Неизвестный автограф Григория Москвича в фондах государственного архива города Севастополя

Прогрессивные начинания в сфере историко-краеведческой и культурно-просветительной деятельности Григория Москвича давно уже оценены по заслугам историками и краеведами Крыма. Деятельность уроженца Ялты по изданию путеводителей по Крыму, в том числе и по Севастополю, Кавказу и европейским странам, в конце XIX — начале XX вв. стала заметным явлением в издательском деле дореволюционной России. Она сыграла огромную роль и в становлении индустрии туризма в самых привлекательных регионах Российской империи. Уникальные места Крыма и Кавказа благодаря многочисленным изданиям путеводителей стали известны широкой публике. Их полюбили, стали посещать и изучать. Известны и востребованы до настоящего времени многочисленные прижизненные издания путеводителей Г.Москвича по Крыму, Кавказу, Волге, Санкт-Петербургу, Москве, Одессе, Ялте, Черноморскому побережью и по Кавказским минеральным водам. Они давно стали раритетными.Всего, по данным самого Г.Г. Москвича, им издано 14 различных путеводителей. Делались они очень добротно с прекрасными иллюстрациями и картами. В более поздних путеводителях по Крыму имелся краткий русско-татарский словарь под редакцией И. Гаспринского. В предисловии от издателя говорилось: "Словарь этот составлен членами Крымского горного клуба профессорами С.М. Танатароми и Р.А. Пренделем, инж. А. Л. Бертье-Делагардом и др."

Несмотря на частые переиздания и значительные тиражи, многие из путеводителей стали библиографической редкостью. Интерес к ним высок и в наши дни, именно поэтому они активно переиздаются современными издателями.

К слову, к каждому своему путеводителю Григорий Москвич давал эпиграф: "Знание своего отечества необходимо каждому, желающему с пользой для него трудиться".

Что же известно нам о жизни основателя издания путеводителей в России, человека, так много сделавшего для пропаганды исторического краеведения и для развития туризма? Биографические сведения о Г.Г. Москвиче очень скудны. В знаменитых энциклопедиях они, как правило, вообще отсутствуют. Известно, что Г.Г. Москвич долго жил в Одессе, а в начале ХХ века переехал в Санкт-Петербург. Редакция "Путеводителей" располагалась по адресу: Троицкая, 23.

В Санкт-Петербурге Г. Москвич основал специальное издательство "Русский Бедекер", в названии использовав фамилию Карла Бедекера — известного немецкого издателя путеводителей и путешественника, который оставил подробные описания Европы.

В предисловии к юбилейному, двадцать пятому, изданию "Иллюстрированного практического путеводителя по Крыму" Григория Москвича, вышедшему в 1913 году, редактор позволил себе некоторое отступление от основной темы и немного написал о своей деятельности: "Настоящим изданием заканчивается четверть века моей путеводительской деятельности. Никто в своем деле не судья, но я позволю себе сказать два слова о моем издательстве. В 1888 г. я издал "Путеводитель по Крыму". В то время подобного рода издания по России были редкостью, и, работая с любовью 25 лет, я создал единственное в России издательство путеводителей… С чувством глубокого удовлетворения могу засвидетельствовать, что распространение моих путеводителей ежегодно увеличивается, и растет, следовательно, интерес к нашей бескрайней, изумительной по разнообразию и красоте родине".

Москвич сам много путешествовал, был увлеченным краеведом и имел экскурсионное бюро на Кавказе. Главное бюро экскурсий находилось в Кисловодске с отделениями в Пятигорске, Железноводске, Ессентуках, Минеральных Водах, Владикавказе, Беслане; в Ростове и Новороссийске отделения находились на вокзалах. Профессор А.А. Непомнящий отмечает в своих работах, что Г.Г. Москвич первым в России поставил издание путеводителей на профессиональную основу. Составлялись путеводители коллективом авторов, но редактировал материал Г.Г. Москвич.

О жизни и деятельности Григория Москвича после революции практически ничего не известно, предположительны и даты его жизни — 1858-1942 гг.

В связи с этим значительным событием становятся любые архивные находки, которые стирают очередное белое пятно в биографии Г. Москвича. И вот в этот раз повезло севастопольским архивистам. В фондах государственного архива города Севастополя, в частности, в документах Севастопольского райисполкома, обнаружен уникальный документ — собственноручное заявление Г.Г. Москвича на имя председателя Севастопольского райисполкома Я.С. Ядрова. Письмо составлено по всем правилам делопроизводства. Вместо углового штампа вписано рукой автора: "Москвич Григорий Георгиевич. Автор 14 путеводителей с 1888 г. Балаклава. "Россия" 11/I-27 г."

