СОЛИПСИСТ

Солипсистов немного, но они есть! Даже среди нас! Однако я о них еще не писал, а они того заслуживают! Уже хотя бы тем, что живут исключительно по своим правилам и законам, которые они считают единственно верными. Своего рода махровый эгоизм, доведенный до абсолюта: все, что я делаю, — правильно! И наоборот. С такими взглядами жить в обществе, видимо, нелегко, ведь мы в той или иной степени подчиняемся большинству, а они, солипсисты, — нет. Этим-то они меня и заинтересовали. Кстати, тот редкий случай, когда не могу употребить стандартную фразу: "Искать своего героя долго не пришлось…" Пришлось. Но я нашел, и — любуйтесь — солипсист во всей своей красе в самой спонтанной рубрике "Профили".Солипсистом Олег Валентинович, видимо, родился. Нет, не путайте бунтарство и нон-конформизм с солипсизмом. Если первые из упрямства или по убеждениям не желают соглашаться с мнением большинства, то солипсисты умудряются очень логично переубедить большинство в собственной правоте! С некоторыми утверждениями Олега Валентиновича даже мне пришлось согласиться или хотя бы задуматься над ними!

Первую крупную солиптическую победу Олег Валентинович одержал еще в детском садике, когда очень аргументированно объяснил воспитательнице, что ему( в отличие от остальных детей) можно днем не спать.

— Я сказал, что дневной сон напрочь отбивает желание спать ночью, но родителям я об этом не говорю и всю ночь ворочаюсь с боку на бок, а в голову лезут грустные мысли. Поэтому, если воспитательница не свирепый зверь, она должна разрешить мне во время тихого часа заниматься рисованием, не сообщая ничего родителям. Так и произошло.

— А вы действительно с детства страдали бессонницей, или это…

— Никакой бессонницей я не страдал и не страдаю, но дневной сон до сих пор считаю чем-то противоестественным… Первая победа меня окрылила, и я стал экспериментировать в солипсизме над одноклассниками и учителями в школе. Меня поочередно освобождали от физкультуры и труда, я доказал, что мне необходимо сидеть за партой сначала одному, а потом с понравившейся девочкой… Ну и так далее.

— Ну, косить от физкультуры — дело нехитрое, а в отношении девушки поподробнее, пожалуйста!

— Мне удалось убедить и классную, и саму девочку, что ее аура благотворно влияет на мою, что непременно скажется на моей успеваемости и дисциплине. Но радиус действия ее ауры слишком маленький, так что… Посовещавшись с девочкой и получив согласие, ее пересадили ко мне за парту, за которой мы и просидели до самого выпускного.

— По логике вещей, вы, как джентльмен, должны были сделать ей предложение!

— Ничего подобного! Просто она была отличницей и всегда приходила подготовленной, а я был неисправимым лентяем. Так что в этом случае никаких чувств — голый расчет.

— О, да вы меркантильный солипсист!

— Нет, просто я берег свои силы для чего-то большего, чем хорошая успеваемость.

— Простите, вы женаты?

— Разумеется нет! Могу сейчас очень убедительно доказать, что институт брака давно себя исчерпал.

— Мне-то не надо, а вот читателям — будьте любезны!

Честно говоря, в этот момент я испугался потока банальщины о самостоятельности современной женщины, инфантилизме мужчин и неспособности двух индивидов долго и счастливо находиться под одной крышей… Ан нет! Услышал я нечто другое.

— Мужчина и женщина излучают совершенно разные волевые и чувственные импульсы, но работать в диссонансе две системы долго не могут — происходит подавление, перестройка одной из них на частоту другой, более мощной. Таким образом, рано или поздно один из супругов превращается в придаток другого. Люди называют это "жить душа в душу". Когда я выстроил эту модель, институт брака стал для меня чем-то угрожающим для моей индивидуальности, и я навсегда расстался с иллюзией стать "главой семейства". Нет, не надо навешивать на меня ярлык "женоненавистника" или "заскорузлого холостяка" — просто нерационально с моей точки зрения. Для меня женщины — сами по себе, а я — сам по себе. Так лучше, и для них, кстати, тоже.

— Да, тема не нова, и я о ней уже писал с разных ракурсов. Меня интересует, как вам удается сохранять свою… индивидуальность в мире, где все подчинено законам. Вы же, простите, не ушли в тайгу, в скит, в монастырь…

— И даже не собираюсь! Пусть в тайгу уходят законы и те, кто их пишет. У меня есть убеждения в собственной правоте, поэтому мне и не надо никуда уходить! Уходят, когда бессильны что-либо изменить в своей судьбе или разочаровываются в мироустройстве. Меня в моем мире все устраивает, мне все кажется логичным, понятным и правильным. Тем более, меня же никто не преследует за мои взгляды.

— Это сейчас, а при "совке", думаю, вы могли бы очутиться, в лучшем случае, в психиатрической клинике.

— Нет, не очутился бы. Я не диссидент и даже не революционер. Я на любую проблему могу дать логичные аргументы, против которых трудно возразить.

