Почему становятся чужими

Если особо не вникать, то может вполне показаться, что размышления севастопольцев — участников нашего сегодняшнего откровенного разговора о важном — очень разные. Но это если не вникать.
По сути же они об одном и том же — о человеческих взаимоотношениях. А если быть более точным, о конкретных людях в конкретных обстоятельствах.

О том, как ведут себя эти самые люди в определенных обстоятельствах, и пойдет речь ниже. Наше общение начинает Т.В. Кузнецова с улицы Приморской:

СЕРВИС, НЕНАВЯЗЧИВЫЙ ДО ТОШНОТЫ

"Здравствуйте, дорогая редакция!

Согласитесь, что профессиональная фотография и в истории, и в современной жизни играет важную роль. Вспомним, как мы любовались старыми художественными снимками наших земляков, размещенными на центральных улицах Севастополя в рамках фестиваля "Война и Мир" прошедшим летом. В торжественные моменты нашей жизни (например, свадьба, выпускной бал) мы также обращаемся к профессиональному фотографу. Ну а фото на документы приходится делать периодически каждому члену семьи, начиная с поступления в 1-й класс. Затем следуют ученический, студенческий билеты, паспорт и т.д.

Фотосалонов в городе много, но наша семья обычно пользуется услугами проверенных мастеров. Поскольку мы живем на Северной стороне, где ближайший фотосалон на пл. Захарова, то иногда вынуждены обращаться именно туда. Работает там женщина-фотограф. Первый раз с ее хамством я столкнулась несколько лет назад: оформляла загранпаспорт и вписывала туда двоих своих несовершеннолетних детей, следовательно, нужны были их фото определенного размера (о чем указывалось в информационном стенде в ОВИРе). Чтобы не везти зимой детей в город, обратились в ближайшее фотоателье. При получении заказа я заметила, что фото не того размера. Тут же перемерила линейкой и сказала, что фотографии такого формата мне не подходят, попросила переделать. В ответ фотограф стала кричать, что она лучше знает, какие фото надо делать на загранпаспорт. В результате я потребовала вернуть деньги, и все-таки пришлось везти детей в город перефотографироваться…

Спустя года два вновь довелось обратиться в этот же салон. У дочери выпускной в школе, захотели сделать художественное фото на память. Сделали прическу, надели вечернее платье. Времени оставалось меньше часа, и муж отвез дочку в ближайшее фотоателье. Как вы понимаете, опять на пл. Захарова. Там отказываются делать художественное фото. Почти накричав на девочку, все-таки сделали несколько снимков, где у нашей выпускницы совсем не радостный вид от такого обслуживания.

И вот сегодня, спустя еще года два, вынуждены были вновь обратиться в этот же салон: сыну исполнилось 16 лет, надо срочно сдавать фото на паспорт, а он болел, и чтобы не ехать в город, пришли фотографироваться на пл. Захарова. Хотя в памяти отложились воспоминания о прошлых инцидентах с работницей этого фотосалона, но хотелось верить, что сервис улучшился. И что же изменилось за эти годы? Тот же неприветливый озлобленный тон: наше появление прервало разговор по мобильному телефону — уже раздраженность; сын попросил посмотреть отснятый кадр, а в ответ: "нечего смотреть!" (хотя всегда и везде фотографы сами показывают фото на выбор); за оплату заказа я протянула 50 грн (заметьте, не купюру в 200 или 500 грн), на что она "гавкнула": "Сдачи нет, меняйте сами!". Мне уже стало просто смешно от ее беспричинной злобы на всё и вся, и, сказав: "Нет — так нет", мы ушли из этого "предприятия сферы услуг". А в фотосалоне на ул. Б. Морской милая девушка, подбодрив моего сына улыбкой и добрым словом, выполнила свою работу с душой и настроением. Почему же фотограф с пл. Захарова не хочет и не может так же обращаться с клиентами? И что я должна говорить своим детям, когда человек на своем рабочем месте позволяет беспричинно хамить людям?

С уважением

Т.В. Кузнецова".

