Библия балаклавского экскурсовода

Есть писатели, которые всю жизнь будто пишут одну книгу: тема настолько цепляет их, что они подступают к ней снова и снова. У литератора и историка Владимира Шавшина немало краеведческих изданий, и всё же "сквозной сюжет" в них виден чётко. Ещё в 1990 году Владимир Георгиевич (заслуженный работник культуры Украины, лауреат Государственной премии АРК, член Национального союза писателей Украины) издал 111-страничную книгу "Балаклава". С тех пор каждое новое издание увеличивало её объём и качество. В конце июля в балаклавской библиотеке N 21 им. А.И. Куприна состоялась презентация настоящей летописи Балаклавы. 400-страничный том с 350 иллюстрациями и фотографиями стал самым полным собранием краеведческих сведений о рыбацком городке и в очередной раз подтвердил меткое народное прозвище — "Библия балаклавского экскурсовода".- Работать над темой Балаклавы я начал ещё в советские времена, но когда я со своим материалом пришёл в издательство, цензура не пропустила из написанного ни строчки. Только в 1990-м мне удалось выпустить тоненькую книжку, и то чудом: её пришлось сильно урезать.

— А как сложилась судьба данного издания?

— Книга была задумана ещё 10 лет назад, но другие темы отвлекали от неё: в частности, я работал над книгами "Севастополь в истории Крымской войны", "Долина смерти", "Отзовётся ли бурей полсвета", "Имя дома твоего", — рассказывает Владимир Георгиевич. — Но вот однажды, проснувшись часа в три ночи, я сам себе сказал: стоп, время не терпит, надо делать книгу о Балаклаве. Работа заняла около года. Была расширена глава "Здесь всё достойно вдохновенья": появились новые писатели, которые раньше упоминались вскользь. Появились и новые главы, например, об архитектуре. Когда я работал заведующим в отделе охраны памятников, мы пригласили специалистов из Киевского научно-исследовательского института теории и практики градостроительства и архитектуры, которые вместе с нашими сотрудниками обследовали старую Балаклаву, сделали опорный план, описали дореволюционные здания — кстати, три из них сохранились со времён Крымской войны. В результате наш отдел взял эти исторические здания на учёт как памятники архитектуры местного значения, т. е. фактически спас их от уничтожения — на их месте могли построить гостиницу или частный особняк.

Список источников, из которых Владимир Шавшин брал фотографии для иллюстрирования истории Балаклавы "от Гомера до наших дней", сам по себе впечатляет: Государственный архив Российской Федерации, личные архивы А.Н. Бурцева, Е.В. Дубовика, Ю.В. Падалки, Э.Г. Ганчева, А.В. Иванова, братьев Шереметьевых (Киев) и семейства Бисти. Собирая информацию, автор работал в архивах Москвы и Ленинграда, Севастополя и Симферополя.

— Владимир Георгиевич, вы помните свою первую встречу с Балаклавой?

— Ещё учась в университете, я работал экскурсоводом в Музее героической обороны и освобождения Севастополя, и нам выдали годовые пропуска, чтобы читать лекции в закрытой тогда Балаклаве. Когда я приехал сюда в первый раз, был не просто удивлён, не просто ошарашен. Я никогда не видел ничего подобного! Уютненький городишко на берегу бухты, воду можно рукой потрогать, величественные горы, Чембало… Потом я стал узнавать историю этого удивительного уголка, и так появилась нынешняя книга.

— Что вас поражает больше всего в Балаклаве?

— К сожалению, потребительское отношение к ней. В некоторой степени мы должны быть благодарны военным — занимая исторические земли и объекты, они сохраняли их. Но когда начался распад Союза, пришла такая разруха! И с тех пор абсолютно ничего не изменилось: люди берут всё, что создала природа, что создали наши предшественники, начиная с 80-х годов XIX века по 17-й год XX века, а также 30-е годы… Уже с Великой Отечественной возникла эта губительная тенденция: берут, но не отдают. То, что сегодня творится в Балаклаве, достойно исключительно сожаления.

— А какие черты балаклавцев кажутся вам уникальными?

— Балаклавцы — очень талантливые люди: видимо, сама здешняя природа располагает к одарённости. Я всегда шучу: куда в Балаклаве ни кинь, либо в художника, либо в поэта попадёшь. Да любого лодочника возьмите: пока вы доплывёте, куда надо, он вам такого наговорит! Талант!

Презентация, постепенно перешедшая в разговор читателей с автором, неофициально продолжалась даже после закрытия — любители истории Балаклавы ещё долго обступали Владимира Шавшина, чтобы задать вопросы или выразить благодарность.

Другие статьи этого номера