Валерий САРАТОВ: "Для меня не будет существовать никого в отстаивании интересов севастопольцев"

На первую прямую линию общения с горожанами Валерий Саратов вышел ровно спустя две недели работы в должности председателя Севастопольской городской государственной администрации. То, что для Севастополя главной проблемой остается состояние жилищно-коммунального хозяйства, для опытного руководителя новостью не стало. Выявились разве что новые адреса бедствий, сообщенные Валерию Саратову севастопольцами в телефонном режиме. За два часа общения по телефону прямой линии, традиционно проводимой "Славой Севастополя", Валерий Саратов успел ответить на 45 звонков жителей города. И почти за каждым — человеческая неустроенность и крик о помощи. Публикуем некоторые из них.

ВОПРОСЫ О ЛИЧНОМ

Первым на "линию" поступил звонок от пенсионерки с улицы Мельника Лидии Евгеньевны:

— Это Валерий Владимирович?

— Да. Ваш вопрос?

— У меня третий год течет стена. Обращалась в рэп, все отвечают: в следующем году. Внутри вся стена мокрая! Что мне делать? (плачет).

— Мы с вами договоримся так: давайте, вы успокоитесь, а те вопросы, которые мне задают на личных приемах и на "Горячих линиях", я беру под личный контроль. Пока я работаю только две недели, но с вашим вопросом разберемся и постараемся, чтобы в сентябре все было сделано.

(На "прямой линии" также присутствовали начальники управлений СГГА и главы районных администраций. После первого же звонка Валерий Саратов, обращаясь к присутствующим, заявил: "Говорю всем: в этом году сосредоточиться не на показных капитальных ремонтах, а на людских проблемах").

Следующий звонок:

— Меня зовут Валерий Васильевич, фамилия Зибров.

— Здравствуйте!

— Я обращался к Куницыну четыре раза…

В. Саратов, перебивая:

— Ты так и живешь на Инженерной? — И, обращаясь к присутствующим: — Вместе на "Парусе" работали!

— Да. Моя мать, Анна Васильевна, является участником Великой Отечественной войны. До сих пор не газифицирована квартира по ул. Инженерной. Хотя средства для участников войны выделяются. Там возле нашего дома проходит частная газовая магистраль, но ссылаются на то, что нужно платить за врезку, а ведь участнику войны должны бесплатно!

— Я буду решать этот вопрос. Анне Васильевне привет передавай.

— Добрый день, уважаемый наш, мы поздравляем вас и себя с началом вашей работы. Я — Галина Степановна. Вопрос — по водопроводу возле медучилища, переулок Мичманский.

— Мне нужно понять суть проблемы. Это старые финские дома?

— Да.

— Помню, разберемся, выйдем с вами на связь.

— Вам звонит Вера Яковлевна с улицы Мечникова, 8. Вопрос такой. Я писала начальнику администрации заявление: дом у нас — развалюха, нам заменить бы газовую плиту. Я — участник войны, муж — участник боевых действий…

— Заменим до 9 Мая!

— Вам писать еще?

— Не нужно писать — заменим.

— Здравствуйте!, Елена Сергеевна с ул. Колобова, 15. Моему мужу 84 года, участник боевых действий, дошел до Берлина. Как Калько в "Славе Севастополя" писал: "в тельняшке до Берлина"… У нас в прошлом году была бриллиантовая свадьба, но умер сыночек, надежда наша. А мы живем на 9-м этаже. Лифт ломается все время. Нельзя ли заменить нам квартиру, пониже чтоб?

— Тяжелый вопрос. У города нет своего жилья. Все первые этажи — в частной собственности. Боюсь что-либо обещать… Повесит районная администрация объявления, может, найдем жильцов, чтобы поменялись. А пока будем смотреть, чтобы не ломался лифт.

— Беспокоит жительница Северной стороны, с улицы Чехова, Людмила Ивановна. Поздравляю с назначением, успехов в работе.

— Спасибо. Если будете помогать!

— Будем. Но у меня к вам просьба, связанная с восьмиквартирным домом возле завода "Парус". Одна квартира уже газифицирована, по дому проходит труба, остались семь квартир, в которых живут пенсионеры, ветераны труда. Мы очень ждем газ. Я третий раз обращаюсь на прямую линию. Однажды бывший председатель даже пообещал через "Славу Севастополя", что даст задание газифицировать дом. Прошло полгода — изменений нет. Очень просим, помогите нам, пожалуйста.

