Валентина СЕМЕНЮК-САМСОНЕНКО: "Назначение женщины — объединять, а не искать врагов"

Жизненная мудрость этого политика не перестает удивлять. Ни соблазны на высоких должностях, ни затяжные противостояния во власти не отразились на способности Валентины Семенюк-Самсоненко прислушиваться к мнению другого человека и чутко воспринимать его проблемы.
Председатель Союза женщин Украины "За будущее детей", она может уже в конце марта занять еще одну должность, поскольку ее выдвинули кандидатом на избрание председателем Федерации профсоюзов Украины. Наш разговор — о работе и о жизни одновременно. Валентина Петровна эти понятия не разделяет.
— Валентина Петровна, на своей предыдущей государственной должности во главе Фонда государственного имущества вы запомнились прежде всего тем, что оказывали сильное сопротивление любым продажам объектов государственной собственности. Даже несмотря на утвержденную программу приватизации, вы делали все, чтобы имущество оставалось государственным. Не жалеете о такой вашей позиции сейчас?

— Не жалею. Возможно, я порой действовала не как государственный чиновник, который должен беспрекословно выполнять поставленные перед ним задачи, а больше как украинская женщина, которая заботится, чтобы в ее хозяйстве все было на учете, все было ухожено и приносило пользу.

Еще в 2002 году, когда я возглавила парламентскую комиссию по приватизации, я начала бить в набат, что приватизация в Украине проходит хаотично. Представьте себе, что до 2005 года никто не знал, какими объектами и активами владеют государство и общественные организации. Не было ни одного реестра!

— Имущество профсоюзов также впервые посчитали только благодаря вашему приходу в Фонд госимущества…

— Да, какими объектами владели общественные объединения и ассоциации — также никто не знал. По настоянию нашей комиссии в 2003 году парламент принял решение об инвентаризации объектов государственной собственности. Но вы бы знали, какое оказывалось сопротивление!

Только в 2005 году, когда я пришла работать в фонд, мы разработали методику, создали реестр объектов и, кстати, заставили профсоюзы посчитать свое имущество.

Жалею только, что не успела сделать оценку интеллектуальной собственности, которой владеет государство. А после меня этим уже никто не занимался.

— Интеллектуальную собственность тоже "прихватизировали"?

— Еще как. Получает сейчас государство отчисления от использования таких названий продуктов, как конфеты "Красный мак" или "Советское шампанское"? На этом уже наживаются частные лица. Я уже не говорю об интеллектуальной собственности в военно-промышленном комплексе, часто даром отдававшейся с недостроенными объектами.

— Знаете, тогда возникает вопрос: насколько эффективный собственник государство или тот же профсоюз, если они даже не интересуются, какое имущество у них есть?

— И государство, и профсоюз могут быть очень эффективным собственником. Просто у нас приватизация проходила под лозунгом "Продаем прибыльные объекты, а убыточные оставляем государству". Могу сказать об опыте Германии, поскольку я хорошо с ним знакома. После войны их министра собственности просто возненавидели и даже расстреляли. Потому что он имел очень принципиальную позицию: нерентабельные объекты продавал за одну марку, но одновременно выписывал огромные социальные обязательства для нового владельца: восстановить производство, создать рабочие места, повысить зарплаты.

Этот опыт я использовала в фонде, когда контролировала выполнение обязательств инвесторами "Криворожстали". Например, в 2006 году "Миттал" не хотел увеличивать зарплаты сотрудникам. Мы вместе с профсоюзом отстояли работников. В 2007 году владельцы не захотели выплачивать 13-ю зарплату. Но мы заставили их, причем они выплатили также и дивиденды государству, и штрафные санкции в размере 400 миллионов гривен.

В 2008 году мне пришло письмо от Тимошенко с требованием снизить условия конкурса и социальные обязательства владельцев "Криворожстали" в связи с экономическим кризисом. Я отказалась. Это и стало причиной моего незаконного увольнения с должности. Когда в 2010 году я узнала, что после меня таки переписали условия конкурса и на предприятии погибли люди, я обратилась ко всем профсоюзным организациям с призывом подавать в суд, чтобы отстоять права работников. И этот суд мы выиграли.

— Еще раз убедилась, что вы — человек неравнодушный…

— Иногда говорят: "Ну ты ведь уже не занимаешь эту должность, ты уже не депутат, почему ты не успокоишься и не поживешь для себя?" А я на своем примере увидела, что в суде можно отстоять интересы человека труда.

— Как вы отнеслись к тому, что вас выдвинули кандидатом на должность председателя Федерации профсоюзов Украины?

— Я считаю, что сейчас мы должны объединяться, в том числе вокруг профсоюзного движения. Сильная первичная организация — сильная федерация — сильная страна. Политики нас разъединяют, а нам нужно подумать о правах людей и как их защищать, да и самим людям надо научиться защищать себя. Не искать врагов, а действовать сообща.

И главное — не надо быть равнодушным. Как председатель Союза женщин Украины "За будущее детей", я объединила вокруг своей еще 21 общественную организацию. Мы сделали свою экспертизу Жилищного и Трудового кодексов, направили свои предложения, и к нам прислушались: для дальнейшей проработки документы отозваны из парламента.

— Какие изменения вы хотели бы принести в профсоюзное движение?

— Нужно расширять поле деятельности профсоюзов. Когда я возглавила Фонд госимущества, я чуть ли не первым распоряжением ввела представителей профсоюза в состав комиссий по оценке и приватизации объектов. Сейчас при местных органах власти создаются общественные коллегии. Почему бы профсоюзам там не участвовать? Ведь они пользуются солидными правами в местном самоуправлении. Кто, как не профсоюзы, позаботится о сохранении социальной инфраструктуры?

— Вы по характеру "командный игрок"?

— Я, скажем так, человек коллективный. Я имею большую семью, у нас считаются с мнением каждого. И еще я вынесла из своей семьи то, насколько важна роль женщины и матери.

Сейчас, в период расцвета ненависти в обществе, наше женское миролюбие может спасти ситуацию. Мы объединяем, причем не вокруг имущественных вопросов, а вокруг идей. Я много езжу по Украине, разговариваю с людьми. Они все ждут, что кто-то придет и защитит их. И вместе с тем они готовы объединяться вокруг конкретных дел.

Я вам расскажу одну историю. В свое время я инициировала газификацию своего родного села на Житомирщине. Это была целая эпопея: мы возили картофель на завод, меняли его на трубы, каждый житель должен был по графику вычистить свою траншею. Могу вам сказать, что люди, которые работали совместно, до сих пор с большим уважением относятся к результатам своего труда. И теперь, когда уровень воды в колодцах на нашей улице упал, они решили проложить и водопровод. И делают это так же дружно и ответственно. Люди умеют договариваться. Надо только верить в них.

— И не боитесь конфликтов?

— Нет. В детстве я очень переживала из-за своих принципов. Меня чуть из комсомола не исключили, потому что я своей бабушке помогала нести корзину в церковь на Пасху. Есть в моем селе "наша" церковь — там венчались мои родители, мои дочери. Мой дед не дал в свое время разрушить этот старинный храм, за что и поплатился. И я всегда помнила об этой истории. Два года назад мы с мужем обновили эту церковь и колокольню и часто там бываем. Мне кажется, что в человеке должен быть какой-то стержень. Не надо поддаваться чужому нажиму и действовать вразрез со своими принципами.

Другие статьи этого номера