«Решив усыновить Андрюшу, я смастерил ему протезы из… деревянной ложки, кухонной прихватки и воланчика для бадминтона»

"Решив усыновить Андрюшу, я смастерил ему протезы из... деревянной ложки, кухонной прихватки и воланчика для бадминтона"

Супруги Келли и Эзра Рейнолдс из Америки усыновили украинского мальчика, родившегося без ручек и ножек. Еще в их семье живут три приемные дочки с синдромом Дауна — тоже из Украины.СЕМЬЯ ДЛЯ АНДРЮШИ

Андрюша родился 13 декабря 2011 года в Тернополе. Узнав, что у малыша нет ручек и ножек, родители отказались от него еще в роддоме. Помочь Андрюше решили тернопольские волонтеры, разместив в Интернете призыв собирать ребенку деньги на протезы. Скептики твердили, что это невозможно, дескать, протезы слишком дорогие, никто не станет жертвовать такие большие суммы. Но активисты не сдавались и продолжали повсюду размещать объявления.

«Какой замечательный малыш! — не скрывали эмоций интернет-пользователи, рассматривая фотографии Андрюши. — Но в нашей стране такие дети обречены. Что его ждет? Интернат, одиночество и больницы».

— К сожалению, с этим не поспоришь, — говорит главный специалист службы по делам детей Тернопольского городского совета Галина Вовк. — Мальчику очень нужна была семья. В детском доме все видели, что это развитый и смышленый ребенок. Как только к его кроватке кто-нибудь подходил, Андрюша сразу расплывался в улыбке и просился на руки. Все, кто видел Андрюшу, в него влюблялись. Но таких детей, как известно, проще любить на расстоянии. Усыновлять мальчика без рук и ног не хотел никто. Решив хоть как-то ему помочь, волонтеры разместили фотографии маленького Андрюши едва ли не во всех социальных сетях.

— Мы не представляли, что отзовется столько людей! — рассказывает жительница Тернополя Маргарита, помогавшая собирать средства. — Деньги перечисляли люди со всей Украины. Мальчика сравнивали с известным христианским проповедником Ником Вуйчичем, который, как и Андрюша, родился без рук и ног. Ник много страдал, но потом научился с этим жить, женился и уже воспитывает сына. Ему повезло хотя бы в том, что от него не отвернулись родители. Андрюша же — круглый сирота. За несколько месяцев нам удалось собрать свыше 30 тысяч гривен — появились деньги на первый протез! Но главный сюрприз ждал впереди. Сложно поверить, но именно в это время одна семья разыскивала мальчика с такой патологией, как у маленького Андрюши.

РОДИТЕЛИ ДЛЯ ОСОБЫХ ДЕТЕЙ

Супруги Келли и Эзра Рейнолдс из Америки, у которых уже есть две приемные дочери, работают реабилитологами в интернатах для детей-инвалидов.

— Я — учительница, а муж помогает ставить на ноги деток, которые учатся ходить на протезах, — рассказывает Келли. — Мы поженились в 2009 году. И я, и супруг мечтали о большой семье, но даже подумать не могли, что начнем усыновлять детей. Однажды в школу, где я работала, пришла новая ученица — китайская девочка с синдромом Дауна. Для своего диагноза она была на редкость общительной. Познакомившись с ее родителями, я с удивлением узнала, что они эту девочку удочерили. Причем когда они принимали это важное решение, ребенок был очень тяжелым, врачи не давали никаких гарантий. Но супруги твердо решили, что поставят ее на ноги. Не имея специального образования и опыта работы с такими детьми, они смогли добиться потрясающих результатов. «Как вам это удалось?» — удивилась я. «Главное — желание, — просто ответила женщина. — Если вы по-настоящему чего-то хотите и делаете все возможное, все получится. Если не верите, посмотрите на нашу дочь».

Эта история меня впечатлила. Прошло несколько недель, а маленькая китаянка не выходила из головы. «Ведь этот ребенок мог остаться безнадежным инвалидом, — думала я. — Но добрые люди усыновили его и подарили полноценную жизнь». Я рассказала об этом мужу. «Как они правильно поступили!» — покачал головой Эзра. Мы переглянулись и… начали выяснять, как оформить опеку над ребенком.

— Поняли друг друга с полуслова, — говорит Эзра. — Почему бы нет? У нас есть дом, мы неплохо зарабатываем. И к тому же знаем, как обращаться с детьми-инвалидами. Я начал смотреть анкеты деток на специальном сайте. И увидел вот эту фотографию, — мужчина показал рамку с фотографией симпатичной девочки с большими голубыми глазами. — Этот ребенок сразу запал мне в душу. С виду и не скажешь, но у этой девочки было две патологии: синдром Дауна и врожденный порок сердца. Мы с Келли решили удочерить именно ее. И только потом узнали, что Джулиана родом из Украины.

— Так далеко! — улыбается Келли. — Но искать другого ребенка уже не могли — мы хотели именно эту девочку. Пришлось ехать в Луганскую область. К счастью, все оказалось не так сложно. И бюрократическая волокита уже забылась. Зато день, когда мы впервые увидели нашу Джулиану, я запомню навсегда.