Знаете, уважаемая Т.В.Кузнецова, не нужно ничего говорить своим детям. Нужно просто поставить распоясавшуюся хамку на место.

Одна моя знакомая не уставала повторять: "Перед хамством я всегда пасую". И терпела. Терпела долго, пока в один "прекрасный" день ее не "достали". И эта немолодая уже женщина решила пожертвовать временем, душевным спокойствием и наказать наглого обидчика. И наказала. Целиком и полностью используя при этом совершенно законные методы воздействия. И теперь она уверена, что нам хамят, потому что мы сами позволяем это по отношению к себе.

Так что попробуйте. Тем более, что первый шаг на этом пути вы уже сделали, обратившись в редакцию "Славы".

* * *

Разговор продолжает Алла Николаевна Терещенко с проспекта Генерала Острякова. Описанная ею история ужасна:

ПО ДЕЛАМ НАШИМ ВОЗДАСТСЯ…

"Уважаемая редакция нашей родной газеты "Слава Севастополя"! Прежде всего всех вам благ и главное — здоровья!

Обращаюсь к вам с не совсем обычной просьбой. Я родилась, выросла и живу в своем дорогом городе. Моя фамилия Терещенко, зовут Алла Николаевна, я — участник войны, ветеран труда, одинокая, мне 81 год. Мой отец был одним из руководителей Севастопольского подполья. Но речь не обо мне и не о папе.

Моя подруга Люба Лях — одинокая старая женщина постоянно живет на даче, имеет минимальную пенсию. Квартиры у нее нет, так сложились обстоятельства. Так вот, 25 декабря 2010 года, перегоняя своих коз в районе Сапун-горы (напротив виноградника), в 11 час 30 минут она попала под легковую машину. Поломать не поломала, но ушиблась очень сильно. Водитель вытащил ее полуживую из-под колес, перетащил на обочину и скрылся.

Через какое-то время Люба очнулась и буквально ползком добралась до своей дачи. Коз ее вечером привела соседка. Какой-то проезжающий водитель видел случившееся и позвонил в ГАИ. Инспекторы приезжали, но уже никого не застали.

Я живу в городе и случайно зашла к Любе на следующий день, просто проведать. Узнала о случившемся. Она еле ходит, сидеть не может. Хожу теперь к ней ежедневно, ведь нужно и коз покормить, напоить, и воды, дров, угля принести, и т.д. Я звонила в ГАИ, но мне ответили, что не зафиксировано такое происшествие. Но раз был звонок от неизвестного человека, раз по его звонку приезжали из ГАИ, значит, должна быть какая-то информация. Я ничего не могу добиться, я сама старая больная женщина. Но как можно так безнаказанно гробить других людей, как можно скрыться, не поинтересовавшись содеянным? Может, вы, дорогие мои молодые севастопольцы, поможете найти этого водителя, чтобы он хоть материально и морально понес ответственность. Как он может спать спокойно после этого?

Я спрашивала у подруги: "Ты хоть какие-то приметы помнишь?" Она говорит, что видела, когда водитель вытаскивал ее из-под колес, его сильно дрожащие руки, сморщенное лицо и седые волосы. А на вопрос: "Какого цвета была машина?" она отвечает: "По-моему, коричневая…"

Родных у нее нет, детей тоже, один племянник, но он сам больной… Извините меня за сумбурное письмо. Но я надеюсь, может, вы нам чем-то поможете.

С уважением

Алла Николаевна Терещенко".

Безусловно, прошло время с момента совершения этого ДТП. Но мы надеемся, что не все так безнадежно. Может быть, были свидетели, которые в силу разных причин не отозвались до нынешнего дня. Пожалуйста, не останьтесь равнодушными! Все мы "под Богом ходим", помогите старой женщине.