— У меня, Людмила Ивановна, есть недостаток: я ничего не могу обещать, пока реально не разберусь в проблеме. Не так все просто, как вы говорите. Я представляю себе, сколько стоит газификация одной квартиры. Вы получите письменный ответ после того, как я определюсь, что можно сделать.

— Вас беспокоит Михаил Семенович. Мы живем на проспекте Генерала Острякова, рядом с технической библиотекой, всего пять домиков. Мы 30 лет бьемся, не можем газа добиться, а до нас буквально пять метров трубу провести. Каждый руководитель обещает. Жунько, Иванов, Куницын…

— Даже не знаю, что ответить. Я был председателем горсовета четыре года, у меня людей на приеме было четыре тысячи, но ваш вопрос для меня — новый. Я должен разобраться. Не понимаю, почему он не был решен раньше. Мы вам перезвоним. (Обращаясь к руководству главного управления ЖКХ: "В центре города не можете сделать!")

— Мы — жильцы дома на ул. Горпищенко, 45. Пять месяцев назад у нас произошел трагический случай — жители отравились угарным газом. Нам всем опечатали старые колонки и обещали заменить на турбоколонки. И куда мы только не ходили…

— А я у вас спрошу: у вас квартиры частные, приватизированные?

— Да.

— Ну и как мы будем менять колонки в вашей личной квартире? Наша задача, задача города, — подать вам воду, газ, но дальше — ваша квартира! Я не понимаю, почему мы должны менять имущество в принадлежащей вам квартире? Почему должны менять за счет города? Понятно, мы помогаем ветеранам, а вам почему? Это ваша колонка, ваш унитаз, ваш бачок. Почему вы ставите мне вопрос о замене вашей личной собственности? Я просто вас не понимаю! Вы должны купить и поставить себе турбоколонку.

— Звонят с Корабельной. Вячеслав Васильевич, ул. Лунина, 24. Да насчет газа я.

— А дом стоял в плане?

— Да.

— В данной ситуации мне пока сложно отвечать вам, еще не приняли бюджет и Программу социально-экономического развития города. Сейчас, когда будем ее обсуждать, будем заниматься и вашим вопросом. Я отвечу только после принятия решения. Это будет в мае.

— Только дайте конкретный ответ: "да" или "нет".

— Так и сделаем, но я думаю, что "да".

(При разработке Программы СЭР Валерий Саратов также обещал обратить внимание на газификацию малоэтажных домов совхоза имени Софьи Перовской).

— Здравствуйте, я — Раиса Ивановна (плачет), с Радиогорки, улица Загордянского. Помогите! Прогнил пол, в кухне одна горелка, титан проржавел и упал, муж давно ушел…

— Пожалуйста, успокойтесь, не нужно плакать, решим вашу проблему.

(Тут же докладывают: "Ситуация известная, одинокая пенсионерка, но квартира "отписана" родственникам в Москве". Ответ В. Саратова: "Я понимаю, что вопрос не наш, но что делать. Человек прожил жизнь. Найдем способ помочь").

— Олег Григорьевич с улицы Степаняна, 9. Исключительно неудовлетворительное теплообеспечение нашего дома в течение 20 лет.

(Ситуацию Валерию Саратову тут же поясняет начальник главного управления ЖКХ Владимир Хибученко: "Это самая удаленная точка от Камышовской котельной, идет разбалансировка системы").

— Вопрос понятен. Мы будем заниматься. Сейчас в рамках подготовки к отопительному сезону беру три месяца.

— Так мне готовить чернила и бумагу к новому сезону?

— Нет. Я беру вопрос на контроль. Когда решу его, скажете спасибо.

"АРХИТЕКТУРА" ПРОДАЛА СЕВАСТОПОЛЬ

— Вас беспокоит Анна Петровна, я — участник войны. Хочу рассказать, что на спуске Айвазовского сейчас ведется бурное строительство прямо на пешеходной дорожке, варят железобетонные трубы (см. снимки). Где людям ходить?

— Пойдем сейчас, после "линии", смотреть, хотя эту проблему уже знаю (обращаясь к руководству района), против таких нахальных работайте с правоохранительными органами: берите милицию, оцепляйте, срезайте железо. Обещаю, вместе с вами потом пойду в суд.

