Одна семья

Одна семья

В настоящее время у Ирины и Сергея Коваленко одиннадцать детей: пять биологических (Алла, Надежда, Оля, Марк, Богдан) и шесть приемных (Миша, Карина, Максим, Саша, Коля и Юля). Все они чем-то похожи друг на друга, но в то же время разные. И для родителей все их дети — самое дорогое сокровище на свете.ПРИЕМНЫЕ РОДИТЕЛИ

А все началось с того, что десять лет назад Ирина и Сергей в качестве волонтеров посетили приют для несовершеннолетних. Супруги помогали воспитателям в организации досуга детей, привозили одежду и канцтовары. Дети постоянно менялись в учреждении: кто-то возвращался к родным родителям, кого-то переводили в детский дом, а кому-то находили новые семьи.

Ирина с Сергеем также мечтали стать приемными родителями, но взять ребенка из учреждения не имели возможности. К тому времени у них родилось уже трое детей — Алла, Надежда и Марк. Из-за отсутствия отдельного жилья супруги проживали вместе со своими родителями, и создание приемной семьи пришлось отложить.

«Когда я видела по телевидению или в газете фотографии детей, которые остались без родителей, то очень переживала. Не могла удержаться от слез. Доходило до истерик. Казалось, мое внутреннее беспокойство будет продолжаться до тех пор, пока мы не возьмем хотя бы одного ребенка в семью», — вспоминает Ирина.

После переезда в отдельный просторный дом супруги начали собирать документы для создания приемной семьи.

В приюте, куда супруги ездили как волонтеры, им предложили выбрать детей по анкетам. Но они отказались выбирать, решив, что заберут любого ребенка, лишь бы только они ему понравились.

МИША

Миша был первым ребенком, с которым Ирину и Сергея лично познакомили в учреждении. Биологическая мама четырехлетнего мальчика уехала на заработки и пропала… Сначала малыша воспитывала бабушка, но со временем по неизвестной причине привела его в приют. Для ребенка это стало тяжелой психологической травмой.

Принципиально есть разница, когда детей забирают у родителей и когда сами родные отдают ребенка в приют. В первом случае у детей редко возникает чувство вины: они были или совсем маленькими, или уже понимали, что жить в таких опасных для здоровья условиях дальше невозможно. У Миши была другая ситуация. И он часто спрашивал у нянечек: «Что я такого сделал? Почему от меня отказались?»

«У сына доброе сердце, он смог забыть прошлое и сегодня спокойно общается со своей бабушкой, — рассказывает Ирина о Мише. — Да, год назад нас разыскала его родная бабушка. Мы не против, пусть общаются. Это хорошо, когда у детей есть много родственников. Со своей стороны мы с Сергеем знаем, что Миша — наш сын и мы одна семья. Мы настолько быстро привыкли друг к другу! Я не знала, что отвечать социальным работникам, когда они интересовались: «Как у вас проходит адаптация?», так как не знала, что это такое. Ребенок как ребенок, никаких проблем у нас не было. Миша вел себя очень вежливо».

ЮЛЯ

Дочь Юлю супруги забрали из приюта через три месяца после Миши. С двенадцатилетней девочкой они познакомились случайно, когда им предложили оформить гостевой режим, чтобы на выходные забирать девочку к себе. Узнав, что Юля переживала личную психологическую травму, решили ей помочь. Юле не повезло с родными. После лишения их родительских прав был интернат. Потом ее устроили в приемную семью, но через год она сбежала оттуда. Таким образом, девочка с девяти лет воспитывалась в детском учреждении и считала, что это лучше, чем любая семья.

Ирина и Сергей пригласили Юлю к себе, познакомили со старшими дочерьми — Аллой и Надеждой. Девочки были ровесницами, поэтому быстро подружились. Сестры сразу повели Юлю в свою комнату, рассказали о своей жизни, потом вся семья ужинала за одним столом. И в первый же вечер Юля спросила у Ирины: «Можно я у вас останусь?»

«Сегодня Юлечка — моя помощница, очень послушная девочка, — рассказывает Ирина. — Я до сих пор помню, как она впервые назвала меня мамой. Для меня это было настоящим счастьем! Тогда я поняла: нам удалось стать для нее родными людьми, ее семьей! У нас никогда не возникало конфликтов. Мы увидели в Юле очень ранимую нежную девочку. Она всего боялась и, чтобы ее никто не обидел, избегала людей. Но со временем стала более открытой и уверенной в себе».

