, но любые решения, которые ущемляют права человека, как ни странно, приводят к ослаблению самого государства. И Украина, которая долго не была самостоятельным государством, должна объединяться вокруг идеи прав человека. А право человека на язык — одно из основных.

— Как вы относитесь к инициативе группы депутатов горсовета о проведении общественных слушаний по проблемам русского языка?

— Вообще я ко всем общественным слушаниям отношусь положительно. Есть часть людей, которые считают что в данной ситуации нужно еще что-то обсуждать, еще что-то решать. Но особого уважения заслуживают те люди, которые сегодня готовят методический кабинет русского языка в школах, пополняют русские библиотеки — они реально занимаются русским языком. А те, кто проводит по этому делу всякого рода велосипедные пробеги или там марши, занимаются политикой. Хотелось бы, чтобы общественные слушания превратились в политические мероприятия.

— В плане развития русского языка в Севастополе — тут горсовету реверанс от филолога. Среди конкретных дел я бы назвала работу программы по русскому языку, благодаря которой русской литературой пополняются библиотечные фонды, и подготовку нашим гуманитарным университетом учителей как русского, так и украинского языка.

— Добавьте сюда еще соглашение с Юрием Лужковым о проведении в Севастополе конференции по русскому языку. Когда мы обсуждали этот вопрос с Юрием Михайловичем, то сошлись во мнении, что сохранение общего гуманитарного пространства на территории бывшего Советского Союза еще важнее, чем экономического. За деньги бюджета в Севастополе проводится олимпиада по русскому языку, оснащаются кабинеты русского языка и литературы в школах, работает методический кабинет для этих учителей. За три года работы программы на развитие русского языка в городе потрачено три миллиона гривен.

Но вы правы, мы также сами в Севастополе создали гуманитарный университет, в котором есть кафедра украинского языка. Мы подготовили за счёт местного бюджета всех учителей украинского языка. Наши студенты в 2006 году по тестированию украинского языка заняли второе место после Волыни, в 2007 году — третье место после Волыни и Ровно. А в прошлом году вошли в пятёрку.

У нас 25% бюджета гуманитарного университета уходит на подготовку учителей украинского языка. И мы не жалеем денег для обучения школьников. С другой стороны, понимаем, что нам необходимо защищать интересы русскоговорящих людей старшего поколения.

— Как защищать, если городской совет не имеет законодательного права? Политическими заявлениями?

— Хорошо. Вот пример. В ноябре прошлого года Национальный совет по телевидению и радиовещанию принял решение о запрещении трансляции русскоязычных каналов в кабельных сетях. Мы не только приняли резкое заявление, мы — единственные из всех советов Украины — обратились в суд и выиграли его. Потому что судья всего лишь руководствовалась Конституцией. Второе. Мы показали, как город Севастополь будет бороться с незаконными решениями. В четырех микрорайонах создали системы коллективного просмотра спутникового телевидения. За то, что мы приняли такое эффективное решение, первый заместитель главы Совета национальной безопасности тут же раскритиковал нас: мол, что это творится в Севастополе, где горсовет за бюджетные деньги ставит "спутники"? А мы не делали этого за бюджетные деньги, у нас нет на это права. Мы просто собрали людей, разъяснили им преимущества коллективных систем и помогли организационно. Такой эффективной мерой мы продемонстрировали, что "дурных" решений принимать нельзя.

Я больше скажу, пример кабельного телевидения со стороны Нацсовета — демонстрация того, как можно очень не любить Украину. Объясняю. Сегодня севастопольцы до 40 лет практически не испытывают никаких проблем с пониманием украинского языка. Обычный телезритель Севастополя занимается тем, что щелкает пультом по сорока каналам. Если идет интересная программа на украинском языке, он смотрит на украинском. На русском — смотрит на русском. Это определяется не языком, а интересом. Представим, что уберут русские каналы, все поставят "спутники", причем "спутники" российские. И будут смотреть только российские каналы. Выбора не будет! Человек, который принимал такое решение, хотел сделать хуже Украине.

— Может, сглупил? А как вести себя родителям, чтобы достойно выходить вместе со своими детьми из языковых проблем?

— У нас умные дети. Умным детям нужно создавать условия для развития. Государством, регионами и родителями. Я хочу пожелать всем родителям объединения вокруг самого главного — чтобы ребенок был всесторонне образован, был достойным гражданином Украины. Если мы объединимся — у нас будут лучшие дети Украины.

Другие статьи этого номера