Свобода — импульс экономики

Украине в постсоветский период истории с лихвой хватило бы испытаний, которые неизбежны в процессе осуществления коренных реформ в экономике. Трудностей прибавилось в связи с разразившимся мировым финансово-экономическим кризисом. Пути оздоровления обстановки ищут в центре и на местах. Севастополю, как считают многие специалисты и хозяйственные руководители, для того, чтобы восстановить производство, обеспечить полную занятость населения, надежно застраховаться от возможных неожиданностей, пригодился бы инструментарий специальной экономической зоны. Так считает и Михаил Юрлов, директор общественной организации "Фонд "Севастополь". Наш собеседник — в прошлом начальник городского управления внешних экономических связей, участник практически всех групп по разработке концепции СЭЗ в Севастополе. До недавнего времени — руководитель дипломатической торгово-экономической миссии Украины в ряде государств Персидского залива. — Михаил Николаевич, 26 декабря 2008 года президентом Украины издан указ "О дополнительных мерах по социально-экономическому развитию Севастополя"…

— А в марте 2009 года отдельным указом тогдашний глава государства утвердил рабочую группу для реализации в Севастополе проекта свободной экономической зоны. Наконец, 3 июня 2009 года издано распоряжение Кабинета министров Украины "Об утверждении плана дополнительных мероприятий по социально-экономическому развитию города Севастополя"… Впрочем, идея свободной экономической зоны в нашем городе не нова.

В 1992 году первый президент Украины Леонид Кравчук издал по Севастополю официальный документ на этот счет. Он даже опередил принятие базового закона "О свободных (специальных) экономических зонах". Первыми инициаторами и официальными разработчиками концепции СЭЗ "Севастополь" являлись Э.Ф. Костоломов, Ю.И. Ступников, В.Б. Иванов — заметные в нашем городе политические фигуры.

В начале 90-х никто толком и не знал, что такое режим СЭЗ, "оффшорная экономика". Наша группа пошла по пути глубокого изучения этой темы. Уже в начале 1994 года именно мы провели первый в Украине учебный семинар с привлечением авторитетной компании "Мэйтланд" (Люксембург — Лондон). Тогда в Севастополь на этот семинар прибыли ведущие сотрудники Кабмина Украины, крымского правительства, руководство ВМСУ, ЧФ России, городские предпринимательские структуры.

В стремлении создать полезное для города почти всё делалось на голом энтузиазме сотрудников рабочей группы СГГА, а порой и за наши личные деньги. Не могу не вспомнить о роли зампреда госадминистрации В.А. Заичко. Именно с ним мы уговорили очень дорогостоящих юристов "Мэйтленд" приехать в Севастополь за их собственный счет! Думаю, что нужно отметить и большую работу, выполненную И.Харченко, нынешним руководителем одной из комиссий горсовета, а тогда — сотрудником отдела экономреформ СГГА. Не считаясь с личным временем, он неделями находился в Киеве, пробивая согласования по СЭЗ в высоких министерствах и ведомствах Украины. И пробил! Именно он это делал в большей степени, чем номинальные руководители Севастополя!

К 1995 году у нас было 23 согласования, включая позитивные резолюции Таможенной службы Украины, Налоговой администрации, Минфина, ВМСУ и ЧФ России! Впоследствии разные варианты СЭЗ "Севастополь" разрабатывались и при других руководителях страны и города.

— А так ли нужен Севастополю этот режим СЭЗ? Нет ли других способов решения наболевших городских проблем?

— Потребность более эффективного использования географических и иных преимуществ определенных территорий, преодоления возникающих в них депрессивных явлений привела к созданию особых экономических зон во многих странах. В различных вариантах СЭЗ существуют в КНР, США, Франции, Вьетнаме, Болгарии, Венгрии, Мексике, Ирландии, Южной Корее, ОАЭ, России, Грузии и в ряде других государств.

