Меню "кухни" погоды

В конце прошлого года в Копенгагене проведена созванная Организацией Объединенных Наций международная конференция глав двадцати наиболее экономически развитых стран по острым проблемам защиты климата на планете. Ранее в американском городке Сент-Эндрюс собирались министры финансов государств "двадцатки". Ясно, что они искали пути выхода из мирового финансово-экономического кризиса. Но очень много времени ими было посвящено неожиданной, если судить с позиций их профессиональных интересов, теме: глобальное потепление климата на Земле. По этому же поводу встречались главы правительств стран ЕС и Китая.В ходе дискуссии слышны голоса и ученых. Уютный поселок крымского Южнобережья Кацивели, где расположено экспериментальное отделение Морского гидрофизического института, стал местом проведения международного семинара "Взаимодействие океана и атмосферы". Вес мероприятию придало участие в нем таких известных в мире ученых, как академик Национальной академии наук Украины директор Морского гидрофизического института В.А. Иванов, академик Национальной академии наук, директор Института геофизики имени С.И. Субботина В.И. Старостенко, академик Российской академии наук, директор Института океанологии РАН имени П.П. Ширшова Р.И. Нигматулин, академик Финской академии наук, профессор Финского метеорологического института С.С. Зилитинкевич, и других видных ученых.

Природные явления последних лет (катастрофические наводнения в одних местах и жестокая засуха — в других, землетрясения, извержения вулканов, таяния вечных снегов на заоблачных горных вершинах) уже стали предметом не только интереса, но и тревог землян — от титулованных ученых до простых людей. Удивительно, что при этом в целом в Российской академии наук интенсивность экспериментальных исследований сократилась в 2-3 раза.

Если говорить отдельно об изучении Мирового океана, то интенсивность его исследований упала в сто раз. Об этом академик РАН, директор Института океанологии РАН Р.И. Нигматулин неоднократно заявлял в прессе. Как-то не без горечи он заметил, что "для поддержания "на ходу" 30 научно-исследовательских судов, в том числе восьми — академического Института океанологии, необходимо всего лишь 60 миллионов долларов в год, то есть столько же, сколько необходимо для содержания одного среднего футбольного клуба". Но на футбольные клубы деньги находят, а для науки — далеко-далеко не всегда.

Однажды на озере Байкал случай свел Роберта Искандеровича с Владимиром Путиным. В беседе с председателем правительства России ученый заявил, что "если бы Институту океанологии добавили стоимость хотя бы половины футболиста в год, мы бы обеспечили обслуживание всех наших научно-исследовательских судов. А строительство нового исследовательского судна равносильно содержанию трех-четырех футболистов".

Но пока (только ли в России?) отдается предпочтение покупке футболистов, яхтам и прочим прихотям. Между тем, как отмечал в своих интервью журналистам и в ходе международного семинара в Кацивели Роберт Нигматулин, Мировой океан — это самые малозатратные маршруты, которые связывают страны и континенты. Мировой океан — это еще неисчерпаемый источник пищевых продуктов, а также минеральных ресурсов, углеводородов. Но самое главное, Мировой океан, который занимает почти две трети поверхности Земли, справедливо образно называется "кухней" погоды на Земле. Свежий воздух, ласковое тепло, а также ураганы, цунами — вот ее неполное меню. "Дыхание" водной стихии многое определяет на планете.

Между тем пока кое-кто из землян увлечен тратами на покупку футболистов, вилл и яхт, об отдельных сферах Мирового океана мы знаем меньше, чем о таких же сферах обратной стороны Луны.

Становится понятно нетерпение ученых, когда речь заходит об изучении Мирового океана. Несколько своих судов Институт океанологии РАН отдал турфирмам в аренду. На вырученные от нее деньги остальные корабли пусть недостаточно, но бороздят моря и океаны с учеными на борту. Накопленная в ходе экспедиций научная информация подвигла Роберта Искандеровича к некоторым выводам, а также к выступлению с некоторыми гипотезами. Ученый делится ими со средствами массовой информации, не утаил их и в ходе общения с коллегами в Кацивели и Севастополе.

Роберт Искандерович родом из материковой глубинки. Как произошло, что сейчас он возглавил Институт океанологии Российской академии наук?

— Да, я сын степей, но вырос в московских трущобах. Путь в науку мне пробила математика, — говорит ученый. — Рад, что в свое время меня с уважением, тепло принял институт, который стал мне родным. Видимо, коллеги высоко оценили мои скромные заслуги в области теоретических основ многоформатных систем. Очень рад, что так получилось. Стоит время от времени менять предмет исследований. Незамыленный, свежий взгляд часто приводит к открытиям.

Академик поделился не столько открытиями, сколько информацией к размышлениям. Вторую половину прошлого века человечеству стоило бы прожить заново, как-то заметил Роберт Искандерович, при условии сокращения использования угля и углеводородов. В то же время ученый заступился за человека, которого обвиняют в том, что его деятельность спровоцировала наблюдаемые признаки глобального потепления климата. В таком случае кто был повинен в том, что 60 миллионов лет назад на Земле стояла испепеляющая жара? Сегодня на дне океана температура воды около нуля градусов, а тогда она держалась на отметке десять градусов.

