Одесса

ОПЫТ РЕВНИВОГО СКАНИРОВАНИЯ.
Начиная с этой статьи, я отважился в виде пролога цитировать отзывы "благодарных" читательниц (такое ощущение, что "Профили" читают только женщины!) на свой предыдущий опус. Напомню, что материал назывался "Очень "важная" персона" и был посвящен такой незначительной проблеме, как мужское бессилие. А теперь цитата без купюр: "…Надеюсь, что полученного гонорара за эту "статью" автору хватит на визит к сексопатологу! Я уверена, что у него большие проблемы с женщинами". Без комментариев, хотя робко замечу, что проблемы у автора скорее без женщин. Ну да ладно, теперь ближе к следующей теме.
Я так часто, словно заклинание, в конце каждого "Профиля" повторял, что "Время жить в Севастополе", что и сам в это поверил. А тут — неожиданная командировка в Одессу..! Итак, "Профиль" современной Одессы и среднестатистического одессита глазами севастопольского патриота.Ночь, проведенная в автобусе, и проливной дождь на вокзале не вызвали у меня пароксизм восторга и любовь с первого взгляда. Первый вербальный контакт с пожилой консьержкой в "парадной" дома, куда меня поселили:

— Вы куда и надолго?

В общении с одесситами, как я понял позже, логику лучше выключать. Отвечать надо на уровне фрейдовских оговорок!

— Я в сорок третью, но на неделю.

— И не надо так дверью хлопать, как при облаве. Ты сам с откуда будешь?

— В общем, из Севастополя, а что?

— Когда баба Лида спрашивает — значит есть интерес. Севастополь?.. Не была, но слышала. Это недалеко. А чо говоришь, как москаль?

— У нас все так говорят.

— Ничего, исправишься. Как звать?

— Андрей.

— Командированный или так себе?

— Скорее командированный…

— Ладно, Андрей, иди. Если кого-то соберешься к себе на кофий — предупреждай заранее!

— Да я, в общем, не планировал — работы много.

— Что будешь работать?

— Спектакль в вашем театре ставить.

— Театральный, значит. А я думала "утюг". Хотя… не похож.

— Простите, "утюг"?..

— Ну да, на седьмой за шмотками.

— У вас на седьмом?! У нас ближе, на пятом, и похоже, что с вашего седьмого. Два километра разница, а такая переплата!

Чувствую, что невольно начинаю думать по-одесски, да и интонации сами собой меняются. Надо мимикрировать, чтобы не привлекать к себе внимания и не выглядеть идиотом. Или, что еще хуже, "оленем"! По-нашему — "лось".

Следующий этап — одесские маршрутки… То, что у них "маршрутки", у нас автобусы. Их много, и все они забиты в любое время суток. "Шоб ты так доехал, как купил билет"! Заднюю дверь не откроют, пока не передашь через весь автобус свои два рубчика. Любопытно, что деньги доходят до водителя так же исправно, как сдача до вас! А классики утверждали, что Одесса — столица жуликов. Вранье! Однажды я получил сдачу с двадцатки. Надеюсь, это — правило, а не исключение.

Архитектура… Кто никогда не был в Европе, приезжайте к нам (ой, простите, к ним!) — здесь все: антика, барокко, готика, ампир, сталинский ампир, "хрущобы", "брежневки" и, конечно же, неподдающиеся классификации произведения одесских зодчих. Ощущение, будто бродишь по эпохам. Музей под открытым небом. Опять же, сравнение не в пользу родного Севастополя: если некий господин приобретает старое здание в историческом центре, то он со своими деньжищами не только не имеет права снести его и построить безвкусного многоэтажного бетонного уродца, но и обязан полностью восстановить первоначальный внешний облик, включая оттенок колора! И даже если здание аварийное и не подлежит реставрации, то после сноса на его месте возведут нечто похожее, пусть и современное. Отчего-то вспоминается снесенное здание спасательной станции в Севастополе, безжалостно срубленный нуворишем "1914 год" на стене старого здания на ул. Очаковцев…. К чему бы это?

Дороги… В Одессе с ее миллионным населением и развитой инфраструктурой дорогих авто, поверьте, гораздо больше. Иксовых "бэшек" здесь столько же, сколько у нас "ДЭУшек", однако ни одному градоначальнику и в голову не пришло закатать булыжные мостовые XVIII-XIX столетия "совковым" асфальтом или тротуарной плиткой. А ведь шаровая опора подвесок одинакова и тут, и там! Какое дело одесситам до подвесной системы местного магната, если они хотят максимально сохранить облик любимого города для внуков?! Они не хотят видеть старую Одессу только на светящихся биллбордах, да и то по большим праздникам. Они хотят жить в городе своих предков здесь и сейчас. Счет увеличивается, заметим, не в нашу пользу.

"Пробки"… Их нет! Вы будете смеяться, но "пробок" нет даже в час пик! Напомню, что по количеству авто мы не просто уступаем, мы приравниваемся к пгт. Пешеходов в Одессе уважают и берегут, как священных коров в Дели: можно запросто перейти улицу на "красный" — тебя внимательно пропустят. Ну разве что вдогонку услышишь незлобивое "Шевели помидорами"! Ездят медленно, но везде: трамвайные пути, пустая встречная, в редких случаях — пешеходный тротуар. По настроению. Ни разу не видел аварии. Гаишники стоят в центре города в специально отведенных местах: никто не выскакивает из импровизированной засады и не кидается с полосатой палочкой на автомобиль с фанатизмом камикадзе! Зато хладнокровно засовывают под "дворники" квитанции на штраф за "левую" парковку.