Ирина Литвинова:

— Валерий Владимирович! Я очень люблю наш город, живу на проспекте Генерала Острякова. Севастополь — один из немногих городов, в котором все дома были построены после войны по единому архитектурному плану. Город имел свое неповторимое лицо. Мы гордились своим городом. К сожалению, в последние годы массовая перестройка домов, застройка скверов и свободных уголков центра города привели к потере индивидуальности Севастополя. Планируют ли городские власти привести архитектурный облик центра города в нормальное, задуманное его создателями состояние? (вопрос прислан по электронной почте и задан корреспондентом "Славы Севастополя").

— Сегодня мне пришлось грубо разговаривать с "архитектурой" (имеется в виду профильное подразделение СГГА. — Ред.) Я считаю, что "архитектура" "сдала" Севастополь, обслуживая интересы тех или иных руководителей, выполняя прихоти тех или иных начальников. Чтобы понять правоту моих слов, войдите на катере в Артбухту и посмотрите налево-направо. Слева вы увидите то, что построено после войны: театр, институт. А справа — что построено сейчас. Это совершенно бесстыдно по отношению к горожанам. "Архитектура" города продала Севастополь! Теперь эти вопросы не решить ни за день, ни за два, ни за год. Но моя задача — сделать так, чтобы "архитектура" не облизывала главу администрации города, а отстаивала позиции по красоте Севастополя.

НАШ ГОРОД

— Здравствуйте, звонит Эмилия Ивановна, проспект Гагарина, 6. Я — председатель территориального совета ветеранов. Уважаемый Валерий Владимирович, обращаюсь от ветеранов и молодых мам района, примыкающего к заповеднику "Херсонес Таврический". Первое: когда у нас будут спортивные и детские площадки? Все, что построила советская власть, круглосуточно занято автомашинами.

— По площадкам такое примем решение: у нас тут представители Гагаринской администрации рядом с телефоном находятся, они прибудут, вы им скажете, какие площадки вы имеете в виду, мы их оградим от машин.

— Второе: в нашем массиве нет ни парка, ни сквера. Негде людям отдохнуть…

— Эмилия Ивановна, у вас площадка есть, где можно разбить сквер?

— У нас нет такой площадки! Кто будет разбивать сквер?

— Я буду разбивать! Я ваш союзник в этом вопросе. Я считаю, что в обязательном порядке городская власть должна сажать новые деревья, разбивать скверы. Мы посмотрим, где будем разбивать.

— А… это все в будущем…

— Почему? Я собираюсь сделать это осенью.

(После этого звонка Валерий Саратов обратился к главам всех районных администраций: "По скверам я не шучу, после лета будем сажать деревья по всему городу").

— Здравствуйте, меня зовут Клавдия Михайловна, мне 84-й год, живу на улице Гоголя, 10. Волнует то, что не окапываются деревья вдоль дороги от пл. Ушакова до ул. Гоголя.

— Спасибо за боль о городе. Я не знаю, нужно ли окапывать старые деревья, но то, что нужно вырезать старые ветки, менять деревья — уверен. Здесь я ваш соратник, вопросами деревьев буду заниматься лично.

— Добрый день! Владимир Иванович беспокоит. Я проживаю на проспекте Героев Сталинграда. У нас столько собак — целые своры! Можно что-то сделать с этой проблемой?

— Давайте вместе советоваться. Собак в советское время уничтожали. Отлавливали и убивали. Сейчас люди говорят, что нельзя этого делать. А стерилизация — достаточно дорогое удовольствие. Собаку нужно поймать, где-то содержать, потратить 700 гривен на операцию. Не можем сейчас найти таких денег в бюджете. Вы в этой ситуации что считаете нужным делать? Для меня это больной вопрос. Какова ваша позиция как севастопольца?

— Вы знаете, большинство на Сталинградском рынке говорит, что нужно вернуться к прежним, советским временам — ничего страшного.

— Я услышал вашу точку зрения. Меры вынужденные, хотелось бы, чтобы мы с горожанами как-то поняли друг друга. Наверное, придется собак отлавливать…

— Здравствуйте, Валерий Владимирович! Я — жительница Северной стороны. Меня зовут Алла Степановна. Во-первых, мы рады, что вы — руководитель администрации, и очень надеемся, что вы, житель Северной стороны, поймете нас. Вопрос такой: на Учкуевке вырубили абрикосовую рощу, настроили коттеджей. А сейчас подбираются к сосновой роще. Мы уже видели, что какие-то люди ходят, замеряют землю. Народная "разведка" донесла, что прокуратура имеет разрешение строить там коттеджи. Спасите сосняк!