А еще Юля от природы очень красивая, и неудивительно, что сегодня у семнадцатилетней девушки уже есть жених. Но она еще хочет пожить вместе с родителями и замуж не торопится.

ДВА БРАТА

А еще за какие-то полгода в семье появились сразу два сына. Было 8 Марта. Сергей приехал поздравить работниц приюта с женским праздником. Как раз было время послеобеденного сна. В учреждении было тихо, и лишь один мальчик не спал. Саша встретился глазами с Сергеем, и мальчик будто бы всем своим видом молча просил: «Забери меня!» Сергей сразу сказал воспитателю: «Я хочу забрать этого мальчика». Воспитатели рассказали, что у Саши есть младший брат Коля. Мальчикам было 6 и 4 года. Из приюта Сергей позвонил жене: «Ира, я влюбился! Мы забираем сразу двух мальчиков!!!»

Для Ирины это было немного неожиданно, ведь вообще-то они хотели девочку. Но всем детям нужны родители, и Ирина сразу согласилась. Так в семье появились Саша и Николай. Если бы не тот приезд Сергея в приют, скорее всего, братьев бы разлучили. Сашу по возрасту должны были перевести в интернат.

Конечно, появление новых детей изменило обычный уклад жизни семьи. «Тогда я поняла, что такое адаптация, — вспоминает Ирина. — Дети не слушали меня. Наоборот, делали все назло, подвергали испытанию мое терпение. Специально били посуду, портили свои вещи. Важную роль в адаптации детей сыграло то, что у нас уже были дети. Саша и Коля начали тянуться к ним, брать с них пример. А еще большую роль сыграл мой стиль воспитания — я много разговариваю с детьми. И пока не пойму причины их поведения — не успокоюсь. А потом ребенок уже сам ощущает, что мы с ним на одной волне, и все споры исчезают».

ДОМ СЕМЕЙНОГО ТИПА

Через два года после появления Саши и Коли Ирина и Сергей решили создать детский дом семейного типа. К тому времени в «родном» приюте детей со статусом сирот уже не было. Родители обратились в детский дом, где и познакомились с Кариной и Максимом.

«Карина попала в детский дом в очень плохом состоянии — и физическом, и психологическом. Ей тогда было четыре года. Впервые в жизни я увидела такого ребенка, — вспоминает Ирина. — Девочка вообще приходила в ужас от вида людей, никого к себе не подпускала, даже кулачки постоянно держала напряженными. Сначала я навещала Карину в детском доме, чтобы она хотя бы немного привыкла ко мне. Первые недели дома она буквально не слезала с моих рук. Тогда еще нашему Богдану было всего полтора года, и, по сути, у меня было двое маленьких детей. Но наши усилия того стоили. Сегодня Карина — самая общительная из всех детей. Она радушно встречает гостей, всем предложит чаю, спросит, останутся ли они ночевать. И воспитатели в детском саду сами не верят, что это та самая Карина, которая когда-то боялась всех сказочных персонажей и даже Деда Мороза. Сейчас девочка с увлечением учит и рассказывает стихи, поет и танцует».

А год назад в семьи появился Максим. Родители забрали мальчика из интерната. В первый раз приехав домой, Максим забежал и стал вести себя так, будто жил здесь с рождения. У них небольшая разница в возрасте с Богданом (биологический сын Ирины и Сергея), так что мальчики быстро подружились.

Все дети Ирины и Сергея — пять биологических (Алла, Надежда, Оля, Марк, Богдан) и шесть приемных (Миша, Карина, Максим, Саша, Коля и Юля) — чем-то похожи, но в то же время и разные. И хотя в школе их знают под разными фамилиями, все же воспринимают их как одну семью. Названные братья и сестры гордятся тем, что у них одни родители, и в социальных сетях подписываются фамилией Коваленко. Ирина и Сергей от этого в восторге: значит, они научили своих детей, что семья — это одно целое и самое дорогое в жизни.

(По материалам сайта sirotstvy.net).

Другие статьи этого номера