Судьба поверхностных стоков воды

Кто из нас, севастопольцев, при попытке перейти во время или после дождя через улицу не останавливался перед настоящей рекой дождевой воды, текущей вдоль тротуара? Редко кому удается найти небольшую узость в потоке, чтобы благополучно перепрыгнуть его. Чаще всего рядовые жители и жительницы, не имея высоких спортивных разрядов по прыжкам, вынуждены погружать ноги в грязную холодную воду. Хорошо, если дело обойдется только испорченным настроением. А ведь нередко такие "водные процедуры" заканчиваются простудой.Как это ни грустно, я могу уверенно предполагать, что с каждым годом потоки все чаще будут появляться на наших улицах и становиться глубже. И дело не в каких-то абстрактных последствиях глобального потепления, хотя и оно — уже свершившийся факт. Причина кроется в нашем с вами тотальном пренебрежении законами природы, экологии, которые существуют объективно, независимо от того, знают о них чиновники или нет. А одно из следствий закона сохранения энергии, как известно, гласит: ничто не исчезает бесследно.

Так вот, те ливневые потоки, что обдают нас мокрой грязью из-под колес проезжающего транспорта, — это потенциальные грунтовые и почвенные воды. Но они, увы, не стали ими по причине сплошной застройки городской территории. Если поверхность газонов и придомовых сквериков, травянистые пустыри новых микрорайонов раньше справлялись с поглощением выпавших на них атмосферных осадков, то крыши гаражей или асфальтовая дорога, появившиеся на их месте, напрочь лишены этого свойства.

А эти ливневые стоки, смыв с наших улиц сотни килограммов свинца, кадмия, ртути, соединений хлора (то есть всего того, чем "богаты" выхлопные газы, дым кочегарки, промышленные отходы), принесут их в море и сбросят недалеко от берега. Море безропотно примет такое "богатство", но не станет прятать далеко, а запустит всю эту отраву в свой круговорот: что-то из этих токсинов окажется в рыбе, что-то попадет в водоросли, что-то "обогатит" воду пляжей. В итоге смытая грязь вернется к нам, создателям ливневых стоков.

Не все потоки добегают до моря. Некоторые из них неожиданно исчезают посреди дворов и улиц. Кто думает о своем безопасном проживании в городских строениях, тот должен задаться вопросом: "Куда же девается такое количество воды, соизмеримое порой с объемом небольшой речки?" Как известно, ливневых коллекторов в жилых кварталах нет. Следовательно, поверхностная вода концентрированным потоком фильтруется в слои горных пород (прослои песка, известняков), в которых заложены фундаменты домов. Законы движущегося потока, известные еще из курса школьной физики, неумолимо предполагают вынос вместе с подземной водой мелких частичек грунта или растворенного вещества, что неминуемо ведет к образованию подземных пустот. Специалисты называют эти процессы антропогенным (техногенным) карстом и суффозией в зависимости от характера проявления. Дальнейшее развитие событий можно легко вообразить, вспомнив сюжеты о провалах домов в Москве, Киеве, Донецке и других городах.

Интенсивное наступление городской цивилизации в "лице" выгребных туалетов и несанкционированных свалок на склоны Сапун-горы, Киленбалочных высот, Караньского плато таит другую реальную опасность: загрязнение подземных водоносов. А значит, мы можем лишиться даже теоретической надежды на чистую питьевую воду из скважин на территории города. Какая связь между дачными массивами, промышленными площадками, мусором на восточных окраинах города и качеством питьевой воды? Прямая. Именно там, где сейчас растут новые дачные и жилые районы Севастополя, находится область формирования подземных вод второго подземного горизонта (наиболее чистые воды). Если произойдет их загрязнение, то врачи-эпидемиологи будут вынуждены установить запрет на их потребление даже из глубоких скважин, как это уже было с водой первого водоносного горизонта в засуху в начале 90-х годов ХХ века. Страшно подумать, что будут пить севастопольцы, если запасы воды в Чернореченском водохранилище по какой-либо причине истощатся! (Лето и осень 2008 года были на удивление сухими, кстати). Тех машин, что развозят сейчас воду из сакских скважин, будет заведомо недостаточно для всего населения Севастополя. И что будем тогда делать? Лишь суматошно задавать наш традиционный вопрос "Кто виноват?" Сделать что-то реальное будет поздно.

Уверен, что когда-то существовали (может быть, существуют и сейчас) строительные нормы, определяющие соотношение площади, занятой под застройку, с площадью газонов, парков, открытых пространств. Сохранение экологически оправданной пропорции между этими составляющими городского пейзажа — гарантия безопасного воздуха, благоприятного микроклимата, комфортного восприятия городского ландшафта. Сравнив аэрофотоснимки нашего города, сделанные 40 лет назад, и современные, невольно поражаешься масштабом изменений. Площадь городской застройки, дачных участков, где опять же преобладают постройки и бетонные дорожки, увеличилась в несколько раз. Во столько же раз изменились в худшую сторону радиационный баланс над нашим городом, интенсивность фотосинтеза, соотношение инфильтрации атмосферных осадков и поверхностного стока.

А какими темпами идет массированное уничтожение "зеленого пояса", созданного героическим трудом работников Севастопольского лесхоззага 40-50 лет назад! Ежегодно сосны на десятках гектаров идут под топор или умирают в пламени пожара-поджога. И это при неукротимом росте автомобильного парка города! Список природных потерь можно приводить долго. И только полные идиоты могут отрицать очевидный факт, что такие изменения не окажут в самом ближайшем будущем негативного воздействия на здоровье всех севастопольцев, на экологию города.

А экологические беды непременно ударят по экономике Севастополя, которая упорно связывает свое будущее только с одной отраслью — туризмом. Какой будет толк от трех- и пятизвездочных гостиниц, если в городе не будет нормальной питьевой воды и чистых пляжей? Кто станет покупать в многочисленных супермаркетах товар, если смертность в Севастополе будет превышать рождаемость? Где будут купаться севастопольцы, если почти все пляжи останутся частными или невообразимо грязными? Вопросы, вопросы, вопросы…

Неужели нам остается только ждать, пока экономический кризис, который, по свидетельству аналитиков, готовит "второй сеанс", остановит безудержное истребление природной среды Гераклейского полуострова? Но что последует за ним?

…Судьба античного Рима, чьи дворцы и храмы заросли травой после серии пронесшихся катаклизмов, не вдохновляет. Потому что известно: на месте уничтоженного сообщества возникает другое, более простое, более бедное качественно и количественно. А раз так, то даже спустя десятилетия на заброшенных стройплощадках не будут шуметь фисташковые леса или петрофитные степи, радующие нас по весне разноцветными ирисами или крокусами. Пора всем нам понять, что безграничного роста города не может быть по причине ограниченности самой территории Севастополя. Нам пора задуматься над тем, что человек навредил природе за последние десятилетия больше, чем за всю предыдущую историю своего развития. А ведь она нас поит и кормит, растит и учит, врачует наши сердца и души. Но когда же придет осознание того, что сохранение природы — самая важная и насущная задача, единственный путь выживания, самая главная национальная идея?

Другие статьи этого номера