— Буду отвечать не только для вас, Алла Степановна, а для всех севастопольцев. Первое. Пока я работал председателем городского совета, мы ни одного участка с зелеными насаждениями не отводили под застройку. Я сейчас разбираюсь со всеми распоряжениями, которые подписала администрация. Только за три месяца этого года подписано тысяча двести распоряжений по выделению земли! Вся земля города роздана без согласования с городским советом. И я сегодня не исключаю, что такое распоряжение было подписано и по сосновой роще. Оно было подписано не мной, но я даю честное слово, что мы не допустим ни одного шага, нарушающего права севастопольцев. Второе. Мы сегодня уже отвели землю под 76 городских скверов. И третье. Для меня не будет существовать никого в отстаивании интересов севастопольцев. Я с этим вопросом разберусь.

— Мы очень надеемся на это.

— Валерий Владимирович? Это Андрей Маслов, режиссер. Я живу на улице Древней. Все вам негативные вопросы задавали, а я начну с позитивного сообщения. В прошлом году театр "ПсихоДельАрт" получил-таки, наконец, "народного", но, тем не менее, обещанных ставок от управления культуры до сих пор нет.

— Где же позитивная информация?

— В прошлом году мы заняли второе место на международном фестивале в Киеве.

— Согласен — позитив.

— Третья позитивная новость: мы по-прежнему "живем" в Балаклаве, в Центре культуры и досуга. Туда севастопольцы не ходят. Мы нужны только ялтинскому зрителю, нас постоянно приглашают на Чеховские дни.

— Так какой ко мне вопрос?

— Никаких, просто сообщил.

— Мне пока сложно разговаривать с вами, бюджет… Я потом отдельно встречусь с "культурой". Вспомню ваши проблемы.

"КОГДА МНЕ ЗАПЛАТЯТ?"

— Я дозвонилась Валерию Владимировичу? Я — Гурахина Елена Борисовна, вдова инвалида войны. Как дитя войны, согласно закону Украины, имею право на повышение пенсии на 30% от минимальной пенсии по возрасту. Буду ли я получать надбавку? До сих пор выплат нет. Пенсионный фонд выплачивает ее только по решениям районных судов, в судах столпотворение, а дети войны по состоянию здоровья не могут выходить из дома. Сколько нас будут мучить?

— Если бы этот вопрос зависел от меня или от города Севастополя… Я скажу так, без обмана: этот год, когда пришло новое правительство, будет сложным, оно пока не сумеет обеспечить выполнение всех социальных законов. Но моя обязанность — задать ваш вопрос в Киеве. Я разделяю вашу позицию и обращусь с соответствующим письмом в Киев. Чтобы вы понимали: без государственного бюджета нам проблему не решить. Но надеюсь на новое, грамотное, квалифицированное правительство Азарова. Будем заниматься.

— К вам обращается Ольга Николаевна с Бартеньевки. У меня пенсия — восемьсот гривен. Я — участник войны. Говорят, будут выделять пенсии жителям осажденного Севастополя?

— Да, в декабре 2009 года мы приняли городскую программу "Ветеран". По ней все участники боевых действий и жители осажденного Севастополя к празднику — 65-летию Победы — получат по тысяче гривен.

— Спасибо большое!

ТАРИФНАЯ ПОЛИТИКА

— Валерий Владимирович, вам звонят с улицы Толстого. Во-первых, хочу вас поздравить с назначением, во-вторых, хочу как жительница города выразить недоумение по поводу увеличения тарифов, особенно на услуги рэпов. Их работой недовольны многие жители города.

— Мы "держали" тарифы четыре года. Но теперь посмотрели, что за это время пенсии и заработные платы выросли в два раза. Примерно в два раза выросли и тарифы. По рэпам ситуация следующая. Мы насчитали стоимость их услуг в одну гривну девять копеек. Но пришлось включить еще 26 копеек на обслуживание внутридомовых сетей. Обижайтесь не обижайтесь, но решение правильное, потому что ВДС в старых домах давно вышли из строя. Если мы не начнем собирать копеечку на ремонт, то ремонтировать их в домах будет не за что. В первую очередь в поле нашего зрения будут попадать дома, построенные в 50-60-е годы, где зайдешь в подвал — все течет. А работу рэпов мы приведем в порядок. Месяца за три-четыре увидите, что рэпы начали работать лучше.

— Меня зовут Екатерина. Будет ли перерасчет для тех, кто платил по старым тарифам? Потому что выставленные нам долги просто пугают.