— Мне кажется, из вас получился бы непревзойденный адвокат. С вашими-то способностями убеждать. Не задумывались о карьере в юриспруденции? И вообще, кем вы служите?

— Не поверишь, но я уже несколько лет работаю курьером в одной из фирм. До этого кем только не работал: торговым представителем, переводчиком, референтом, компьютерным дизайнером, спичрайтером… А сейчас с удовольствием доставляю всякие бандероли, заказные письма, передачи… Мне нравится, потому что я ни от кого не завишу, мало общаюсь с людьми (меня это утомляет) и имею много свободного времени для размышлений.

— Ну у вас же наверняка есть уже сложившиеся постулаты бытия или они меняются время от времени?

— В жизни каждого человека мало что (если не сказать — ничего) имеет смысл. Только уверенность в своей абсолютной правоте — только она и примиряет нас с жизнью! А это и есть солипсизм. Человек, который уверен в своих речах, мыслях и поступках, становится притягательным для остальных людей! При одном условии: если он очень логично и убедительно сможет показать и доказать правоту своего воззрения. Вспомни всех великих людей — они были настоящими солипсистами, поэтому и проживали яркую, насыщенную, счастливую жизнь. Они не знали ни сомнений, ни колебаний и не признавали ничего другого, что противоречило бы их правде!

— Таких людей обычно называют фанатиками! Политическими, религиозными, идейными…

— А что плохого в фанатизме?! Если человек горд оттого, что каждое мгновение своей жизни проживает с уверенностью в собственной непогрешимости. Стоит пожалеть других: которые ежесекундно сомневаются в правильности принятого решения, сделанного шага или поступка. Вот уж кому не позавидуешь! Всю жизнь ставить под сомнение. Поэтому они и проживают свой срок с оглядкой на тех, кто абсолютно уверен в себе и в своих поступках. Понимаешь, в чем разница?! Лидерами человечества, харизматическими личностями становятся только солипсисты.

— По вашей теории, Сталин, к примеру, тоже был солипсистом, когда строил ГУЛаг?

— Разумеется! И он был абсолютно уверен, что все делается во имя великой идеи, и ни на йоту не сомневался, поэтому и был вождем. А вот "человек в футляре" никогда ничего в жизни не добъется, он даже не почувствует радость от жизни, ведь его буквально пожирает рабская неуверенность в себе и в своем мировоззрении. Он будет постоянно сверяться с более сильными и авторитетными людьми, свои взгляды будет менять ежедневно в зависимости от того, что ему показали по телевизору, о чем он прочел в газете. "Как бы чего не вышло"! Есть такое правило: если у тебя нет собственных взглядов на окружающую действительность — их тебе обязательно навяжет кто-то более сильный и влиятельный. Ты навсегда потеряешь свою индивидуальность и станешь жить по принципу "как все". Ты хотел бы такой участи?

— Мне это уже не грозит. Но ведь если каждый человек будет уверен в своей непогрешимости и правоте, на Земле воцарится хаос! Все-таки социум как-то балансирует, нивелирует, что ли, избыточный "солипсизм" каждого из нас.

— Нет, я же не призываю завтра ввести левостороннее движение лишь потому, что считаю его более удобным… Это был бы перебор. Но я где угодно могу доказать его преимущества лишь потому, что оно более обосновано с точки зрения физиологии человека. То же самое можно отнести к любому событию или явлению. Я не буду публично доказывать свою правоту, если мне принципиально не мешает сложившийся стереотип. Повторяю, что я — не революционер.

— Интересно, а вас можно в чем-либо убедить, или…

— За всю жизнь только один раз умный человек убедил меня в том, что конец света — это не массовая катастрофа во время "Ч", а индивидуальная, и начинается она с момента рождения каждого из нас! Доказать?

— Да нет, спасибо! Более-менее понятно. Меня больше интересует другое: солипсисту, наверное, очень тяжело жить в нашем мире?

— Конечно, если он в какой-то момент отречется от своих убеждений — разъяренная толпа просто разорвет его в клочья! Еще бы, он обманул их надежды и чаяния! Что стало бы с Колумбом, сверни он в последний момент с выбранного пути?! Да его бы тут же вздернули на рее разочарованные матросы. Все великие личности, творившие историю человечества, не имели права на колебания и сомнения. Они должны были идти до конца, чтобы доказать, что Земля — круглая и все-таки вращается вокруг Солнца. Если бы не было солипсистов, мы бы до сих пор жили бы в первобытнообщинном строе… Так что, попробовать стоит…

…Я вдруг вспоминаю, что сейчас — Страстная неделя, а через несколько дней — православная Пасха! И, согласно утверждениям моего героя, Спаситель был именно солипсистом, который не отказался ни от своей веры, ни от своих взглядов, за что и был распят толпой. А вот если бы отрекся? Понтий Пилат с облегчением отпустил бы его на свободу, взяв слово, что Иисус впредь никогда не будет проповедовать и смущать народ идеями о всеобщем равенстве и братстве… Но тогда бы и наш мир сегодня выглядел совсем другим! Интересно — каким?!

Другие статьи этого номера