В Черноречье — юбилей

Балаклавская централизованная клубная система объединяет семь учреждений культуры. На нынешний год пришлись 35-летие клуба поселка Штурмового, 50-летие Дома культуры села Хмельницкого, 55-летие клуба поселка первого отделения ООО "Агрофирма "Золотая балка" и 60-летие Чернореченского сельского клуба. Первыми отметили юбилей чернореченцы.Часа за четыре до начала торжественных мероприятий заведующая клубом Евгения Ильясова наводила лоск во дворике. Под метлу попали хрустящие обертки из-под орешков, чипсов, металлические банки из-под неведомых мне напитков, шесть литровых пластиковых пивных бутылок, естественно, окурки, иной сор.

"Вчера дискотека была", — сообщила Евгения Викторовна.

Заведующая клубом, чувствуется, женщина с характером, иными словами, не из робкого десятка.

"Употребление пива в клубе я пресекаю, — сказала она. — А вот бросать окурки в специально прибитую на крыльце банку никак не приучу".

Культурное прошлое Черноречья (Чоргуня), если его не забывать, может составить громкую славу не то что Севастополю, всей стране. Первооткрывателем крымской природы справедливо считают географа-натуралиста Карла Габлица. Сразу после присоединения Полуденного края, как называли два столетия назад полуостров, ученого пригласил сюда князь Григорий Потемкин. Карл Габлиц поселился в Чоргуне. Вероятнее всего, здесь им написаны главные труды "Физическое описание Таврической области по трем царствам природы" и "Историческое описание Тавриды с географическими известиями".

Карла Габлица в его имении посещал Петр-Симон Паллас. "У меня в памяти, — писал ученый, — навсегда останется Чоргунь, с воспоминанием приятных дней, которые я здесь пережил. Много раз он служил для меня местом вдохновения после моих путешествий по Крымским горам и местом свидания с моею семьей".

Неоднократно в Чоргуне бывали А.Л. Бертье-Делагард и другие исследователи Крыма.

После ухода из жизни в 1821 году Карла Габлица его имение в Чоргуне, примыкавшее, кстати, к сохранившейся до наших дней 12-гранной 20-метровой башне, несколько раз сменило хозяев. Сто с лишним лет назад его владельцем стал композитор Павел Бларамберг. Представители этого рода — певцы и музыканты — настолько полюбили Чоргунь, что пожелали после своей кончины быть похороненными в этом крымском селе.

В окрестностях Чоргуня располагалось нехилое имение Врангеля — однофамильца известного барона. В одном из имений Чоргуня Александр Куприн пристроил в качестве сезонных рабочих беглых матросов с мятежного "Очакова", о чем и написал рассказ.

С тех пор многие события и факты влияли на коренное изменение общей обстановки в государстве вообще и в Севастополе и его окрестностях в частности.

Итак, клубу в Черноречье — 60 лет. Какой год на календаре был в момент открытия очага культуры? Аж 1950-й! Казалось, вчера завершилась тяжелейшая война. Село и крупный город в 15-20 километрах лежали в руинах. Но люди в Севастополе, в Чоргуне — везде потянулись к культуре. Как не восхищаться, как не удивляться, как не радоваться тому, что вторым отстроенным зданием в нашем городе стала библиотека имени Л.Н. Толстого, а первым — кинотеатр "Победа". Не торговый центр, не торговый дом, хотя и они были нужны, а учреждения культуры — кинотеатр и библиотека.

Надо ли говорить, что в те дни и в Черноречье (не без просьб жителей этого села) под клуб отвели здание, которым по послевоенной бедности, может, дорожили пуще всего, — конюшню. Неведомо, куда по этому случаю перевели животных. Но стоял апрель 1950-го. До зимы их можно было содержать и на вольном воздухе. В освободившейся конюшне пробили пару окон, смастерили подобие сцены…

Пришедшая на юбилейные торжества Лидия Ивановна Хрусталева приехала в Чоргунь на постоянное место жительства в 1944 году. Вместе с подругами она вспоминала, как в открывшийся клуб из ближних и дальних сел приходили гармонисты. В соседнем Алсу стояла воинская часть. Оттуда прибегали матросики потанцевать с девчатами. Пыль столбом стояла, так как пол был земляной.

Евгения Федоровна Кислова запомнила кинопередвижку. В определенные графиком дни в переполненном зале демонстрировали фильмы. Билет стоил 25 копеек.

От старой конюшни остались торчащие из стен и потолочного перекрытия железные крючья. Они зачем-то были нужны конюхам. Сейчас крючья подошли, чтобы подвесить фонари светомузыки. На свободном крючке иные молодые люди подтягиваются в момент, когда заведующая клубом отвернется.

"Прикалываются", — улыбнулась Евгения Ильясова.

