"Жизнь сейчас нелегкая, но особенно тяжело старикам, которым дети не могут помочь…"

Обычно к нам в редакцию люди приходят с бедой. Но проживающая на ул. Супруна, 20, 80-летняя Валентина Ивановна Жерепа пришла по другому поводу. "С 28 января по 16 февраля я лежала в ветеранском отделении 3-й горбольницы и хочу поблагодарить весь медперсонал за их работу, — пояснила она цель своего визита. — В отделении созданы все условия для пожилых людей: лечение и питание (готовят очень вкусно!) бесплатные, чистота — идеальная, и относятся к ветеранам уважительно. Пожалуйста, поздравьте коллектив отделения с праздником 8 Марта!" Слово за слово, завязалась беседа, после чего просто так отпустить человека с богатейшим жизненным опытом (Валентина Ивановна знает о войне не понаслышке, при ее непосредственном участии восстанавливался и развивался наш город) мы не могли. Полагаем, наблюдения Валентины Ивановны будут интересны нашим читателям.
&quot;ПИОНЕРЫ, ВПЕРЕД!&quot; <br>

— Наше поколение воспитывалось в советские времена под девизом &quot;Пионеры, вперед!&quot;, — рассказывает Валентина Ивановна. — Когда началась война, мы помогали фронту. Мужиков на войне поубивали, вот и приходилось нам, детям, наравне с женщинами и стариками всю сельскую работу выполнять. Было очень трудно. Но ничего, выжили. В нашей семье детей житейским премудростям обучал дед, Андрей Федорович Дюрягин. До сих пор таблицу умножения &quot;на пальцах&quot;, в буквальном смысле этого слова (у него была особая методика обучения), помню. А папу моего, Ивана Андреевича Дюрягина, который работал лаборантом на элеваторе, в 1937 году репрессировали. После этого мы с мамой часто с места на место переезжали, одно его фото только на память и осталось. <br>

СЕВАСТОПОЛЬ — ЭТО СУДЬБА <br>

— В Севастополь я приехала в 1954 году по комсомольской путевке, чтобы восстанавливать город. Как тогда говорили, за женихом! В автобусе со своим мужем и познакомилась, он служил минером на флоте. Поженились мы в 1955 году, а в 1958-м квартиру здесь получили (сколько радости было!). Дочку, внука и внучку вырастили, правнуков дождались. А два с половиной года назад моего Ивана Дорофеевича не стало. <br>

Я до 1986 года работала, сначала — завскладом, потом — товароведом, а последние годы — оператором газовой станции на детском комплексе. После того как на пенсию вышла, начала внуков растить. Практически всю жизнь в Севастополе прожила, и последние годы мне так больно и обидно за наш город! <br>

Когда Севастополь был закрытым, никто не смел на улице даже шелуху от семечек бросить — сразу прохожие догоняли и заставляли подобрать за собой. А сейчас молодые на лавочках сидят, курят, пьют, окурки и бутылки тут же бросают. Однажды не выдержала, подошла к ним: &quot;Здравствуйте, деточки! Зачем же вы мусорите?&quot; А одна из девушек мне в ответ: &quot;Да пошла ты…&quot; Я ей: &quot;Ой, спасибо, внученька!&quot; — и пошла прочь, плохим словом гонимая… <br>

Трудно жить сейчас старикам. Севастопольцы изменились не в лучшую сторону: люди озабочены, сердятся друг на друга, редко улыбаются, мусор повсюду, уборку которого власти не могут должным образом организовать. И культурного общества у нас не будет до тех пор, пока по телевизору будут показывать только фильмы и новости про убийства и катастрофы. Наше поколение знает, что так делать нельзя (раньше больше о хорошем говорили, чем о плохом). А для молодежи это — пример для подражания. Опять же повсюду только слышишь и видишь, как политики рвутся к власти, друг другу нервы портят. А зачем? Сегодня многие из власть имущих воруют и не скрывают этого. А ведь рыба начинает портиться с головы. Если им можно, то почему бы и другим этого не делать? <br>

БОРЬБА ЗА ВЫЖИВАНИЕ <br>

На вопрос о том, как выживают сегодня пенсионеры, Валентина Ивановна ответила так: <br>

— Нашему поколению всегда трудно было. Но раньше хотя бы стабильность была. Если уволился с одной работы, можно было сразу же другую найти. А сейчас (я по внуку сужу), если работу потерял, то устроиться на другую непросто. Да и обмануть работодатели норовят, обещают одну зарплату, а при расчете стараются меньше дать или вообще не платят. Да, при Советском Союзе дефицит продуктов был, но все же с голоду не умирали. Теперь все можно купить, кроме родной мамы, но не за что. Коммунальные платежи в 3,5 раза увеличили, а к пенсии ничего не добавили. Я свою 801 гривну получу, за квартиру заплачу, лекарства куплю (в последнее время болею часто), а на продукты денег уже не остается. Раньше сад-огород выручал, но когда муж заболел, пришлось участок продать, и не стало моего &quot;рая&quot;… <br>

Сейчас очень трудно живется тем старикам, которым дети не могут помочь. Время от времени с подружками собираемся на скамейке на улице, общаемся. Материально друг другу помочь не можем, но в магазин сходить, продукты, лекарства друг другу купить — это запросто. Так друг дружке и помогаем, мужчин-то в наших двух домах практически не осталось. А вообще в молодости мы даже подумать не могли, что нам в старости так жить придется. Все, что на &quot;черный день&quot; откладывали, на сберкнижках &quot;сгорело&quot;, а заработать на жизнь сейчас уже сил нет. Это раньше мы веселые, заводные были. Теперь очередь молодых мир к лучшему менять…<br>

Другие статьи этого номера