Всего в мире создано около 1000 подобных зон. Их доля в мировом тoвapoобopoтe увеличилась с 8% в 1960 г. до 20% в 1985-м и 30% в середине 2000-х годов. Они функционируют уже примерно в ста странах мира, а занято в них более трех миллионов человек. При всем разнообразии в основном СЭЗ можно свести к нескольким основным типам: таможенной, зоне экспортного производства и комплексной (наиболее успешный пример последней дает зона вокруг ирландского аэропорта Шеннона, аналогичная зона была создана в Японии на острове Окинава).

При этом зоны бывают совершенно разной территориальной конфигурации: от так называемых "точечных" до значительных образований, по площади сопоставимых с областями. Мировой опыт свидетельствует, что для успешного создания зоны требуется наличие таких факторов, как связь с международными рынками (транспортные и телекоммуникационные возможности); степень развития инфраструктуры, в том числе деловой инфраструктуры (банковское и страховое обслуживание, экспедиторские, информационные и другие службы и т.п.); определенный уровень развития промышленности в регионе, позволяющий использовать квалифицированный персонал; обеспеченность рабочей силой и наличие развитой социально-производственной структуры; обеспеченность специалистами по внешнеторговым связям. Главным все же остаются выгодное экономико-географическое положение и привлекательность для иностранного инвестора. Часть этих предпосылок существовала и существует в Севастополе. Недостающие, но важные элементы, в том числе подготовку специалистов, планировалось дорабатывать по мере развития нашей СЭЗ.

СЭЗ, как правило, создаются там и тогда, где и когда государству необходимо оживить экономику. И здесь нам нужно провести важный анализ. Основной современной проблемой Севастополя является фактическая утеря им функции главной военно-морской базы — своей первичной и приоритетной роли в условиях Российской империи и СССР, что в течение двух столетий определяло не только суть развития города, но и менталитет городского социума.

Приведем открытые цифры, которыми оперируют российские и украинские адмиралы. Сокращение боевых средств флота за последние 20 лет по разным позициям достигло от 6 до 30 раз! Сейчас на ЧФ РФ — только одна действующая подводная лодка против 30 в период СССР. Давно нет линкоров, авиа- и вертолетоносцев, управление капитального строительства ЧФ признано банкротом, существуют значительные проблемы с долгами по выполненным работам и т.п. Всё это влияет на занятость населения города! На фоне негативных общеукраинских тенденций в период после 1991 года в целом к радикальному сокращению пришли традиционные секторы городской экономики — его военно-промышленный комплекс, судоремонт, приборостроение, рыболовная и морская транспортная отрасли и др.

Важным аспектом является то, что другие регионы Украины, где в период СССР значительную роль в экономике играли предприятия ВПК (Днепропетровск, Харьков, Николаев, Крымская область и др.), всё же имели значительный удельный вес и гражданского сектора (металлургия, нефтегазовая отрасль, агропром, химпром, производство удобрений, торговля). И хотя эти отрасли также пережили "шок" от "терапии" нового курса, всё же они быстрее подстроились к этим условиям. Севастополь же, за редкими исключениями в отдельных позициях, всё дальше откатывается назад.

Достаточно только привести печальный пример былой гордости нашего города — Севморзавода, который новые так называемые "эффективные собственники" вообще хотят уничтожить, построив на его месте жилищно-развлекательный комплекс. Некогда в цехах СМЗ было занято свыше полутора десятка тысяч рабочих. В настоящее время порог его проходной переступает едва ли не 200 тружеников. Крупный морской порт без своего судоремонтного и судостроительного предприятия — абсурд!

— Выход — в создании СЭЗ?

— Выход — в оживлении экономической жизни с использованием того, что Севастополю дала природа и создали наши предки! Какой будет для этого избран способ — не столь важно. Я же лично не вижу иного пути, как формирование такого экономического режима, который создаст объективные условия для привлечения капиталовложений. Сколько бы ни говорили об "инвестиционной привлекательности", Украина в реальности имеет один из самых низких инвестиционных рейтингов в мире при весьма высоких показателях по коррупции. В этих обстоятельствах Севастополь еще и более других страдает, как ранее почти полностью зависевший от нужд ВПК и ныне не востребованный этим ВПК. Текущий период характеризуется парадоксальной ситуацией, когда возможности потенциально крупнейшего транспортного, промышленного, научного, туристического и культурного центра не только Украины, но и всего Черноморского региона используются едва на несколько процентов.

