"Евгений Устинов — это эпоха в истории Ансамбля ЧФ, в истории города", —

так начал свой рассказ о замечательном артисте Е.Я. Устинове, который недавно ушел из жизни, художественный руководитель Ансамбля песни и пляски Черноморского флота (с 1986-го по 2005 г.), народный артист России, заслуженный деятель искусств Украины Александр Сметанин.

ОН СТАЛ БРЕНДОМ ВОЕННО-МОРСКОГО ИСКУССТВА

— Конечно же, это был великий артист, — рассказывает А.В. СМЕТАНИН. — И все годы львиная часть программы нашего ансамбля базировалась на Е.Я. Устинове. Понятно, что были признание и почтение на родине. Но вскоре пришла просто-таки фантастическая популярность за рубежом. Вспомним: за 16 лет ансамбль совершил 12 гастролей в Европе. В Германии бывало в среднем 60-100 концертов за поездку, и каждый день — новый город. И передачи по телевидению, в каждом сюжете который непременно присутствовал наш Женя. Публика была в восторге. Оказалось, что Устинова в Европе уже узнали — всюду были афиши с его изображением. В его лице зарубежные зрители оценили и русскую мощь, и русский характер, и русский талант. Его исполнение песни "Вдоль по Питерской" (в Германии она называлась дословно: "Петербургская кучерская песня") я считаю эталонным. Ведь кто ее только не пел вслед за известными русскими басами: и Муслим Магомаев, и Иосиф Кобзон, но так, как исполнял ее Женя, не мог никто. Устинов был не просто певцом, он был прекрасным артистом, каждая его песня становилась законченным произведением, где есть вступление, развитие, кульминация и финал.

Многие номера специально ставились "под Устинова". Так, когда мы готовились к гастрольному туру по Англии, решили подготовить песню из репертуара битлов, которую знают все: Let it Be. Вначале кто-то выложил эту версию в Интернете в плохом воспроизводстве, и развернулась дискуссия: одни сомневались, имеет ли право военный коллектив в морской форме исполнять произведения битлов, другие уверяли: это шикарно, третьи подмечали ужасный акцент солиста. Ну, естественно, откуда у Жени мог быть нормальный английский акцент? Потом мы выложили свою версию, которую записало Би-би-си, — солист и хор там звучали нормально, и эта запись была признана любителями музыки.

У каждого певца, у каждого артиста есть свое амплуа: у кого-то хорошо получаются народные песни, у кого-то любовные романсы, кто-то специализируется на классике, на патриотике. А вот Устинову было подвластно все. Вспомним, как он исполнял арию Базилио из оперы "Севильский цирюльник" Дж. Россини: когда шло вступление, сначала выглядывал из-за кулис, потом на цыпочках пробирался к микрофону и лишь потом начинал петь. Всего этого было уже достаточно, чтобы состоялся настоящий спектакль.

Мало того, что у него были неповторимые вокальные данные и прекрасное качество исполнения, а тут еще мимика, жесты, фактура… Он исполнял любой репертуар, на разных языках — английском, немецком, естественно, на русском и украинском. Как-то мы выступали на праздничном концерте в Киеве, посвященном то ли 9 Мая, то ли Дню освобождения Украины, в котором принимали участие все ведущие коллективы страны — симфонический оркестр и хор радио и телевидения, капелла бандуристов, хор имени Веревки, ансамбль Вирского, военные коллективы, — так вот на этом концерте по предложению постановщика Бориса Георгиевича Шарварко в финальной песне "Баллада об Украине" солировал Женя. А ему подпевали 300 человек. Это же приятно: мы из Севастополя — и вот такой успех!

В любом творческом коллективе, безусловно, есть трения: кто лучше, кто круче. То, что Устинов был, безусловно, лидером, признавали все. Но у него ни с кем не было конфликтов. Он был добрый, открытый, улыбчивый, легкий человек. Никогда не кичился, и очень ценно, что все время приходил с какими-то идеями.

ДУША АНСАМБЛЯ

Вспоминает заслуженный артист Украины Александр Владимирович СТЕПАНЕНКО:

— Я в ансамбле дольше всех — с февраля 1965 года и по настоящее время. Евгений Яковлевич пришел к нам в 1974 г. Он сразу влился в коллектив. В тот период у нас не было хорошего баса. Высоченный, ростом два метра, он обладал потрясающими природными данными. У него ко всему был свой подход в трактовке произведения, совершенно не похожий на другие. Мог допускать какие-то вольности, но это было сделано вкусно и интересно.

Женя всегда искал свой образ, специфику, свою манеру, чтобы это не было похоже на знакомые трактовки. Гастроли у ансамбля специфические. Мы выходили в моря и обеспечивали культурной программой корабли ЧФ. Вместе с Устиновым я более 20 раз проходил Босфор. В те годы мы посетили практически все страны Средиземноморья, африканские государства, ближневосточное побережье, не говоря уже о Причерноморье.

