Тихий ужас

Перед протекающей крышей коммунальщики бессильны — в этом на личном опыте убедилась Тамара Алексеевна Шевченко, проживающая на улице Бориса Михайлова. Пока городские службы коммунального хозяйства сетуют, как водится, на недостаточное финансирование, жизнь пожилой женщины превратилась в пытку. Не зная, что делать дальше в такой ситуации, она обратилась за помощью в редакцию нашей газеты.

Много лет назад коренную жительницу Севастополя Тамару Алексеевну Шевченко угораздило поселиться на пятом, верхнем, этаже, где выше только небо. Знала бы она, чем опасно такое соседство, не спешила бы радоваться. Но тогда еще жив был супруг, да и сама женщина на здоровье не жаловалась. Казалось, любые житейские проблемы вполне могут быть разрешимы. Но нет. Сегодня Тамара Алексеевна практически не выходит из дому. Список ее болезней таков, что может любого повергнуть в уныние. А тут, словно в довесок, текущая крыша над головой, полностью оголившая беспомощность пенсионерки. Слушаешь ее и соглашаешься: да, такова наша жизнь, когда издевательство над простым человеком становится делом привычным.<br>

— Крыша над моей квартирой начала протекать еще в апреле прошлого года. Я позвонила в рэп, — описывает свои хождения по мукам Тамара Алексеевна. — Приходила комиссия, смотрела — тогда еще не сильно текло. Потом в дверь позвонил человек, вероятно, кровельщик. Сказал, что починит крышу, если я оплачу стройматериалы. Куда мне деваться? Дала, как просил, 450 гривен на рубероид. Никакой расписки не взяла. Сколько купил он этого рубероида, что на крыше делал, не знаю. Я же проверить никак не могу. Просила соседского парня: &quot;Залезь, посмотри&quot;. Да мастер прогнал этого юношу.<br>

Вроде какое-то время ничего не лилось, не капало. Наверное, не шли дожди. Однако с некоторых пор мокрое пятно на потолке кухни начало стремительно расползаться. Затем &quot;потекли&quot; потолки в маленькой и большой комнатах. А в недавние снег и дожди случилась вообще катастрофа: вода с потолка ручьем потекла, пришлось подставлять тазики, ведра. Все пять простыней, что есть у меня, я на пол стелила. Очень боялась, что вода до соседей этажом ниже дойдет.<br>

2 февраля приходила комиссия РЭП-9. Составили акт. Ушли. Потом позвонили, сказали, что акт можно забрать, начальник его подписал. Сама я до рэпа дойти не могу, людей просила. Теперь так и живем втроем: я, мокрые стены и акт, с которым я не знаю, что делать.<br>

Что делать? Этот вопрос мы задали начальнику главного городского управления ЖКХ В.Г. Хибученко. Всего-то хотелось узнать алгоритм действий человека, попавшего в вышеописанную беду. Владимир Григорьевич сослался на отсутствие финансирования программы по кровле. Сказал, что по этому направлению город отстает на несколько лет, что текущий ремонт кровли производится в рамках существующей квартирной оплаты, а это на сегодняшний день не более 50 процентов денежных средств. На вопрос &quot;Так все же к кому обращаться?&quot; ответил: &quot;Ко мне обращаться&quot;. Потом возмутился, что с ним разговаривают по телефону и он не видит, кто перед ним.<br>

Визит к чиновнику сотрудники редакции, возможно, нанесут позже. А пока надо срочно спасать Тамару Алексеевну из беды, заложницей которой она оказалась не по своей прихоти. В день, когда готовился материал, с утра затянули дожди. А значит, там, на Бориса Михайлова, среди &quot;плачущих&quot; стен плачет одинокая, старая и абсолютно беспомощная женщина.<br>

Оксана НЕПОМНЯЩИХ.<br>

Сказано!

Как ответила корреспонденту газеты начальник РЭП N9 Н.А. Ткачева, необходимые стройматериалы для ремонта крыши в доме, где проживает Т.А. Шевченко, закуплены. Однако приступить к ремонтным работам мешает дождливая погода. При этом руководитель ремонтно-эксплутационного предприятия обратила отдельное внимание на тот факт, что жильцы коммунальных домов хотят получать стопроцентные услуги, но при этом своевременно не оплачивают их. Общая задолженность по квартплате жильцов дома, где проживает героиня публикации, составляет 6545 гривен.<br>

Является ли это оправданием положения, в котором оказалась наша пенсионерка? Скорее всего, нет. За неэффективность системы не могут быть наказаны отдельные, не имеющие к ней прямого отношения люди. Кроме того, кто после устранения аварии наведет в квартире пенсионерки порядок? Штукатурить потолки, стену у нее нет ни сил, ни денег.<br>

Соцопрос:

&quot;ВЫ ПОЛЬЗУЕТЕСЬ УСЛУГАМИ РЭПОВ?&quot;<br>

Геннадий Тимофеевич ТАЛДЫКИН:<br>

— Уже и не припомню, когда я туда обращался. Если в квартире ломается сантехника, перегорает электропроводка — чиню сам. <br>

Анна Васильевна ОВЧИННИКОВА:<br>

— Мы живем в новом доме. Вместо рэпа у нас хозяйничает дочернее предприятие &quot;Район&quot;. Спустя год можно уже делать выводы, и мы, жильцы, недовольны. В квартплату включены уборка опавших листьев, высаживание газонов, а возле нашей новостройки никаких деревьев до сих пор и в помине нет. Клумбу я лично высаживала. Мусоропровод не работает уже год — выносим мусор на улицу. Зато квартплата в течение этого времени уже была повышена в два раза. <br>

А между тем работники этого предприятия даже не считают нужным разговаривать вежливо с людьми. Например, мне сказали, что с 8 до 10 часов утра я должна быть дома — придет сантехник смотреть, что в моей квартире отключено от системы центрального отопления. Я отпросилась с работы, ждала. Никакой сантехник не появился. А когда я начала предъявлять претензии диспетчеру, мне еще и нахамили.<br>

Александр Игоревич ТИХОНОВ:<br>

— Мой дом обслуживает РЭП N 17. Мусор вывозят, дворник приходит иногда. Об уборке подъездов и речи нет, сами по очереди подметаем, моем. Как-то вызывали электрика (плафон перегорел в подъезде), так я лично ему за работу 40 гривен заплатил.<br>

Зинаида Петровна ХРУСТАЛЕВА:<br>

— Вы знаете, на ваш вопрос хочется ответить неприличными словами. Какие услуги?! О чем вы?! Уже давно понятно, что никто ничего не хочет делать. Только деньги собирать мастаки. Это как в космосе: черные дыры. Что, куда, к кому уходит — непонятно. Дому, где я живу, 49 лет. Он уже давно &quot;оттрубил&quot; свое. Но поддерживать это старье в более-менее живом состоянии надо — там люди живут. Мы уже не первый год не можем справиться с такой напастью, как прорыв канализации. И собрания проводили, и деньги собирали, все равно трубы прорываются, стоит вонь.

Другие статьи этого номера