Свет подвига

Виктор Гюго сказал: "Мудрый человек мужает, но не стареет". Нет полной уверенности в том, что это убеждение является всеобъемлющим, однако у меня есть наглядный пример, подтверждающий правоту писателя. Знаю Сергея Сергеевича Рыбака давно, с той поры, когда ему было вдвое меньше лет, чем теперь, и на погонах его тогда были звезды старшего офицера, а не адмиральские. И видя его сейчас, удивляешься, как щадит его время, как мало он изменился. Та же флотская выправка, те же излучающие свет доброты глаза и та же уверенность в словах, делах и помыслах, обращенных в будущее.Таким вот деятельным, энергичным и увлеченным предстал он перед теми, кто пришел в Украинский культурно-информационный центр на встречу поколений, посвященную 65-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне. Эту встречу организовали координационный совет ветеранских организаций, который возглавляет Сергей Сергеевич, и студенческий актив высших учебных заведений города.

По извечной традиции, студенты СевНТУ разместились на галерке, а в первых рядах сидели убеленные сединами фронтовики с орденами и медалями, по которым можно читать историю Победы: "За освобождение Кавказа", "За оборону Севастополя", "За освобождение Киева", "За взятие Берлина"… Но это пространственное отдаление в зале преодолевали дух единения молодежи и ветеранов, осознание того, что все мы одного кровного родства, одной Родины и судьбы. Особенно наглядно это проявилось, когда чествовали участников боевых действий, оборонявших и освобождавших Севастополь: Ивана Степановича Патука, Николая Федосеевича Баранова, Валерия Ивановича Козлова, Василия Федоровича Елисеева.

Болью в их сердцах отозвались прозвучавшие из динамиков слова о том, что есть люди, которые хотели бы переписать историю Великой Отечественной, предать забвению подвиг советского народа и замолчать жертвы, принесенные нами во имя Победы. Только в ходе боевых действий (на фронтах) советский народ потерял 8 миллионов человек. Потери Америки в войне в Европе и в войне с Японией составили 470 тысяч, потери Англии — 320 тысяч, Франции — 211 тысяч, Италии — 120 тысяч. Можно ли при этом утверждать, что никакой Великой Отечественной не было, а была только Вторая мировая война?

Фронтовики в орденах и нашивках молча взирают на нас своими выцветшими от времени глазами, скорбно отводят взгляд от происходящего вокруг и уходят в мыслях в прошлое, где находят оправдание пролитой крови, понесенным потерям и отчаянному героизму. В том далеком прошлом они черпают свое утешение и пополняют свои слабеющие силы. Ветераны уходят за горизонт жизни. Тихо, смиренно, без укоризны, потому что мы — их дети и они жалеют нас, берегут от укоров нашей совести. Они великодушны и живут надеждой, что мы не забудем их подвига и свет его будет озарять наш путь в будущее.

Другие статьи этого номера