Силы небесные явно благоволили ко мне

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

Так вышло, что о существовании своего биологического отца я узнала от матери поздно, когда ей врачи поставили диагноз, с которым люди живут уже считанные месяцы. Мама попросила принести ей пятый том сочинений Дж. Лондона, и под заклеенной последней белой страничкой находился мелованный тетрадный листочек с адресом отца. Оказывается, он последние годы совершенно один жил в Липецкой области, в городке с неудобоваримым названием Грязи. А по фамилии он был Пивоваров.

Много о нем мама не говорила. Мне стало известно, что отец по профессии был портным, специализировался на шитье мужских костюмов. Захватил "кусочек" Великой Отечественной, воевал на каких-то японских островах, имеет боевые награды. А с мамой они познакомились в госпитале в Хабаровске, она там служила медсестрой, а отец поступил туда с тяжелой контузией. Женаты они не были, т.к. родитель мой уже имел семью — где-то живут две его дочери, мои старшие сестры.

А объявился он недавно, лет пять назад. Каким-то образом нашел мою маму, списались. Жена его давно умерла, а дочери оказались эгоистками: с отцом практически не общались после замужества, жили обе с супругами и детьми далеко на Севере, в Норильске. А я нашла, помнится, время, съездила в Липецкую область и очень подружилась с отцом.

Но вот о чем я хочу рассказать. Год назад мне позвонила незнакомая женщина из Грязей, представилась соседкой Игоря Павловича (так зовут папу) и попросила приехать: отец перенес инсульт, требовался домашний уход. Кстати, она сообщила, что мой папа просил позвонить и дочерям в Норильск, но от них последовал холодный отказ. Они не могут, мол, приехать, т.к. тяжело с авиабилетами, да и дети болеют. Мне сдается, это был просто вежливый повод отмахнуться от ухода за больным отцом.

Короче говоря, я приехала в Грязи, нашла своего родителя в очень бедственном состоянии — ему требовался действительно постоянный уход, тем более что я по профессии — операционная сестра, умею делать уколы, ставить системы, а папе все это требовалось на первых порах по 3 раза в день.

Прошло два дня, как я приехала на помощь отцу. На третьи сутки после того, как я "откапала" ему первую утреннюю систему, я посидела с ним часика три, поставила новую систему и прикинула, что у меня будет полчаса, чтобы успеть сбегать за продуктами.

Оделась, вышла и через 10 минут была в гастрономе. Сделала покупки, прошла кассу и собиралась было уже миновать переход, как из-за угла, отчаянно визжа тормозами, буквально вылетела черная иномарка. Дело было зимой. Машину занесло, и вот я боковым зрением вдруг ощущаю, как черный массивный бок БМВ стремительно надвигается на меня, застилая небо, и я не успеваю ничего сделать, чтобы избежать наезда, в обеих руках сумки, ноги ватные, и только одна мысль лихорадочно пульсирует в моей голове: "Господи, кто же снимет систему у отца?"

Дальше последовало нечто невероятное. Глаза застил какой-то голубоватый туман, все мое тело стало невесомым, и… вокруг меня воцарилась звенящая тишина. Открываю глаза и ничего не соображаю. Я со своими двумя сумками стою… на пороге подъезда отцовской пятиэтажки. Это примерно в 100 метрах от того пешеходного перехода, по которому я собиралась перейти улицу, выйдя из гастронома. Смотрю на часы: все это чудо заняло не более пяти секунд, и у меня в запасе оказалось еще целые три минуты, чтобы отключить систему у отца.

Конечно, папе я ничего тогда не сказала. Но вот какая интересная деталь. Он сообщил мне, что минут пять назад, когда он был в забытье, кто-то положил теплую ладонь ему на лоб, и незнакомый женский голос эдак ласково ему сказал: "Все будет хорошо, отдыхай".

Что это было? С головой у меня, между прочим, все в порядке. Но силы небесные явно благоволили ко мне в тот памятный день.

Е. АХМЕТЗЯНОВА, медработник.

Другие статьи этого номера