Компасы жизни и смерти

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

Мой дедушка, бывший главный механик многих судов торгового флота, будучи в очередном рейсе, где-то в начале 70-х годов ХХ века зашел с экипажем сухогруза "Данко" в далекий порт Гонолулу. Там-то он и заполучил самый свой первый компас, положивший начало целой коллекции этих механизмов, которые размещались у деда в массивном шкафу на специальных подставочках из оргстекла.

С чего же все началось? Мой дедушка, как он рассказывал, забрел в Гонолулском порту в маленькую антикварную лавчонку, что прилепилась к северному боку старинной аптеки на одной из площадей. И почему-то сразу его внимание привлек экзотической конфигурации компас. Он был сделан в виде цветка орхидеи из латуни. Причем ремешки были из крокодиловой кожи.

Механически повертев эту штуковину в руках, отметив, что стрелка верно сориентирована на север, дед глянул на компас с тыльной стороны и был буквально обескуражен. На желтоватой плашке некий умелец выгравировал три буквы — К.О.Т. Причем в русской транскрипции! Вся фишка состояла в том, что К.О.Т. — это начальные буквы полного имени деда — Киреев Олег Тимофеевич.

Как тут было не купить эту вещицу! С тех пор мой старший родич и стал, где только это возможно, приобретать, менять и получать в качестве подарка все, что хотя бы отдаленно походило на компас.

К 2006 году в его коллекции насчитывалось их уже 80…

Что интересно, Олег Тимофеевич в последние годы как бы играл в странную игру со своей жизнью: на пороге 80-летия он объявил всем, что желал хотя бы дожить до 83-летия — как и его дед, акустик чуть менее знаменитой, нежели крейсер "Варяг", канонерки "Кореец".

Дедушка действительно прожил до заветного срока, а за месяц до дня рождения ему привезли из далекого Сингапура замечательный подарок: поющий компас. Как только часы на стене в спальне деда пробивали полночь, у компаса включался механизм, который проигрывал в течение 5-8 секунд незамысловатую веселенькую мелодию.

А теперь о самом главном. Ровно в тот день, когда Олег Тимофеевич скончался от инсульта, его старший сын Жора вечером как-то интуитивно обратил внимание на неестественное состояние двух компасов из коллекции отца: самого первого, приобретенного в Гонолулу, и последнего, привезенного из Сингапура. Как говорится, вообще-то на ровном месте, без каких-либо механических пертурбаций, стрелка на этих компасах вела себя, точно перебравшая спиртного обезьяна: вначале медленно, а затем все быстрее и быстрее она крутилась по ходу движения Земли вокруг Солнца и замирала на миг, когда доходила до красной отметки "восток". И никаких мелодий в 12 часов ночи!

Сейчас, анализируя все эти странные вещи, я прихожу к мысли о том, что стрелка замедляла ход именно тогда, когда вектор четко указывал в направлении… 5-го километра.

…После похорон деда прошло девять дней, и я заметил, что оба компаса в тот девятый день вроде как бы образумились: стрелки вели себя нормально, опять четко показывали на чуть сбитый ориентир севера (погрешность магнитного пояса нашей Земли). И мелодия сыграла ровно в полночь. Но минула минута на десятый день, и "карусель" закрутилась вновь…

Подошли сороковины. Мы собрались всей семьей на поминки, и я, движимый какой-то интуитивной целью, положил в центр стола оба "слетевших с катушек" компаса. Некоторое время стрелки уперто дрожали возле визира "восток", затем резко и очень синхронно обернулись влево на 90 градусов и… четко застыли на красной рисочке "севера".

Все мы были обескуражены. И пришли к выводу, что именно таким вот образом покойный дедушка дает всем нам знать о своей новой жизни там, за порогом бытия.

С. ВАЛЕНТИНОВ, тралмастер.

ОТ РЕДАКЦИИ:

Как известно, после смерти человека остается его сознание, его энергетическое поле, которое может проявлять себя порой не совсем адекватно. Именно подобное явление наблюдал наш автор, проводив в последний путь своего дедушку. В газете "ВВС" в 2008 г. было опубликовано нечто подобное. Приводим фрагмент той публикации дословно: "История, произошедшая в городе Копейске Челябинской области, необычна и загадочна. Вот уже 20 с лишним лет клуб юных техников украшают уникальные музыкальные часы — изобретение руководителя этого клуба Виля Насрединова. Более полугода мастерил их старейший педагог своими руками. А когда "вдохнул" в них жизнь, то через каждый час из окошек стали появляться герои народных сказок и танцевать под звуки прекрасных мелодий.

В прошлом году клуб юных техников постигло большое горе — Виль Григорьевич скончался. И уникальные часы, будто почувствовав смерть своего творца, за 20 лет работы впервые дали сбой. Они стали то спешить, то отставать, но что самое удивительное — все мелодии, особенно "Пусть всегда будет солнце", изменились до неузнаваемости. В них появились даже печальные траурные нотки.

А на 40-й день, когда в клубе все собрались помянуть своего учителя, часы остановились уже навсегда. Запустить их потом не смогли даже опытные мастера часовых дел. Коллеги Виля Григорьевича вспоминают, что он как-то сказал: "Часы остановятся тогда, когда я навсегда покину эту планету".

Другие статьи этого номера