Биньямин ВОЛФФ: «Я желаю всем жителям города освободиться от своего рабства»

Биньямин ВОЛФФ: "Я желаю всем жителям города освободиться от своего рабства"

Возрождение еврейской религиозной жизни в Севастополе можно отнести к двухтысячному году, когда в городе было зарегистрировано Еврейское религиозное общество традиционного иудаизма (ЕРОТИ). Созданное общество пригласило в свою общину духовного наставника хасидского раввина Б. Волффа, представителя организации «Хабад». Прибывший раввин — член известной в еврейском религиозном мире династии. Его отец, Берке Волфф, являлся строителем религиозных поселений в Израиле и директором сети религиозных школ (иешив). Один из его родных братьев входит в тысячу самых влиятельных людей Израиля, еще двое братьев являются раввинами крупных городов.
В 2005 году ЕРОТИ изменило название, став Еврейской религиозной общиной «Хабад». Община «Хабад» организовала синагогу на ул. Ломоносова в арендованном частном доме, первую и единственную в Крыму кошерную кухню, микву — ритуальный бассейн для омовений и оборудовала мицва-танк — передвижную синагогу на базе трейлера. Также Севастопольская община «Хабад» осуществляет руководство религиозными общинами Симферополя, Ялты и Евпатории. В канун еврейского праздника Песах главный раввин Севастополя Биньямин Волфф впервые открылся для прессы, дав интервью «Славе Севастополя».— Однажды в Севастополь на круизном судне прибыли туристы из Америки. В том числе они посетили и действующую сейчас синагогу общины «Хабад». И, как рассказала мне потом переводчица, одна из туристок воскликнула: «Во всем мире есть две вещи: кока-кола и «Хабад»!» Это так, раввин?

— Туристка имела в виду нашу международность. Весь мир охвачен общинами «Хабад «, потому что это сделал Любавический ребе (М.М. Шмеерсон. — Ред.) — наш руководитель, духовный лидер, тот, кто заботится о любом еврее, в каком бы уголке мира тот ни находился. 80% существующих в мире синагог являются синагогами «Хабада» — их посещают около миллиона человек. Везде, где есть евреи, есть «Хабад».

Поэтому в Москве, Берлине, Париже, Гонконге, Южной Африке, Южной Америке работают хабадские синагоги. Мы стремимся помочь евреям восстановить свои традиции так, чтобы еврейская жизнь развивалась везде. Духовная, материальная, традиционная. Только подумайте: пять тысяч общин «Хабада» работают по всему миру! Путешественник в другой стране всегда может встретиться с такой же общиной, как и у себя на родине. Пришел он на площадь в Париже, к башне Эйфеля, и видит: стоит центральная Ханукия (гигантский традиционный еврейский подсвечник, символ праздника Ханука. — Ред.), и он чувствует себя как дома!

— Раввин, ваши религиозные чувства не оскорбляют те, кто, беседуя с вами, не скрывает, например, своей приверженности к православной вере?

— Это право каждого! Как нас воспитывают? Если ты настоящий еврей, у тебя мать еврейка, то ты обязан следовать еврейской вере. Если ты не еврей, мы не касаемся тебя! Мы же не миссионеры! У нас нет задачи привлечь в свою веру как можно больше людей, как это принято в сектах. Чтобы было понятно, расскажу, как я и моя жена Бейла учим наших детей и детей общины.

Евреи — народ очень древний, он живет уже более трех тысяч лет, при этом не изменяя своим традициям! А сектами стали те, кто начал принимать в свои члены не евреев. Они удалились от народа, они изменились. Классический традиционный иудаизм заключается в том, что я следую тем же традициям, что и мои предки три тысячи лет назад.

Но вот что произошло триста лет назад. Народ начал расслаиваться на ученых, тех, кто мог уделять много времени знаниям, изучению Торы. (Может, они и были более способными, и финансовое положение у них было лучше, позволяло им заниматься науками). Но были и ремесленники, ямщики, сапожники. Они много работали и стали отходить от знаний, терять традиции, не могли дать религиозное образование своим детям. И вот создатель хасидизма (ребе Бешт. — Ред.) понял, что нужно открыть людям новое учение, которое станет более открытым и ярким, которое покажет, что все простые евреи так же дороги Богу, как и ученые. Он сделал это с помощью Каббалы (тайная Тора. — Ред.), очень многое объясняющей о еврейской душе: одинаковой у всех, только тело нас разделяет.