Кстати, следует принимать во внимание и конкуренцию со стороны зарубежных причерноморских государств, уверенно развивающих свои портовые города, в том числе и путём создания специальных экономических и индустриальных зон (Турция, Болгария, Румыния и даже Грузия!), что в условиях международного разделения труда и жёстких требований современного рынка с каждым годом всё больше отбрасывает Севастополь в разряд третьестепенной провинции.

— Вы уверены, что у концепции СЭЗ в Севастополе нет противников?

— Конечно есть! Хотя бы другие регионы Украины, которые вправе поставить вопрос: а почему не мы? Здесь нужны разъяснения и лоббирование на высших уровнях. Лоббирование в рамках правового поля. Я уже обосновывал эту позицию: Севастополь страдает более других украинских регионов, имея при этом исключительный природный, промышленный и гуманитарный, но невостребованный в новых условиях потенциал.

Будут противники и в Минфине, Налоговой администрации, в таможне. Ибо есть еще "аргумент": СЭЗ — это отсутствие поступлений в казну государства. Но это — концептуально неверный подход. Начнем с того, что в настоящее время удельный вес налогов, поступающих из Севастополя в госбюджет Украины, составляет всего около 0,5%. При этом государство постоянно дотирует важнейшие городские коммунальные службы, социальную сферу, вынуждено содержать военных, обеспечивать занятость и т.п.

При создании льготных условий для инвесторов в зоны со специальным режимом капитал устремляется сам, обеспечивая и занятость населения, и создание прибавочной стоимости. Более того, открывшие свои представительства в СЭЗ крупные промышленные, транспортные и иные предприятия, как правило, интегрируются и в экономическую жизнь страны. Возьмем, к примеру, экспортеров зерна или металла: используя возможности транспортной СЭЗ, эти предприятия будут осуществлять закупки на таможенной территории государства, т.е. уже вне СЭЗ. Решаются и многие другие вопросы: должен значительно развиться морехозяйственный комплекс города, укрепятся его внешнеэкономические связи, появится востребованность в аэропорте "Бельбек"… Только последний фактор повлечет за собой быстрое развитие южнобережной туристической инфраструктуры международного уровня.

— Отношение военных?

— Меня, честно говоря, всегда удивлял этот вопрос. Обороноспособность государства напрямую зависит от его экономической мощи. Слабая экономика государства не может построить, к примеру, сильный флот. Деградация севастопольской экономики — деградация флота. Возрождение экономики — укрепление боеспособности флота. Это — первое. Второе. Военные не существуют ради парадов и ради самих себя. Их важнейшая функция — защищать мирный труд граждан. При чем здесь режим этого труда? Военная тайна? Конечно, должна быть обеспечена, но опять-таки, а при чем здесь режим СЭЗ? В мире сотни примеров того, когда рядом уживаются военные и гражданские, взять хотя бы совместное использование аэропортов во многих европейских странах.

— Итак, вы сказали, что в разные периоды севастопольские инициаторы СЭЗ достаточно далеко продвигались на уровне правительства Украины, при этом предлагая разные варианты концепции СЭЗ. Вы достаточно аргументированно описали, что для Севастополя СЭЗ — едва ли не единственный выход из экономического кризиса. Но почему же так ничего и не произошло? Ведь в других регионах Украины, пусть хоть на некоторое время, но создавались специальные экономические режимы, территории приоритетного развития. Взять хотя бы "Северо-Крымскую специальную экспериментальную экономическую зону "Сиваш", СЭЗ "Закарпатье", СЭЗ туристическо-рекреационного типа "Курортополис Трускавец", СЭЗ "Донецк", "Азов", "Яворов" и т.п. Правда, в "один прекрасный момент" они все были отменены, но хоть существовали. В Севастополе же…

— Здесь, как ни странно, ответ достаточно прост. Во многом принятие решения зависело от субъективных причин, а именно — от позиции первых лиц тех или иных регионов, от взаимодействия местных ветвей власти. В Севастополе, не побоясь вызвать гнев его предшествующих руководителей, практически со всеми из которых я лично знаком и много сотрудничал, могу сказать: именно их настойчивости не хватало для последнего решительного шага.