С годами жизнь в колхозе "Коммунар" налаживалась. Разительно она изменилась к лучшему, когда колхоз влился в мощный совхоз-завод "Золотая балка". Очень странно, но в течение десятилетий, отмеченных высокими урожаями винограда, миллионными прибылями, не дошла очередь до строительства по типовому проекту клуба в Черноречье, впрочем, как и в Оборонном, в поселке 10-го километра Балаклавского шоссе и в некоторых других населенных пунктах едва ли не самого на то время богатого севастопольского агропредприятия.

В наши дни, однако, тупо строим на каждого покупателя по одному многоэтажному торговому центру. Значит, не до сооружения клубов не то что в селах, даже в городе! И очень долго будет не до них.

Директор централизованной клубной сети Александр Урванцев пригласил меня обойти бывшую конюшню по периметру, чтобы показать места, где пришлось железобетоном укрепить фундамент. Латали и сорванную ветром крышу. В этом была суровая необходимость. Непосредственно же к юбилею побелили стены, покрасили пол. Уже деревянный! Не то что на основательный ремонт старого здания, сотрясаемого проходящим на проложенном рядом шоссе транспортом и взрывами обнаруженных в земле боеприпасов на раскинувшемся у Хмельницкого полигоне, на косметический ремонт денег нет. Только Александру Александровичу известны слабенькие пересыхающие источники средств, за счет которых были выполнены работы.

Представленная уже читателям Е.Ф.Кислова заведовала клубом с 1986-го по 1992 год. Главной в ту пору, как мы сейчас говорим, фишкой в деятельности клуба стала поисковая работа. Ее успехи могут подтвердить награды на пиджачке делового костюма Евгении Федоровны, созданный при клубе музей. Его экспонаты рассказывали о подвигах воевавших в этих местах воинов 32-й стрелковой дивизии Приморской армии. Е.Ф. Кислова выделяет главное. А оно состоит в том, что были установлены имена без вести пропавших воинов и места их захоронения. Поклониться им приезжали дети погибших героев. В настоящее время нередко приезжают уже внуки.

Не исключено, что Евгения Федоровна возглавляла бы клуб не шесть лет, а значительно дольше. Но… грянули новые времена, а с ними и повальное увлечение в конце 80-х годов прошлого столетия "видиками". Показывали их и в клубе. Окончания их сеансов заведующая клубом, сгорающая от стыда за содержание фильмов, ожидала на улице.

Ушла из клуба Е.Ф. Кислова. Постепенно растащили и экспонаты созданного поисковиками музея. От него осталась разве что исполненная маслом картина — "Бой за Черноречье в 1944 году".

Последние четыре года клубом заведует Евгения Ильясова.

"По субботам проводим дискотеки для молодежи, — рассказывает она. — Ежегодно 31 декабря собираем людей на новогодние "огоньки". Традиционны также мероприятия, посвященные Международному женскому дню 8 Марта — для девочек и 23 февраля — для мальчиков, когда отмечается День защитников Отечества".

Вот, собственно, и весь календарь. Хотя, может быть, он изложен в сокращенном варианте. Евгения Викторовна сетует на то, что объявления о проводимых в клубе мероприятиях в магазинах, на автобусной остановке не все люди замечают. О предстоящем же мероприятии, посвященном 60-летию клуба, жителям Черноречья стало известно из персональных приглашений, доставленных Евгенией Ильясовой собственноручно в каждый двор.

"Будет аншлаг, — заверила меня заведующая клубом. — Ведь обещана лотерея. Она всегда пользуется популярностью".

В самом деле, свободных мест в клубе не было. Часть зрителей подпирала стены. И не только благодаря обещанной лотерее. В этот день перед чернореченцами выступили детские самодеятельные танцевальные коллективы "Астер" из Дома культуры села Хмельницкого и "Пуговки" из клуба села Штурмового (руководители — Екатерина Ковалевская и Алена Фадеева), а также народный ансамбль вокалистов "Гармония Кураж" из клуба поселка 10-го километра Балаклавского шоссе (руководитель — Татьяна Галкина). Ребята старались. Они здорово выступили.

На юбилей Чернореченского клуба были приглашены некоторые должностные лица городского и районного уровней. Но оказалось, что всем было недосуг поздравить чернореченцев личным присутствием или открыткой, уместен был бы шефский концерт любого городского художественного коллектива, пользующегося известностью в Севастополе и за его пределами. Почему бы и нет? Сначала на юбилее, а потом по графику на постоянной основе.

В информационной передаче по радио сообщили о планах Министерства здравоохранения Украины. Там намерены в первую очередь поднимать и помогать первичным учреждениям здравоохранения. Так же, видимо, надо поступить и с первичными учреждениями культуры, то есть с сельскими клубами, такими как клуб в селе Черноречье. Городские театры, профессиональные творческие коллективы — здорово. Но это еще далеко не вся наша культура.

Урванцев вышел меня проводить. Через дорогу от клуба белеет каменный павильон для пассажиров автобусов. На его ступенях валялись в стельку пьяные парни. Один из них кое-как поднялся на ноги и поплелся в направлении магазина. Второй так и остался на месте. Александра Александровича охватила неловкость, словно он один ответствен за поведение ребят…

Другие статьи этого номера