Конечно, это в первую очередь относится к водителю, сбившему Любовь Лях. Нам сторицей воздается за добрые дела. Но не стоит забывать, что во сто крат отвечаем мы и за причиненное зло…

* * *

Следующий наш собеседник — А.А. Першин с улицы Жидилова. Алексей Андреевич сам пришел в редакцию. Долго и как-то обреченно спокойно рассказывал о своем житье-бытье. Он, видимо, вместе с нами пытался найти ответ на свой вопрос: "Почему?":

ПОЧЕМУ СТАНОВЯТСЯ ЧУЖИМИ?

"Дорогая редакция! Пишет вам Алексей Андреевич Першин, 1949 г.р., инвалид II группы, пенсионер, ветеран труда, коренной житель Севастополя. Наверное, незнание, что делать дальше, к кому еще можно обратиться, заставило меня написать это письмо.

24 сентября 2007 г. умерла моя жена Лидия, с которой прожили мы сорок лет. И остался я один, больной и никому не нужный человек. Сын Андрей не проживал с нами после того, как женился в 1990 г. После похорон жены мы поговорили с сыном о том, как будем жить дальше. Он пообещал мне, что будет позванивать по телефону и будет давать мне денег на оплату коммунальных услуг, т.к. был прописан в нашей квартире.

Однако 3 октября 2007 г. он зарегистрировал на нашу жилплощадь своего старшего сына Романа. 7 октября они приехали вместе с сыном, выбросили все наши с женой вещи из спальни в зал, установили на дверь спальни замок и уехали, прихватив с собой книжки по оплате за газ и жилплощадь.

23 октября 2007 г. я обратился в Ленинский райсуд Севастополя с иском о выселении сына и внука из квартиры. Так началась моя тяжба с родным сыном, которая продолжается и сейчас. Прошел я уже все, и теперь не знаю, что мне делать. Я знаю, что надоел уже всем. И судам, и прокуратуре, и милиции, но так больше жить невозможно. Меня все время хотят сделать бомжом.

Мне 61 год, более 16 лет я инвалид с кучей хронических заболеваний. Почему я не могу прожить отведенное для меня время достойно? Почему мой сын из моей честно заработанной квартиры сделал себе полуторакомнатную, а мне выделил менее 5 кв.м? Почему я не могу дома спать, принимать ванну, кушать? Если сможете, помогите мне ответить на вопрос "Почему?"

А.А. Першин".

Это самый сложный вопрос, уважаемый Алексей Андреевич. И, по нашему мнению, самый страшный. Как можно ответить на него пожилому и больному отцу, ставшему обузой для родных сына и внука? Можно лишь посочувствовать и пожелать никому и никогда не оказаться в подобной ситуации. А молодым еще раз напомнить: "Молодость проходит очень быстро. И завтра уже сын может оказаться на месте своего отца. Оказаться лишним. И так же прийти в редакцию, чтобы со страниц газеты спросить у своего сына: "За что?", "Почему?".

* * *

Завершает наш сегодняшний диалог ответ на выступление "Славы", который как всегда оперативно поступил из отдела транспорта и связи СГГА:

"В ОТиС услышан вопрос от любимой "Славы" из пятничного раздела "Откровенно о важном" ("Слава Севастополя", 4 февраля 2011 г.). Нельзя не согласиться с Аллой Аркадьевной Манько, которая предложила обязать каждого водителя автобуса или микроавтобуса иметь табличку с указанием фамилии, имени и отчества.

Как реализовать? Считаем, условиями конкурса. Обязательными условиями конкурса, который состоится в феврале-марте текущего года, будет наличие в каждом выставляемом на конкурс маршруте не менее одного автобуса перевозки лиц с ограниченными физическими возможностями, выполнение условий регулярных перевозок при наличии в автобусах кондуктора и обеспечивание автобуса средствами визуальной и звуковой информации об остановках. И добавим: наличие бейджиков у каждого водителя и кондуктора.

А относительно автобусов, где на маршрутах в ближайшие 2-3 года не будут проводиться конкурсы, будем договариваться с перевозчиками. В ОТиС уверены в успехе".

Благодарим отдел транспорта и связи и его начальника А.А. Пахомова за эффективное сотрудничество. Надеемся, оно приносит пользу горожанам.

До следующей пятницы.

Другие статьи этого номера