Гора, с которой видны прошлое, настоящее и будущее

О достоинствах самой известной горы Севастопольского региона, расположенной на Южнобережье, сказано много. И она этого заслуживает. Но если плато вершины доминирующей над Ласпинской долиной горы Ильяс-Кая еще и обойти по обрывистому краю, то с высоты птичьего полета (682 м) увидите уникальный даже для ЮБК окружающий ее по красоте природный ландшафт. И не только это. Если вы способны видеть сквозь время, то, всмотревшись, ощутите, что на этом обозримом клочке земли и моря творилась судьбоносная история, начиная с далекого прошлого. А наиболее прозорливые с вершины горы смогут увидеть не только прошлое, происходящее сегодня, но и будущее.Мыс Сарыч — самая южная часть земли не только Украины, но и всей европейской части бывшего Советского Союза. Данный мыс под названием Бараний лоб (в переводе) как главный ориентир при мореплавании вдоль Южного берега Крыма был описан Страбоном в его "Географии" еще в начале I века. От мыса Сарыч по Черному морю — самый короткий путь до нынешнего турецкого берега (264 км), в прошлом — древнегреческой митрополии Херсонеса. Освоив этот морской путь еще в V-IV вв. до н.э. и используя его в торговых целях, трудолюбивые жители, патриоты античного Херсонеса, в короткое время превратили свое мини-государство не только в самодостаточное, но и в процветающее. И если бы не алчность кровожадных скифов, прочих завоевателей, не бесконечная борьба за власть и личное обогащение доморощенных тщеславных политиков, Херсонес процветал бы и украшал человечество и поныне. Дай волю, херсонеситы уже 2,5 тысячи лет назад превратили бы Тавриду своим мирным самоотверженным трудом и добрососедской взаимовыгодной торговлей в Эдем.

Впрочем, расстояние от мыса Бараний лоб, то бишь Сарыч, до Босфора по сей день не изменилось. Разве что увеличилось на десяток-другой метров за счет прибоя и происходящих геологических процессов. Так что если разумно разобраться с настоящим, то вполне можно будет более целенаправленно воспользоваться древнегреческим торговым путем не только на благо Севастополя.

Если обозреть окрестности с восточной оконечности вершинного плато горы, то в глаза бросается комплекс "Заря" — летняя резиденция в Крыму первого и последнего президента СССР. В судьбоносном 1991 году, среди людей, пытавшихся спасти страну от разорения и разграбления, вызволявших заблокированного на даче президента, находился и известный писатель, подлинный патриот Севастополя и Отечества Геннадий Черкашин. Но случилось то, что случилось. Ныне это вотчина Верховной Рады Украины. Президенты страны избегают тут поселяться, суеверно опасаясь аналогии, а вот когда депутаты ВР здесь восстанавливают здоровье, подорванное в неустанных заботах о народе, то с горы это может увидеть любой смертный. Если на площадке комплекса "Заря" несут боевое дежурство вертолеты — однозначно там отдыхают депутаты. Восточнее по побережью с горы хорошо просматриваются среди живописного ландшафта бывшая дача Раевских "Тессели" и Форосскиий парк, в котором каланчой выделяется детище последней четверти XX века — главный корпус санатория. Эти объекты также богаты южнобережными достопримечательностями, многовековыми событиями, значимыми не только в истории Крыма, они многократно и увлекательно описаны исследователями. Сегодня "Тессели", помимо дома Раевских, обустроена коттеджами для отдыха депутатов Верховного Совета Крыма. Так что взаимоотношения у них с депутатами ВР Украины в период летнего отдыха, как в старой доброй песне: "Наши окна друг на друга смотрят вечером и днем…"

А вот летняя резиденция президента Украины с горы, к сожалению, из-за гористого рельефа не просматривается. Но если за Форосским парком вдали в море маячит в дозоре сторожевой корабль, можно не сомневаться, президент (начиная с Л. Кучмы) в это время то ли пребывает на отдыхе, то ли предается мыслям и трудам в заботах о нашем с вами благе, но на ЮБК, в "своей" Мухалатке.

Если взор с этого же места обратить на север, то, помимо природного Стоунхэнджа — скал Тышлар — и прочей поражающей воображение экзотики, вдали увидим Байдарскую (Богатую) долину и Чернореченское водохранилище. Некогда долина могла прокормить не только Севастополь. Нынче же ее обитатели переживают не лучшие времена, даже на самопрокорм не хватает, а толпу жаждущих заповедную землицу долины "прихватизировать" личной корысти ради даже с Ильяс-Кая видать, но верим в перспективное будущее благодатной во все прежние времена долины. Как говорится, сам Бог велел!