Он с помощью этого учения показал ценность любого еврея, рассказал людям, что можно учиться по возможности и на своем уровне. У нас, представителей Любавического хасидизма, в общине теплое отношение друг к другу, много радости, дружеская атмосфера.

— Мне известно, что ваша жена Бейла внедряет в Севастополе благотворительные программы международного фонда «Керен Едидут». Община помогает верующим и их детям материально: выдачей продуктовых посылок, покупкой одежды. «Хабад» заботится только о членах общины?

— У нас много гуманитарных программ. И Бейла помогает людям, несмотря на их национальность, по необходимости. Это могут быть случаи неотложной медицинской помощи или, если человек, не дай Бог, пережил большую потерю. На светлый праздник Песах из фонда детям общины будет подарено много подарков. Но получат подарки и севастопольские дети инвалиды. И неважно, евреи они или нет. Но все же я хотел бы акцентировать: наша миссия очень ограничена, она заключается в возрождении традиций и знаний еврейской нации.

— Община «Хабад» является учредителем и создателем еврейского детского сада и еврейской школы. В этих учебных заведениях особое внимание уделяется изучению традиций, языка и обычаев еврейского народа. Кстати, эти учебные заведения прошли в этом учебном году аттестацию инспекцией городского отдела образования. Результат: достаточный уровень. Вы всегда находите понимание с городскими властями?

— Школа была создана в 2005 году, и родители посещающих ее детей очень довольны. Мы вкладываем все силы, чтобы там работали лучшие специалисты в городе, создаем лучшие условия пребывания. К научным знаниям в своей школе мы добавляем духовные. И в этом вопросе мы находим понимание с руководством города. У нас длительная аренда помещения для школы. Многие в городе помогают евреям, понимают, что это важно. Мы ведь сами приехали в Севастополь с двумя детьми. Теперь у нас их пятеро. Все они ходят в детский сад и школу здесь. Получают местное образование.

— Каким вы нашли Севастополь, когда только прибыли в наш город?

— Когда мы приехали сюда, люди ничего не знали о классическом иудаизме. Коммунизм уничтожил все, что связано с еврейской духовностью. Работали в самые святые дни, никто не знал, что есть такие дни. Передам слова, сказанные нам, когда только создавалась наша община. Один известный человек в городе сказал: «Ребе, в Севастополе нет евреев, есть только те, у кого в паспорте когда-то, в советские времена, записали, что они евреи».

Люди не знали, что они евреи. «Моя бабушка была еврейкой, но я не еврей!» — так говорили. Но ты — настоящий еврей, ты просто не знал об этом и, может быть, не знаешь до сих пор! Но с каждым годом наша община расширяется. Слава Богу, началось возрождение, люди начали вспоминать свои корни, свои традиции, отмечать еврейские праздники.

— А почему вы выбрали именно Севастополь?

— Центральный «Хабад» назначает посланников Любавического ребе по всему миру. Мы проявили желание стать посланниками ребе, но это было непростое решение. Это значило покинуть родину, изменить свои привычки, оставить родственников, друзей. У Бейлы была в Израиле прекрасная карьера, она заканчивала институт, уже работала и даже шла на повышение. Но мы решили, что готовы на новый этап — стать посланниками ребе. Нам предложили несколько мест, но мы выбрали Севастополь. На самом деле мы верим, что случайностей не бывает и, если мы попали сюда, значит, так нужно было — это наше место и наша работа именно здесь. Люди думают, что принимают собственные решения, но за нас все решает Всевышний!

Теперь мы видим, что Севастополь — не обычный город. Город был военным, закрытым. И даже евреи, которые здесь живут, они тоже служили в армии, были членами партии. И, чтобы вернуть их к народным традициям, требуются более мощные усилия, чем везде. Но зато такого интеллигентного города нигде нет. Здесь интеллигентные люди, здесь намного интересней работать.

