"Поющие" линогравюры Александра Бурцева

Не в том дело, как часто, главное — как. Александра Бурцева нельзя упрекнуть в излишнем внимании к собственной персоне — выставляется директор Севастопольской художественной школы совсем нечасто. Потому что каждая из выставок — не событие, продиктованное календарным планом, а полноценное высказывание, звучащее, только когда накоплено достаточное количество слов, достаточное число мыслей.29 сентября Бурцев "высказался" — на сей раз как график. В выставочном зале Союза художников, куда, к сожалению, редкая птица-зритель долетает (уж больно не в центре расположен), открылась экспозиция линогравюр Александра Николаевича. Мы уже привыкли считать его фотографом, уже запомнили его снимки Балаклавы — легендарной, архаичной, насыщенной цветами палой листвы, охряных холмов, глубокой чёрной воды. Ещё мощной, но уже теряющей свою мощь, ещё баюкающей мифических чудищ, но уже не слишком-то верящей в их реальность. И вот — снова Балаклава, но совсем другая: точёные штрихи, скрупулёзная прорисовка, разреженный воздух графики.

— В линогравюре я иду от любви к созерцанию и к языку графики, особому, интересному, даже магическому, — рассказывает Александр Бурцев. — Прежде всего рождается идея. А потом берёшь кусок линолеума, штрихуешь его, доводишь до зеркального блеска, берёшь резец и режешь. А вот сам процесс резьбы — это уже магия, потому что штрихи ты прорезаешь белые, а при отпечатывании на бумаге они станут чёрными. Как и живопись (думаю, когда-нибудь настанет час и живописных работ), — графика делается скупо, немного. На этой выставке собраны вещи, сделанные за многие годы.

— А как соотносятся фотография и линогравюра?

— Безусловно, это два разных языка, но источник-то один — Балаклава. Можно ограничиваться одним языком, но мне интересны оба. Фотография позволяет получить быстрый результат: увидел — снял. Для меня она является способом показать, как уходит, как стремительно уходит та Балаклава, которую я знаю и чувствую. Что же касается графики — то тут прежде всего размышления, поиск языка, ассоциаций. Каким образом ты можешь сказать о том или ином явлении. Человек всегда ищет гармонию, состояние, в котором ему комфортно и хорошо; когда есть тепло — неважно, тепло человека или тепло солнца. Любую работу, безусловно, делаешь из любви, чтобы передать то же состояние и ощущение, что есть в тебе.

— Несмотря на то, что линогравюры Александра Бурцева чёрно-белые, для меня они очень даже цветные, — поделился впечатлением от выставки художник Игорь Шипилин. — Я не только вижу эти краски, не только чувствую запахи, ароматы, я даже слышу, как на них птицы поют.

О живописной живости линогравюр Александра Николаевича говорилось на открытии много. Сам же он, как истинный руководитель, предпочёл завести разговор о достижениях художественной школы, где, кстати, практика линогравюрного дела распространена очень широко. По словам Бурцева, работы севастопольских ребят не стыдно выставлять в любом престижном музее мира. Конечно, нет уверенности, что руководство Лувра или Эрмитажа предоставит в распоряжение юных художников пару залов — сами понимаете, шедевров за несколько тысячелетий накопилось многовато. А вот в том, что анонсированная Александром Бурцевым выставка работ учеников художественной школы произведёт резонанс в городе, сомневаться не нужно. Достаточно пробежаться взглядом по картинам её директора. Точнее, пройтись взглядом — неспешно и с удовольствием. Так, как бы вы прошлись улочками старой Балаклавы.

Другие статьи этого номера