Ну а насчет того, что закрыли СЭЗ, — отдельный разговор. Специальный экономический режим должен прописываться и исполняться по жестким правилам, предусматривающим не создание "черной дыры" для контрабанды, а развитие соответствующей территории. Кроме того, должна быть продуманная государственная политика, где и как создавать эти самые СЭЗ.

Могу однозначно констатировать: пока в Украине такого единого подхода нет. В России же соответствующая политика проводится на государственном уровне, так сказать, "сверху". С 2006 г. там действует созданное федеральным законом открытое акционерное общество "Особые экономические зоны" — государственная управляющая компания, занимающаяся координацией существующих ОЭЗ (российский термин, не меняющий сути деятельности этих зон).

Президент Дмитрий Медведев — сторонник развития СЭЗ (ОЭЗ), что он сам неоднократно публично подчёркивал. Всего в РФ — полтора десятка таких зон, включая ОЭЗ Калининградской области. Интересно, что там режим свободной таможенной зоны распространен на всю территорию области (площадь — свыше 13 тыс. кв. км. Для сравнения: площадь Севастополя — 1079 кв.км). Только за два года данная ОЭЗ привлекла 56 официально зарегистрированных резидентов с общим объемом инвестиций свыше 30 млрд руб. Попутно сообщу: главная военно-морская база Балтфлота находится в Калининградской области.

— В каком состоянии находится разработка концепции СЭЗ в настоящее время?

— Вы упомянули об указе президента Украины от 30.12.08 г. Этот указ, как и распоряжение КМУ от 3 июня прошлого года, новое правительство не отменяло.

— Извините, что перебиваю, но до сих пор на памяти реакция российской стороны в отношении того указа. Первый заместитель министра иностранных дел России А. Денисов назвал его линией "психологического давления на РФ, которая прослеживается в течение всего 2008 года, линией выдавливания Черноморского флота из Севастополя".

— Прежде всего давайте вместе порадуемся, что с тех пор много воды утекло и к власти в Украине пришло правительство, осуществляющее разумную внешнюю и внутреннюю политику. Подписаны долгосрочные договоры по ЧФ, отменены неоправданные шаги бывшего украинского правительства в отношении человека, который как никто другой сделал много для Севастополя, в том числе как крупнейший инвестор, — мэра российской столицы Ю.М. Лужкова.

— Вы, кстати, об этом публично заявляли еще при прошлом правительстве…

— Я готов более подробно прокомментировать предложения того самого указа президента Украины. Кто может разумно возразить против, например (цитирую из указа): "углубления трансграничного сотрудничества в Причерноморском регионе, реализации программ для решения экологических проблем, в том числе связанных с разливами нефти в бассейне Черного моря"? Кто против "привлечения иностранных инвестиций для развития в городе энергетического машиностроения, судостроения, транспортного комплекса, пищевой промышленности и жилищного строительства; обеспечения занятости населения и уменьшения уровня безработицы"?!

Основное противоречие, очевидно, вызвал пункт указа "об использовании после 2017 года инфраструктуры Севастопольской бухты в невоенных целях"… Сейчас так называемый "вопрос 2017 года" снят. Но мы вполне можем говорить о том, чтобы уже в 2010-м Украина и Россия обратились к существующим возможностям сотрудничества по использованию арендованных под нужды ЧФ территорий города, которые простаивают, являя собой неприятное зрелище экономического коллапса.

Далеко ходить не нужно, взять хотя бы территории 54-го и 24-го заводов, да и не только. Ситуация с "собакой на сене": Россия их не использует — ни в военных, ни в других целях, а Украина туда войти не может. Будем теперь ждать 2042 г.? Давным-давно назрел вопрос о решении этой проблемы на уровне государства. Нужна действительно полномочная двусторонняя комиссия с участием представителей правительственных, в том числе военных ведомств, которая бы определила использование нынешней военной инфраструктуры города этак лет на тридцать вперёд.

— Могли бы вы вернуться к состоянию разработки документации по СЭЗ?