Помню такой эпизод: в заключение похода командующий флотом Н.И. Ховрин собрал ансамбль, поблагодарил коллектив, вручил почетные звания. Свое ответное слово Устинов начал так: "Вот когда я был маленьким…" В ответ раздался такой хохот! Никто не мог представить богатыря Устинова маленьким. А он продолжал: "Я с детства любил море, я с детства мечтал о флоте. И все мои желания были направлены на то, чтобы попасть в Севастополь". И вот он, мальчишка с Урала, приехал в Севастополь и в процессе своей работы стал лучшим пропагандистом песен о флоте, о Севастополе. Севастополь в лице Устинова приобрел настоящего трибуна, воспевающего наш город. Как он исполнял эти песни: "Севастополь — песня моя", "Тот, кто не бывал в Севастополе", "Черноморское солнце"!

Я с ним проработал бок о бок с 1974-го по 2010 г. Я знаю этого человека со всех сторон. У него были свои странности, но это воспринималось мило, незлобно, его слушали с наслаждением, обороты его речи были интересны. Его любили и уважали. Он был доступным. Ведь где он только не пел — в библиотеках, клубах, общежитиях, школах! Он пел со всеми — с детским хором, детским оркестром, с народными коллективами. И никогда не требовал за это денег.

СЧАСТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК — ОН ЗАНИМАЛСЯ ЛЮБИМЫМ ДЕЛОМ!

Рассказывает Григорий Михайлович ИГУДИН, ветеран ансамбля, вот уже 38 лет, как пенсионер, трубач, в последние годы — администратор:

— Он всю жизнь занимался своим любимым делом. В этом плане ему можно позавидовать. У нас такого баса не было. Наши коллеги из различных творческих коллективов говори: "У вас есть Устинов". Где бы мы ни репетировали — в Москве ли, Киеве, за рубежом, — все бросали свои дела, пробирались за кулисы и слушали, как поет Устинов. 6 декабря ему исполнилось бы всего 62 года. И голос звучал! Природа наградила его. Я не помню случая за его вокальную карьеру, чтобы он сказал, что не может петь, потому что горло болит или что-то не в порядке. Он прекрасно знал музыку, все ее направления, начиная от оперы, заканчивая самыми современными шлягерами. Дома у него была огромная фонотека — пластинки, магнитофонные записи. Обожал джаз, следил за новинками. Любил старую аппаратуру, прекрасно разбирался в технике.

"ПРИВЕТ, ДЖАЗМЕНЫ!"

Рассказывает Людмила КОРОЛЕВА, руководитель оркестра народных инструментов "Садко" Дворца детского и юношеского творчества, заслуженный работник культуры Украины:

— Это было в 1991 году. Я присутствовала на концерте Ансамбля ЧФ. Набралась смелости, подошла к Евгению Яковлевичу Устинову и спросила, не согласится ли он спеть с детским коллективом. "Давайте попробуем", — услышала в ответ. Так в нашем репертуаре появились в его исполнении замечательные произведения: "Вдоль по Питерской", "Вот мчится тройка почтовая", "Элегия" Масне, русские романсы, песни о Севастополе — "Севастопольский вальс", "Заветный камень". А как он пел куплеты Мефистополя! Хотя это совсем не детский репертуар, но ребята аккомпанировали ему с восторгом. Мы уже не мыслили свои выступления без него. 9 Мая, как и в День пионерии, Евгений Яковлевич участвовал в нескольких концертах. Специально под его голос был написан гимн детского фестиваля "Золотая рыбка", который исполнялся вместе с детским хором. Все он делал бескорыстно. Мы вместе с ним ездили записывать теле- и радиовыступления в Москву, Киев, Харьков. Стоило ему — фактурному, двухметровому! — занять свое место на сцене рядом с ребятами, по залу прокатывалось восторженное "Вот это да!" Когда мы выступали в Харькове, нас поселили в детском садике. А кровати там, сами понимаете, какие. Так вот Евгению Яковлевичу составили поперек четыре кровати. Наутро он встал и пошутил: "Что же я теперь должен петь, как стиральная доска?" А в дороге, когда на остановках поезда он выходил на перрон, сбегались бабульки, восторженно смотрели на него и вручали Устинову пирожки, пельмени, горячую картошку, орешки. Потом он шел по вагону и все раздавал ребятам.

Детей он очень любил. Приходил на репетиции со словами "Ну, джазмены, привет!", и у всех сразу настроение поднималось. Работать с профессиональным певцом — огромная школа для детского оркестра, им не надо было говорить: форте, пьяно, медленнее, быстрее. Устинов запевал — и они сразу начинали играть так, как требуется. Когда Евгений Яковлевич приезжал из зарубежных гастролей, он непременно доставал пакет с конфетами, шоколадками, жевательными резинками — это в те 90-е годы, когда дети этого и не видывали. А тем ребятам, которые нуждались, привозил из Германии какую-то одежду.

В воскресенье, 5 ноября, в 11.00 в Матросском клубе пройдет концерт памяти заслуженного артиста Украины Евгения Устинова. В концерте примут участие Ансамбль песни и пляски Черноморского флота РФ, народный оркестр "Садко" Дворца детского и юношеского творчества, ансамбль классической музыки "Аллегро", Театр танца Вадима Елизарова, известный бард Андрей Соболев, солисты Анна Качалова, Анна Ифтоди, Михаил Игнатов, Дмитрий Черепок и Игорь Захаренко.

Все собранные от концерта деньги пойдут на сооружение памятника Евгению Устинову.

Другие статьи этого номера