— Да, будет. Всем, кто платил по старым тарифам, будет сделан перерасчет. А вот после апрельской сессии нужно платить уже по новым. Платите. Хорошо?

— Хорошо.

Вопрос от горожанина, не пожелавшего представиться:

— Когда в "Славе Севастополя" напечатают новые тарифы, полные таблицы?

— В пятницу напечатаем.

(Прямая линия проводилась в среду, 21 апреля. Сводная таблица действующих тарифов опубликована в пятничном номере "Славы" за 23 апреля).

— Я с улицы Щербака. Скажите, за что мы платим рэпам, ведь, кроме уборки территории, они больше ничего и не делают? А в тарифы включен целый перечень услуг.

— Согласен с вами. Сейчас мы перечень услуг свели до минимума. 70% тарифа — это вывоз мусора и уборка территории. В тариф включено "аж" 7 копеек за уборку раз в неделю лестничных клеток, немножко оставили на борьбу с грызунами. Но как убрать из перечня услуг обследование вентиляционных каналов? Это обязательно, иначе придется газ отключить. Добавили еще 26 копеек на внутридомовые сети. А дальше — это уже моя задача: понадобится несколько месяцев на организационные решения. Мы всех начальников рэпов, которые плохо работают, поменяем. Будут работать так, что вы останетесь довольны.

— Спасибо большое.

— Добрый день. Это Валерий Владимирович? Это пенсионерка Сапронова Юлия Федоровна. Мы ждали вашего назначения, рады. Спасибо, что так долго удерживали тарифы. Я, кстати, сама работала в девятой школе, откуда вы выпускались…

— Согласитесь, что к столетию школу привели немножко в порядок?

— Да-да. Вы учились у Веры Макаровны.

— Да, до сих пор созваниваемся. Вопрос?

— Насчет тарифов. Я не в претензии, тепло получаем, воду получаем, но дорого.

— Тарифы подняли чуть больше чем в два раза. Я вас хочу попросить: мы все — я, вы — будем платить целый год за тепло, чтобы платить меньше зимой; такое решение принято в Украине, что тариф — двухставочный. Площадь квартиры у вас какая?

— 42,2 метра.

— Значит, придется платить и летом где-то 60 гривен. Прошу вас: платите, продержаться нужно. Но если вы одинокая, то давайте будем оформлять субсидию.

"ПРОПУСТИТЕ НАС К МОРЮ"

— Вам звонят с улицы Древней. Не хочу называть фамилию, а то у меня будут неприятности. У нас: вышел из подъезда — деться некуда ни ребенку, ни пожилому человеку, подойти к морю мы не имеем права! С нас за пропуск в Херсонес берут огромные деньги. Только с ребенка сто гривен. А теперь на пропуска еще и фотографии требуют, хорошо хоть не отпечатки пальцев! А почему я не могу свой пропуск дать члену моей семьи, у нас есть внуки, дети. Население идет не развалины смотреть, а купаться. Об этом все знают!

— Я планирую в субботу быть в Херсонесе, посмотрю, как там люди ходят на пляж, конкретней пока не скажу, но вопрос услышал.

(На тему пропусков жителям микрорайона, примыкающего к Национальному заповеднику, поступило три звонка).

ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ СОСЕД

— Вас беспокоит жительница улицы Куликово поле, 3, Наталья Константиновна. У нас во дворе группа людей — 36 человек — установила по всему периметру дома парковочные устройства, остальным людям (150 человек) негде ставить машины. Мало того, они нам запрещают проезжать во двор. Якобы у них есть письмо, которым им разрешено это делать. МЧС прислало нам письмо о том, что 1 апреля парковочные устройства будут демонтированы. По сей день никто ничего не предпринял. Более того, одному нашему соседу все время режут колеса. Он как бы инициатор обращения, сбора подписей и письма в прокуратуру.

— Я так понял, что эти 36 человек — враги города. Они где живут?

— У нас в доме, представляются работниками правоохранительных органов…

— Когда будут говорить, мол, работник СБУ, работник милиции, вы попросите предъявить удостоверение и запишите фамилию. Пропечатаем их в "Славе Севастополя", что работник такой-то угрожает. Хотя теоретически этот вопрос решается так. У каждого дома, по законодательству, есть придомовая территория. У вас 150 человек — положено по 20 кв. метров на каждую квартиру придомовой территории. Нужно отвести ее, по закону, обществу совладельцев, тогда двор будет принадлежать дому и никакой работник не сможет влезть на вашу территорию. Ну а в том, о чем вы сказали, нужно разобраться. Дам письменный ответ.