— И я, — улыбается Эзра. — В тот день мы с женой приняли еще одно судьбоносное решение. Смотрели анкету нашей будущей дочки и вдруг увидели фотографию еще одной малышки, Елены, тоже с синдромом Дауна. Келли как будто прочитала мои мысли. «Какая хорошенькая! — воскликнула. — Вот бы ее тоже удочерить». Скорее всего, это была шутка. Но чиновники подумали, что мы говорим совершенно серьезно, и решили нас познакомить с обеими девочками. И Джулиана (раньше ее звали Юля), и Елена были из одного детского дома. Помню, Джулиана с отрешенным лицом лежала в кроватке — в детдоме нам сказали, что это ее обычное состояние. «У девочки все время болит сердечко, — объяснили. — Врачи говорят, что ее может спасти только сложная операция». Мы с Келли твердо решили: сделаем все, чтобы ей помочь. По поводу Елены еще сомневались — все-таки усыновлять двоих детей одновременно не планировали. Но как только я подошел к ней, девочка широко улыбнулась и крепко ухватила меня за ногу. Как будто хотела сказать:» «Только не уходи!» В тот момент я принял решение.

«ЭТО ЖЕ УДОВОЛЬСТВИЕ — ВИДЕТЬ, КАК МАЛЕНЬКИЙ ЧЕЛОВЕЧЕК, КОТОРЫЙ ЕЩЕ ВЧЕРА БЫЛ БЕЗНАДЕЖНЫМ ИНВАЛИДОМ, ВЫЗДОРАВЛИВАЕТ!»

Супруги Рейнолдс вернулись в Америку с двумя приемными детьми. Первый год ушел на лечение. Восьмимесячной Джулиане сделали операцию. С тех пор у девочки проблем с сердцем нет. Одновременно супруги занимались реабилитацией. Кроме своих профессиональных навыков, решили воспользоваться помощью других специалистов. Каждую неделю к детям приходили физиотерапевт, психолог и логопед. Келли и Эзра сами не ожидали, что уже через год их дети изменятся до неузнаваемости.

— Лена перешла из интерната в общеобразовательную школу, — говорит Келли. — Ее уже не отличишь от здорового ребенка. Джулиана пока еще в специализированной школе, но тоже демонстрирует отличные результаты. Мы с мужем старались проводить с ними 24 часа в сутки. Только иногда приходилось отвлекаться на работу.

— Удивительно, но ни я, ни Келли совсем не чувствовали усталости, — улыбается Эзра. — Наверное, секрет в том, что нам все это приносит удовольствие. Посмотрите на родителей, дети которых родились с синдромом Дауна, — многие из них чувствуют себя несчастными, осознавая, что им всю жизнь нести этот крест. У нас же все по-другому. Это, наоборот, удовольствие — видеть, как маленький человечек, который еще вчера был безнадежным инвалидом, постепенно выздоравливает. К тому же это ведь дети Солнца — они всегда улыбаются. Так неужели можно устать от улыбок?

— С тех пор прошло два года, — продолжает Келли. — Я чувствовала себя самой счастливой женщиной на свете. Вот она — большая крепкая семья, о которой я так давно мечтала. Казалось бы, все у нас уже есть. Но на службе в церкви священник однажды начал рассказывать о помощи обездоленным сиротам, о том, как важно их поддерживать. И у меня появилось ощущение дежа-вю: вдруг опять захотелось кого-то усыновить.

— А у меня как раз был подопечный без ручек и ножек, — говорит Эзра. — Ему ампутировали конечности из-за тяжелой болезни. Родители мальчика купили протезы, и я помогал ему учиться на них ходить… Не поверите, но сейчас он уже играет в волейбол! Приходя с работы, я каждый день рассказывал об этом мальчике жене. И мы решили усыновить ребеночка с такой же проблемой.

— На этот раз мы специально начали искать ребенка в Украине, — объясняет Келли. — В вашей стране мы уже хорошо изучили процедуру усыновления. Так и нашли Андрюшу, которому волонтеры собирали деньги на протез. Мы с мужем тут же отправились в Тернополь. По дороге умирали от волнения — так хотелось его увидеть. Когда мы подошли к его кроватке, ребенок удивленно посмотрел на нас своими большими карими глазами. Уже к вечеру мы увидели ту самую улыбку, о которой рассказывали волонтеры.

— Мы начали оформлять документы, — продолжает Эзра. — Приходили к Андрюше каждый день. Через неделю он, наверное, интуитивно почувствовал, что мы — его будущие родители. Стоило нам зайти в комнату — и он начинал сиять. Нам сказали, что бюрократические процедуры займут минимум две недели. Я не мог столько ждать — хотелось уже начать с ним работать. Зная специальные методики, научил его сидеть. А потом смастерил сыну протезы из подручных средств — деревянной ложки, кухонной прихватки и воланчика для бадминтона. Эти протезы стали для Андрюши «руками». Он очень быстро к ним привык и научился с их помощью играть с машинками. Мой протез стоил всего… 24 гривны. А в Америке нас ждут настоящие протезы — их уже готовят мои студенты.

Эзра с радостью продемонстрировал нам свое изобретение. Когда протезы надели на маленького Андрюшу, он обхватил ими отца за шею и залился веселым смехом. Ребенок уже выучил три слова: имена родителей и more (в переводе с английского — «еще»).

— Когда жена его кормит, она все время спрашивает: «Дать тебе еще?» — улыбается Эзра. — Вот сын и запомнил. Мне кажется, что он все понимает. Кстати, с помощью моих протезов у Андрюши уже получается пользоваться электронным планшетом. Он нажимает на кнопки и аж кричит от радости!

— Но мы же не могли уехать из Украины просто так, — смеется Келли. — Как и в прошлый раз, решили из любопытства посмотреть анкеты других детей-инвалидов. И… удочерили еще одну девочку с синдромом Дауна. Ее зовут Катя, сейчас ей три года. И она уже называет нас родителями — «мама» и «тато»…

(По материалам статьи Екатерины КОПАНЕВОЙ, газета «ФАКТЫ» за 18.07.2013 г.)

Другие статьи этого номера