А вот без водицы Чернореченского водохранилища Севастополь — как в песне: и ни туда, и ни сюда. Это сокровище города и каждого севастопольца, которое начинаем ценить по-настоящему только тогда, когда в нем "вдруг" заканчивается или "вдруг" становится несъедобной вода.

С самой высокой западной точки Ильяс-Кая обозревать великолепную Ласпинскую долину мешает расположившаяся несколько западнее, почти вровень скала. Но видом этого природного уникума можно восхищаться, начиная со смотровой площадки на въезде через "парадные ворота" ЮБК со стороны Севастополя. Можно также полюбоваться с высоты центральной горы урочища Каланых-Кая или любой другой возвышенной точки. Но втиснуть даже в обширную газетную статью хотя бы краткое описание природных достоинств и произошедших исторических событий на территории, обозреваемой с вершины Ильяс-Кая, не получится. Наиболее подробно об этом можно прочесть лишь в посвященных Ласпи А. Ивановым историко-географических очерках. Книга ныне редкая, изданная в Севастополе в 2005 г. В этом благодатном, во многом первозданном природном оазисе история не припомнит военных действий. Зато здесь археологами обнаружены многочисленные следы обитания человека — с древнейших времен и до наших дней. И не только человека. Не случайно в этой долине у моря произрастает самое древнее в Украине дерево-реликт возрастом 3 тысячи лет, а количество тысячелетних представителей "трижды краснокнижного" чемпиона мира по выделяемым лечебным фитонцидам можжевельника высокого всерьез пока и не подсчитывали. И не только столь древних. Также нигде на ЮБК (следовательно, и в Украине) не встретите подобных деревьев-гигантов можжевельника высокого, как у подножия горы Куш-Кая. Здесь воздух представляет собой экологически чистый коктейль из ароматов моря и фитонцидов, выделяемых во многом представителями лечебно-краснокнижного растительного мира. Подобные "природные санатории" с лучшим лекарством для человека все еще сохранились на нашей планете, но образно — в виде катастрофически сокращающихся клочков "шагреневой кожи". Разумно, пока окончательно не раздерибанили в личное пользование наводнившие страну и город "ненасытные всеяды", обустроить 8 км береговой полосы от мыса Сарыч до ландшафтного заказника "Мыс Айя" под севастопольскую Ривьеру. Слева под скалой у моря уже видим (со слезами на глазах) многоэтажный элитный дом со стоимостью квартир отнюдь не для простых смертных, который в этом месте на законном основании даже на честные миллионы без коррупционных взяток никак не построить. Его по праву можно взять на учет как один из многочисленных официальных памятников "в честь" коррупции в Севастополе.

Зачем? Тоже "потомству в пример", дабы честь от бесчестия, а доблесть от подлости отличать не разучились.

Ничто не вечно под Луной. Со стороны обрывистого южного склона горы плато вершины исполосовано глубокими разверзающимися трещинами. О пещерном святилище у храма Святого Ильи, которое побывавший на вершине горы более полутора веков назад французский исследователь Дюбуа де Монпере описал как действующее, ныне напоминает лишь нависающий над обрывом скальный проем. К сожалению, при очередном землетрясении даже в 4-6 баллов, которое в этих местах случается примерно раз в столетие, гора вряд ли устоит. И тогда многотонные глыбы скальной породы ринутся к морю могучим каменным хаосом, сметая все на своем пути…

Включив воображение, стоя у края обрыва и мысленно представив себе весь ужас от того, что может с горой и под горой произойти, причем в любой момент, когда только непредсказуемой природе вздумается, начал лихорадочно соображать, как не допустить крушения нашей знаменитости. Когда-то вычитал у Исаака Бабеля, что в Одессе подобный прецедент уже был: некто, взывая к одесскому патриотизму, дал объявление в газете, призывая одесситов срочно перечислить деньги на ремонт лопнувшего Одесского меридиана.

Мы-то чем хуже? На высоте, среди разреженного, прозрачного, как горный хрусталь, воздуха, видимо, из-за недостатка кислорода меня осенила мысль: также взывая к патриотизму севастопольцев, дать объявление в средствах массовой информации с призывом не допустить разрушения севастопольской горы Ильяс-Кая и на ее ремонт в любой валюте перечислять средства на указанный мною банковский счет.

В конце концов, одумавшись, благоразумно пожалел денег на объявление. Да и под горой, с позиции гражданина, живущего в Украине исключительно на среднюю зарплату, даже в бинокль патриотических строений не обнаружил.

Разве что маяк на мысе Сарыч, который светит, и пусть всегда будет светить всем кораблям, идущим по Черному морю к нашим берегам с добрыми намерениями.

Другие статьи этого номера