— Здесь важно подчеркнуть следующее. С 1991 года Севастополь развивается, точнее, существует без какой-либо четкой концепции, чем же он является. Вдобавок, в условиях отсутствия предусмотренного Конституцией Украины "Закона о Севастополе". И если раньше все подчинялось понятной логике, определявшей его жизнь как главной базы ЧФ, то уже почти 20 лет ни правительство Украины, ни местные власти не могут определить, куда же мы идем. Этот вопрос злободневен как никогда, ибо грустный пример с Севморзаводом, увы, не единичен. Где "Муссон", "Парус", куда уплыл океанический рыболовецкий и рефрижераторный флот? Почему так хаотична застройка городских земель, в том числе прибрежных? Стратегия развития города должна быть принята местными органами власти и подтверждена на правительственном уровне. Только в рамках системного подхода можно решать вопрос и о концепции СЭЗ. Кроме того, ни в коем случае нельзя осуществлять разработку стратегии в отрыве от мировых экономических тенденций, без использования международного опыта.

Вместе с тем нельзя и откладывать решение отдельных локальных задач. Имея обширные международные связи, Фонд "Севастополь" провел достаточно много переговоров с отечественными и зарубежными структурами для сбора информации по деятельности современных СЭЗ, по привлечению к разработке нашей концепции экспертов с мировыми именами. Так, для изучения вопроса мы приглашали в Севастополь высший директорат крупнейшей китайской СЭЗ Шэньчжэнь, организовывали визиты городских делегаций в СЭЗ "Джебель Али" (Объединенные Арабские Эмираты), в чешские "технопарки", провели первую в истории Севастополя презентацию нашего города в парламенте Великобритании. И определённые результаты достигнуты.

Так, фонд договорился с крупнейшей юридической компанией мира "Скадден", лидером в области международного налогового законодательства, о написании ею законопроекта по СЭЗ "Севастополь". Такого рода работы стоят около 1 млн евро. После четырехмесячных переговоров, в том числе и с визитом в Севастополь представителей "Скадден", нам удалось получить статус клиента "про боно", т.е. "Скадден" согласился выполнить эту работу практически бесплатно. Эта информация, как и проект договора, уже некоторое время находится на рассмотрении в СГГА.

Добавлю, что в 2008 году "Скадден" разработал Налоговый кодекс для Казахстана. И ещё: новый вице-премьер-министр по вопросам регионального развития Украины В. Тихонов одобрил проводимую в рамках выполнения распоряжения КМУ от 30.6.09 г. работу по взаимодействию со "Скадден", а также по выполнению пункта, предусматривающего "Розроблення законопроекту про спец?альний економ?ко-правовий режим сприяння в?тчизняним та ?ноземним ?нвестиц?ям та зайнятост? м. Севастополя".

— В настоящее время много говорится о разработке единой льготной налоговой системы для АРК и Севастополя, в пользу чего выступает лидер крымской автономии В. Джарты. Как бы вы прокомментировали эту инициативу?

— Здесь нужно четко понять, кто будет возглавлять систему управления такого рода льготной зоны. Если Симферополь, тогда возникнет много неудобств, поскольку, по Конституции, Севастополь и АРК — разные административные субъекты Украины. Если будут вводиться единые льготы при двух независимых администрациях, то это приемлемо, но вряд ли полностью ответит особенностям достаточно разных экономик нашего города и Крымской автономии. Я остаюсь сторонником написания отдельного закона для Севастополя, прежде всего делая упор на его великолепные портовые возможности, а также преодолевая последствия трансформации предприятий ВПК.

— В Крыму и Севастополе в настоящее время начата работа группы российского академика РАН Глазьева, которой поручено подготовить стратегию социально-экономического развития региона.

— Могу только приветствовать привлечение авторитетных российских ученых к разработке этого важнейшего вопроса. Это нужно было сделать давно. Вместе с тем есть определённые вопросы, на которые стоит обратить внимание. Прежде всего: имеется ли хороший опыт регионального развития в России? Я не так давно был в Волгограде, ряде других российских региональных центров и должен констатировать, что уровень их развития заметно отличается от уровня развития Москвы. Не думаю, что у наших соседей и партнеров все так уж гладко в этом плане.