Мировой океан — большая загадка. Его уровень 20 тысяч лет назад, считает Роберт Нигматулин, был на 120 метров ниже, чем сейчас. 15 тысяч лет он рос со скоростью восемь миллиметров в год, в настоящее время, в условиях ухудшившейся экологии, — три миллиметра в год.

Роберт Искандерович чуть ли не в центре Байкала спустился на подводном аппарате "Мир-1" на самое дно. И что он там увидел? Говорят, пустую консервную банку.

— Консервная банка на дне самого чистого в мире озера явно лишняя, — заметил в беседе со мной ученый. — Все же в толще воды Байкала поражает и радует многообразие форм жизни.

Любопытны мысли маститого ученого о распространенных гипотезах, касающихся глобальных изменений климата на планете. Одна группа ученых в мире прогнозирует ей парниковый эффект, другая — совершенно противоположное: похолодание. Заметные климатические изменения на Земле, по убеждению Роберта Искандеровича, укладываются в периоды: 11 лет — время изменений солнечной активности; несколько десятков лет — влияние Юпитера и Сатурна, слегка меняющих среднее расстояние от Земли до Солнца, и, наконец, десятки тысяч лет — ледниковые и межледниковые периоды. Академик считает незначительным рост показателя отмечаемого в течение последних двух веков потепления на планете — 1-2 градуса за сотню лет.

Все же и на этот вызов необходимо адекватно реагировать. Развитые страны, замечает Роберт Нигматулин, прессуют остальной мир, добиваясь сокращения выбросов вредных газов в атмосферу. Но известно, что 90 процентов их выбросов вызваны обеспечением энергией лишь четверти населения планеты, то есть эгоистически и потребительски настроенного населения богатых стран.

Усилия по оздоровлению атмосферы они должны начинать с себя, иначе в очередной раз все закончится ничем. "Нужен ли одной семье домина площадью 500 квадратных метров и сверхмощный автомобиль, и не один на семью? — спрашивает ученый. — Умный человек должен задуматься. Ведь это вовсе не обязательная растрата природных ресурсов и давление на атмосферу". Тем, кто самостоятельно не способен к самоограничению, академик в воспитатели предлагает мытарей. Следует вводить прогрессивный налог на большие доходы и избыточное потребление.

На организованном Морским гидрофизическим институтом НАН Украины международном семинаре "Взаимодействие океана и атмосферы" академик РАН Роберт Нигматулин выступил с содержательным докладом "Океан — ресурсы и климат". Представление о содержании отдельных докладов дают их названия: И.А. Репина — "Экспериментальное исследование мелкомасштабных взаимодействий атмосферы и океана в прибрежной зоне Черного моря"; В.А. Дулов — "Измерение параметров обрушений волн и шероховатости морской поверхности с помощью видеозаписей и стереофотографий"; М.В. Шокуров — "О моделировании мезомасштабных атмосферных процессов"; В.Н. Кудрявцев — "Влияние обрушения волн и брызг на атмосферный пограничный слой при сильных ветрах".

Видимо, доклад В.Н. Кудрявцева выделил для себя его коллега из Финляндии С.С. Зилитинкевич. В беседе с корреспондентом "Славы Севастополя" Сергей Сергеевич сказал, что севастопольский ученый привлечен к дальнейшей совместной работе, и не только он. В ходе семинара задуман проект. "Он на глазах разрастается, — радуется С.С. Зилитинкевич. — Согласие поработать над реализацией наших с Морским гидрофизическим институтом замыслов дал и Роберт Нигматулин. Мы сосредоточили свои усилия на исследованиях взаимодействия атмосферы и океана. Это очень важная проблема для понимания климата — его изменения, антропогенного на него воздействия".

У участников семинара были все основания дать в итоговом документе высокую оценку подготовке и проведению мероприятия. Вместе с тем в нем содержится призыв, прежде всего к властям Украины и России, изыскать деньги на проведение научных исследований по рассмотренной в Кацивели тематике. Есть и вполне конкретная просьба: определить легальные пути по "облегчению провоза научного оборудования через российско-украинскую государственную границу для выполнения совместных натурных экспериментов на стационарной океанографической платформе Морского гидрофизического института НАН Украины".

Отдельные пункты решения касаются вопросов подготовки планов развития существующей в науке о море международной кооперации, формирования международной базы данных с результатами натурных измерений характеристик атмосферного пограничного слоя и подстилающей водной поверхности, издания сборника научных трудов сотрудников Морского гидрофизического института и иностранных научных организаций о проблеме сопряжения океана и атмосферы.

Следующий семинар по рассмотренной тематике планируется провести в будущем году в Москве.

Другие статьи этого номера