— Борис Федорович, пл. Захарова. Вопрос такой: у нас во дворе дома водоканал три года назад менял трубу… Так мы и прыгаем. Шесть раз ходил в домоуправление.

— Сделаем!

— Еще вопрос. У нас предприниматель Волков перегородил дорогу, закрыл пожарный проезд, поставил фургон и торгует разными продуктами.

— Вопрос принят.

(Представитель Нахимовского района тут же докладывает: ситуация возникла месяца два назад, районные власти обратились в прокуратуру — пока ответа нет).

Валерий Саратов: "Если прокуратура в течение месяца не дает информации, докладывать мне. Наша задача — работать так, чтобы реакция прокурора на вопросы, поставленные властью, была первоочередной".

— Валерий Владимирович? Беспокоит вас Василий Васильевич, живу на улице Косарева. В нашем доме на первом этаже находятся помещения, которые принадлежат Фонду госимущества. Их в аренду взял директор объединения детско-юношеских клубов. Он начал перестройку первого этажа: пробил два проема в несущих стенах. У них никаких разрешений нет! Это нас беспокоит, потому что сейсмичность нашего дома повысилась.

— Тут у нас начальник профильного отдела говорит, что все вопросы согласованы. На эту проблему у нас есть ГАСК.

— В ГАСКе все знают. Но у ГАСКа нет полномочий остановить стройку, только штрафы выписывают. Заплатил — от него отстали. Человек ваш же рядом с вами сидит и говорит ерунду!

— Вы ГАСКу доверяете?

— Да.

— Я проверю через ГАСК, и мы вам дадим письменный ответ.

"НИКОГО ЛОВИТЬ НЕ БУДЕМ. БУДЕМ РАБОТАТЬ"

— Очень рада вас слышать, Валерий Владимирович. Галина Михайловна говорит. Наш вопрос: кто понесет ответственность за развал всей сферы ЖКХ?

— Никого ловить не будем. Состояние ЖКХ по всей стране такое же. Я живу в этом городе 56 лет. Был депутатом городского совета еще при советской власти. Докладываю вам: и в наше советское время, которое вспоминаем, дома были в ужасном состоянии. И теперь состояние жилищно-коммунального хозяйства — самая главная проблема Севастополя. Мы для того, чтобы держать его в порядке, вкладываем недостаточно денег. Другого решения, кроме того, чтобы жильцы домов, в которых приватизированы все квартиры, создавали общества совладельцев домов, не существует. А государство и город в ответ должны сделать капитальный ремонт кровли, стояков, фасадов — и дом ваш. Тогда никто не будет задавать вопрос, почему такие тарифы по рэпам: какие установите — такие и будут. Когда начнется движение навстречу друг другу, мы будем вкладывать средства в ремонт тех домов, жители которых готовы взять их в свою собственность. Власть должна отвечать за подачу тепла, воды, чтобы работал мусорный полигон.

— Когда, наконец, станут чище пляжи и парк Победы? (вопрос прислан по электронной почте).

— Как отвечать, даже не знаю. Проблема в том, что предыдущее правительство заняло за последний год краткосрочных кредитов на 143 миллиарда гривен. В этом году их нужно отдавать. Так что в бюджетах государства и города денег не будет. Будем смотреть, что можно сделать, в том числе и по подготовке пляжей: объедем, посмотрим. Что касается парка Победы, то заниматься зелеными насаждениями нужно в самом широком смысле этого слова. Но, опять же, не хочу обманывать: при том варварском отношении наших граждан к тому же парку Победы слишком большая выходит составляющая даже на текущее обслуживание, замену фонарей. Вот и не знаю, когда в парке Победы станет хорошо. А вы знаете, что на заре советской власти вход на Приморский бульвар был платным? Может, и тут есть возможность зарабатывать на содержание платными услугами. Складывать алгоритм — платными или бюджетными — будем в следующем году. В этом — сложно. Еще раз зададимся вопросом: когда последний раз в Севастополе был посажен кедр? Это такая отдельная песня. Будем заниматься…

Подготовила Ирина КАРАТАЕВА.

P.S. За время подготовки материала к публикации пристройка на ул. Айвазовского по распоряжению Валерия Саратова была снесена.

Другие статьи этого номера