В идеале нужно было бы, заручившись поддержкой правительства Украины, используя наши диппредставительства в ООН, ЕС, ведущих мировых державах, объявить международный тендер на лучшую концепцию развития Севастополя. Во-первых, мы бы громко, на весь мир, заявили о себе. Во-вторых, получили бы современную концепцию. В-третьих, эта концепция, прописанная с участием крупных мировых организаций, могла бы действительно открыть дорогу для международных инвестиций, ведь мнение, к примеру, экспертов Европейского банка реконструкции и развития или "Программы развития ООН (UNDP)" в мировом экономическом сообществе практически является непререкаемым. Кстати, именно с разработки UNDP в 1960 г. начинался мировой феномен современного Сингапура, тоже бывшей военно-морской базы, ставшей СЭЗ.

— Кто заплатит за такую работу международных экспертов?

— Удивительно, но факт: помощь UNDP безвозмездна. Как и ЕБРР. Кстати, ещё в 1995 году нами был получен грант от ЕБРР на оплату их экспертов из голландской фирмы GEM, которые выполнили отличное исследование на предмет возможности создания СЭЗ в Севастополе. Скажу ещё: Украина является полноправным членом Совета директоров ЕБРР.

— В течение почти пяти лет вы, Михаил Николаевич, возглавляли торгово-экономическую миссию в составе Посольства Украины в Объединенных Арабских Эмиратах. Вам наверняка известен зарубежный опыт свободных экономических зон.

— Для краткости сошлюсь лишь на пример СЭЗ "Джебель Али". Три десятка лет назад это была пустыня. Здесь, на кромке морской стихии, отмерили кусок песка десять на десять километров. В этих границах отменили налоги, таможенные пошлины, до минимума сократили бюрократические процедуры. И сюда, под жаркое солнце, потекли инвестиции: на строительство современнейшего порта, контейнерного терминала, складов, развертывание промышленной зоны и даже металлургического производства. Денежный оборот на этом бесплодном, лишенном полезных ископаемых клочке суши рос ежегодно. В настоящее время он превышает 20 миллиардов долларов США.

Севастопольские стартовые позиции гораздо лучше. Впрочем, зачем далеко ходить. Возьмем Грузию. Поразительно, но в Грузии каким-то образом начисто избавились от коррупции и значительно снизили налоги. В Поти запущен проект свободной индустриальной зоны. В Батуми на иностранные инвестиции поднимают сразу три пятизвездочные гостиницы. А мы в Севастополе все еще рассуждаем: нужна ли в нашем городе хотя бы одна пятизвездочная гостиница? Будет ли спрос на ее услуги?

— В 1995 году, действительно, наш город был очень близок к воплощению в жизнь идеи свободной экономической зоны. Необходимо было только решение городского совета. Его второй пункт был сформулирован таким образом: "Исполнительному комитету (Кучер Б.А.) продолжить работу в Кабинете министров и Верховном Совете Украины по согласованию документов о создании СЭЗ "Севастополь". Но 22 депутатами был подан альтернативный проект решения. В нем второй пункт звучал совершенно иначе: "Запретить исполнительному комитету городского совета (Кучер Б.А.) совершать юридически значимые действия до принятия соответствующего решения сессией Севастопольского городского совета XXII созыва. Им может осуществляться только изучение вопросов создания СЭЗ". Выходит, изучаем и обсуждаем до сих пор. Американцам, японцам, китайцам, арабам — всему миру режим свободной экономической зоны подходит, а в Севастополе — не совсем.

— Приведенный вами пример подтверждает верность вывода о том, что нет причин говорить о нежелании придания Севастополю статуса свободной экономической зоны высшими политическими кругами Украины. Неудачи в решении данной задачи можно объяснить отсутствием политической воли у бывших руководителей города, а также несогласованностью действия исполнительной и представительной ветвей власти. Сегодня в их отношениях наблюдается стабильность. Может, это послужит выработке четкой концепции развития Севастополя и такого же четкого ответа на вопрос,: нужна ли городу свободная экономическая зона или нет?

Другие статьи этого номера