Раз уж заговорили о стражах порядка, то без патрульной милиции не обойтись. Сядьте, иначе не поверите! Вежливость, сдержанность в выражениях, спокуха на лице — это одесские милиционеры. За открытую бутылку пива в руке — вежливое выписывание административного штрафа и публичное выливание остатков содержимого в ближайшую урну. Вашими руками вашего пива в их урну. И все довольны Поэтому одесситы давно уже пьют пиво в специально отведенных местах, то есть в многочисленных пивных. Лично меня тоже собирались урезонить, правда, по поводу табакокурения в неположенном месте. И где? На платформе под открытым небом перед зданием железнодорожного вокзала! Стою и без удовольствия курю, а еще немного говорю по телефону. Приближающихся молодцов заметил издалека — удача, первый опыт общения, да и для статьи нужен пеницитарный штрих. Подходят, отдают честь, представляются. Моя очередь.

— Вольно! Докладывайте. — Пытаюсь перевести диалог в русло дружеского задушевного разговора — напрасно!

— Предъявите, пожалуйста, документы. Из Севастополя? А почему курите в неположенном месте?

— А шо, в Одессе уже еще нельзя курить?!

— В Одессе можно курить, но не там, где нельзя. Вон знак. Затушите сигарету!

Указывает на перечеркнутую вдалеке сигарету, разглядеть которую можно лишь в оптический прицел.

— Все равно попал, позвольте докурить?

— Тогда из легкого административного нарушения вы легко можете попасть в раздел…

— Тушу я, тушу.

— Цель нахождения тута?

— Я тута спектакль ставлю.

— Артист?

— Скорее, режиссер.

— А, режиссер?! А шо ставите? — С таким видом спрашивает, будто окончил сценарный факультет ВГИКа.

— "Ночь святого Валентина". Приходите на премьеру… с девушками.

— У нас служба. Спасибо за приглашение. Будьте аккуратны с курением!

"Будьте аккуратны с курением"! Я же не в постели, а в Одессе. Ладно, в чужой монастырь…

"Привоз"… "Привоз" нонче не тот, что был раньше, — огромный многоэтажный торговый комплекс, ухоженный и цивильный. Центр настоящей "дикой" торговли переместили на вышеупомянутый 7-й километр, где есть все. Но раз уж я на веками воспетом "Привозе", то надо что-нибудь купить. На память. Отчего-то покупаю домашнюю курицу у порядочной женщины. Торгуемся. Торг не в мою пользу.

— Потрошеная?

— Свежая. Нюхни.

— Я верю.

Зря. Когда дома в микроволновке в чреве "потрошеной" курицы стали взрываться (в прямом смысле!) неснесенные ею яйца, мне стало смешно! То ли шутка, то ли маленькая месть за неуместный торг… На "Привозе" не торгуются, здесь надо покупать то, что дают, а не перебирать харчем! Вспомнил о подсолнечном масле.

— Почем?

— Какое?

— На ваш вкус, как себе или как мужу.

— Мужа нет.

— Тогда, как себе.

— Тринадцать пятьдесят и будьте здоровы.

— Вот тринадцать, и что вы еще себе под нос добавили?

— Пятьдесят. Но это не я "добавили", а мой хозяин. Владейте!

Люди… Люди — это и есть Одесса. Повсюду "плач Ярославны" по поводу массового исхода евреев в Землю обетованную — их не хватает! Толерантность уже в названиях центральных улиц: Еврейская, Греческая, Малоросская, Молдаванка, Итальянский бульвар… Кем бы ты ни был, ты в первую очередь — одессит! На улицах — вавилонское многоречие: молдавский, иврит, английский, французский, итальянский… Странно, но украинского еще меньше, чем у нас! Основным средством межэтнического общения является "великий, могучий и свободный", правда в одесской интерпретации! И моментальное чувство юмора. Падаю, поскользнувшись на пороге магазина. Разгребающий вокруг сугробы дворник (после дождя, как и у нас, — снег) тоскливо посмотрел на меня (наверняка я не первая жертва морозов):

— Там же написано: "Осторожно, скользкая плитка"! Встаю, отряхиваюсь, читаю надпись, смотрю под ноги — плиток много.

— А почему не написано, какая именно скользкая?

— А шо, так не понятно?

Прихожу в Еврейский театр на спектакль. Понятно, что большинство зрителей — не славяне. В гардеробе снимаю куртку и… с ужасом понимаю, что на мне арабский бурнус!!! Очень не вовремя вспоминается фильм "Паспорт" Данелии, когда арестованного героя помещают в Израиле в камеру для евреев, а он приветствует их: "Аллах акбар"! Жду справедливой расправы или хотя бы манкирования — нет, оглядывают с ног до головы и… улыбаются!

Одесситы критически относятся к ксенофобам, потому что в каждом из них бурлит такой замес всех кровей и наций, что выделять кого-то по национальному признаку как-то унизительно для всех! И правда, что они — особая нация. Да и вообще меня добили многочисленные биллборды, на которых написаны простые слова: "Растишь будущее? Посади дерево. Пусть растут вместе!"

Девушки… О них писать не буду, дабы не вызвать праведный гнев милых севастопольчанок!

Это все, что я смог уместить в рамки "Профилей", хотя писать "за Одессу" можно целую вечность. Давайте хоть что-нибудь у них позаимствуем, чтобы уже без надувания щек можно было искренне сказать: "Время жить в Севастополе! И… в Одессе тоже!" По семейным разве обстоятельствам.

Другие статьи этого номера