Сложные события революции и Гражданской войны уже уходили в прошлое. Многие известные россияне оказались в эмиграции, но было немало и тех, кто остался на родине. Григорий Москвич не эмигрировал в эти годы. К сожалению, мотив принятого им решения не известен. Он оказался в Крыму, потеряв все свое недвижимое имущество. До революции известный издатель имел сеть книжных магазинов по всей стране в Севастополе в конце XIX века его книжный магазин находился на Нахимовском проспекте в доме N 10.

В 1927 году, как свидетельствуют документы, издатель жил в Балаклаве. Из публикации в газете "Маяк коммуны" он узнал о том, что в Севастополе идет работа по подборке материала для путеводителя по Европе, который переиздает американское издательство. Это и побуждает Г. Москвича обратиться к председателю Севастопольского райисполкома с письмом. В нем он указывает адрес своего проживания на момент подачи заявления: Балаклава, гостиница "Россия".

Особый интерес вызывает следующий текст письма: "Мои 14 различных путеводителей с 1888 г. выдержали все вместе 223 издания в количестве 825 тысяч экземпляров". Далее Г.Г. Москвич указывает в письме, что последнее, 29-е издание его путеводителя по Крыму вышло в 1925 году.

Заканчивается письмо так: "… желая, чтобы иностранцы имели все исчерпывающие данные о моем родном Крыме (я родился в Ялте) в современных условиях, и как первый и старейший в Союзе ССР составитель путеводителей предлагаю свои услуги бесплатно проредактировать, исправить и дополнить текст о Крыме для американского издания путеводителя по Европе".

Однако поучаствовать Г.Г. Москвичу в этой работе не удалось, видимо, к этому моменту работа была уже закончена. На письме издателя имеется резолюция руководителя: "Материал выслан в Нью-Йорк".

В работе над корректировкой текста принимали участие "компетентные лица", среди которых в документах названы: "директор государственного Херсонесского музея профессор Гриневич, севастопольский морской агент т. Кравченко и др." Этим и объясняются те корректировки, которые введены в присланный американскими издателями текст. Графская пристань называлась в это время пристанью Третьего Интернационала, а "главная деловая улица — имени Троцкого".

Анализируя письмо, можно сказать, что в это время известный издатель был явно не у дел, он не занимал никакой официальной должности, однако материально не нуждался.

Как сложилась дальнейшая судьба Г. Г. Москвича, нам еще предстоит узнать. В метрических книгах южнобережных церквей за 1858 — 1869 гг., хранящихся в Государственном архиве в Автономной Республике Крым, запись о рождении Григория Москвича не выявлена. Более того, такая фамилия вообще не встречается в метрических книгах за данный период. Это подтверждает предположение о псевдониме, хотя нельзя исключить и просто иное вероисповедание членов его семьи. Документы архивов Украины и России могут дать ответы на поставленные вопросы в изучении биографии Г. Москвича. Поиск севастопольских архивистов продолжается.

В Крыму действует огромное количество туристических фирм и агентств. Ежегодно подводятся итоги их работы. Отдавая должное деятельности Г.Г. Москвича в историко-краеведческой и культурно-просветительной жизни Крыма, уместно было бы учредить для лучших из них награду имени нашего земляка Григория Москвича.

В предисловии к юбилейному 25-му изданию своего путеводителя по Крыму Г. Москвич писал: "Наблюдая за все увеличивающимся приливом туристов в места, которым посвящены мои путеводители, видя несомненный рост движения пассажиров в эти места, следя за развитием описываемых мною дивных уголков, я с гордостью и не преувеличивая своего значения, могу сказать: "и моего тут капля меду есть".

В этом все растущем интересе к нашим "жемчужинам" — Крыму и Кавказу и ко всем тем местам, которым посвящены мои путеводители, я вижу, что я как мог послужил дорогой родине, был полезен моим соотечественникам и черпаю веру, что и дальнейшие труды мои не пропадут даром, расширяя познания нашего отечества, поддерживая к нему неугасимый огонь любви. С этой верой я вступаю во вторую четверть века моего издательского труда. "Я сделал, что мог, кто лучше может, пусть сделает".

Другие статьи этого номера