— Раввин, вы сталкивались со случаями антисемитизма на улицах, в общественных местах?

— Нет, я сегодня не ощущаю антисемитизма. Севастопольцы — толерантны. Летом, иногда, когда много приезжих… И то очень редко.

— Какими вы видите перспективы развития общины?

— Перспективы развития мы связываем прежде всего с постройкой своего здания синагоги, а в дальнейшем — общинного центра, где будут располагаться музей Холокоста и религиозная школа. Строительство синагоги идет успешно, уже выстроены фундамент, технический этаж. Общая площадь новой синагоги будет составлять 1600 кв. м, надеемся, что ее внешний облик украсит наш город. Надеемся, что новая синагога будет привлекать в город туристов иудейского вероисповедания — уже сейчас, как вы заметили, многие люди с круизных пароходов приходят в синагогу на ул. Ломоносова помолиться.

Поэтому мы очень много вкладываем в будущую синагогу. Достаточно сказать, что наряду с архитекторами из Одессы и Севастополя над ее внешним обликом работал и главный архитектор Иерусалима. Именно поэтому она и будет классической синагогой в духе Иерусалима. Для нас это очень важно. Это будет то место, где евреи со всего мира смогут общаться с братьями, чувствовать себя не одинокими, осуществлять свои традиции. В духовном доме они смогут приобрести кошерное питание, спросить еврейский календарь, уточнить, когда праздники, и, конечно, участвовать в молитве.

При синагоге будет общественный центр. Там будут работать программы для всей семьи: для пожилых, для детей, для молодых мам. Люди будут встречаться, создавать связи по дружбе, сватовству, бизнесу. К этому мы идем.

— Почему синагога строится именно в районе площади Восставших?

— Согласно еврейской традиционной религии. И до войны в центре Севастополя было несколько синагог: главная хоральная синагога, солдатская синагога, крымчакская синагога, караимская кенаса, молитвенный дом Ю. Фрайберга. Все эти заведения до 1938 года (за исключением кладбищ) перестали работать вследствие антирелигиозной и антинациональной политики властей. В ходе Второй мировой войны подавляющая часть зданий еврейских организаций была уничтожена. А частично уцелевшие здания (кенаса, крымчакская синагога) были в 50-е годы отданы под детские учреждения.

И теперь я не вижу никаких препятствий в строительстве синагоги в центре города. Почему нельзя иметь евреям, которые хотят молиться, свою единственную синагогу в центре города? Почему еврей, которой живет в микрорайоне Камышовой бухты, должен добираться, например, на Северную сторону, чтобы помолиться? Центр города равноудален от всех районов, а ведь в некоторые дни евреям нельзя пользоваться общественным транспортном, и они часдва идут пешком, чтобы пообщаться с Всевышним!

— Раввин, мы говорим с вами в канун праздника Песах. Что это за праздник и что вы пожелаете своим единоверцам в эти дни?

— Песах — это праздник освобождения от рабства. Это избавление евреев, бывших рабами Египта. Это — первый день, когда они стали свободны от рабства. Момент рождения народа как народа, избранного Богом. Песах создан на чудесах. Всевышний раздвинул для евреев Красное море, выровнял для них дорогу, убил гадов. Они были в пустыне 40 лет и ели манну небесную. Были огромные чудеса! И они продолжаются.

Люди обращаются к нашему духовному лидеру, Любавическому ребе, с просьбами и видят огромные чудеса в своем здоровье, личной жизни, бизнесе. В Севастополе много евреев и не евреев, которые обратились и испытали чудеса на себе. Мы сами видим большие чудеса в развитии нашей общины.

Но в Песах мы освобождаемся еще и от рабства своих привычек, от материального рабства. Я желаю не только всем евреям, но и всем жителям города освободиться от своего рабства. От проблем материальных, духовных и стать по-настоящему свободными.

В этот день, 25 марта, в каждом еврейском доме люди соберутся за праздничным столом. Я буду вести главный Сэдер для нескольких сот членов общины. И мы выпьем традиционные четыре бокала вина и будем надеяться, что следующий год будет лучше предыдущего для всего еврейского народа и для всех севастопольцев. Мы будем нести на себе энергию освобождения!

Другие статьи этого номера