Анатолий КАСЬЯНОВ: «Личный опыт бесценен»

Анатолий КАСЬЯНОВ: "Личный опыт бесценен"

В канун Дня флота 2013 года решил капитан 1 ранга Анатолий Касьянов не только поздравить с праздником ветеранов и ныне служащих моряков, но и вспомнить о своей службе. Оглядываясь назад, он говорит, что его сверстники начинали службу с маленьких дизельных лодок. Это уже значительно позже подводный флот стал океанским, атомоходным, мощным и грозным. Служить на дизельных лодках было тяжело, но молодежь тянулась к ним, радовалась той трудности. Даже на этой технике пытались принести максимальную пользу обороноспособности страны. И приносили.Родился Касьянов в Белгородской области в небольшом райцентре Алексеевка. Семья была бедной. Шиковать ни в чем не приходилось. Ни в еде, ни в одежде. Все доставалось большим трудом. Толик совмещал учебу в школе с работой пастуха. Вместо гулянок с друзьями-пацанами стадо коров выпасал. Деньги зарабатывал и в семью приносил. Из них мать что-то давала на мелкие личные расходы. В школе учился старательно. Но о море в степном городке мечтать не приходилось. Касьянов побеждал в математических олимпиадах и получил в десятом классе приглашение на учебу в МГУ. Но тут в школу приехали офицеры и стали отбирать претендентов по комсомольской путевке в Ленинградское училище подводного плавания. И четверо одноклассников-отличников дали согласие на поступление в училище. Касьянова в училище как золотого медалиста зачислили без экзаменов. Поэтому он помогал друзьям готовиться к ним. Так все вчетвером и поступили.

Учеба сначала давалась с большим трудом. Дисциплина жесткая противоречила традициям вольницы степного городка. Но за год обвыклись, приняли новую для них систему. Касьянов и тут пытался в лидеры вырваться, в люди. Два года учился на отлично. На третьем курсе его заметили и поощрили сталинской стипендией. 1000 рублей — деньги по тем временам немалые. Мать написала начальнику училища письмо с просьбой не все деньги отдавать ее сыну, а пересылать ей. Дескать, к окончанию училища она сможет денег сыну скопить. Училище окончил с красным дипломом, получил право выбора флота по своему желанию. Думал, думал и решил мужиком становиться! Подал рапорт об отправке на Тихоокеанский флот. Выбрал Камчатку и никогда об этом не жалел.

Начинать службу молодому лейтенанту на Камчатке было нелегко. Однокашников туда много распределили. Они все прибыли чуть раньше опоздавшего по объективным причинам Анатолия. Отнеслись к нему с некоторой настороженностью. Сказалось наличие и красного диплома, и особого распределения. А попал Касьянов служить на лодку С-237. На берегу жены служивших офицеров старались помочь супруге молодого лейтенанта. Семья Касьянова оказалась в комнате по соседству в одной квартире с семьей Даниловых. Подружились так крепко, что и в Севастополе до сих пор вместе. Только прибыл Анатолий на свою первую подводную лодку, тут тревогу сыграли, и ушел он в море на целый месяц. Вернулся и комнатку не узнал. Оказалось, что весь месяц его супруге Татьяне Константиновне помогали, чем могли, жены больших военачальников. Вросла в местную жизнь жена молодого лейтенанта. Сказался ее жизненный талант в общении с людьми. И все трудности военной службы на Камчатке переносились легче, когда рядом были друзья. В первую очередь речь идет о семье Валентина Алексеевича Данилова.

Были в лейтенантской жизни и всякие курьезы, связанные с особенностями флотского юмора и склонностью к различным розыгрышам. Поступила команда форсировать Четвертый Курильский пролив. Форсировать будут восемь лодок на разной глубине. Нужно из Тихого океана выйти в Охотское море и атаковать отряд боевых кораблей с начальником штаба Тихоокеанского флота на борту. Четвертый Курильский пролив — коварное место с сильными течениями. Решил Касьянов расспросить служивших по 10 лет штурманов о том, как готовиться ему, молодому штурману, к этому походу. Старшие товарищи глянули на «золотого» лейтенанта, перемигнулись и решили подшутить. Дескать, бери все атласы и вычерчивай векторы течений, суммируй, анализируй, работай. Три ночи Анатолий корпел над картами. И использовал свои труды при прокладке маршрута. Курилы постоянно туманом закрыты, по наблюдению берега не сориентируешься. Надежда только на счисление и раскладку маршрута. Пролив прошли, атаковали. С крейсера приходит от начальника штаба сообщение: «Поздравляю со стрельбой! Обе торпеды наводились на крейсер! Предварительная оценка — пять баллов! Назовите свой бортовой номер». Командир лодки назвал номер. И тут посыпался самый отборный морской монолог, который печатным языком можно записать «Как вы здесь очутились?» Оказалось, что с учетом всех векторов, просчитанных бессонными ночами, лодка сместилась на 17 миль и вышла на другую позицию. Неувязочка вышла. Течением вроде как снесло. Начальник штаба дает команду: «Навигационный журнал опечатать. Все документы опечатать. Готовиться к разбору на базе». На базе все выкладки Касьянова перелистали, одобрили, назвали правильными. А потом флагманского штурмана спрашивают: «А вы где были?» Тот отвечает: «Я рекомендовал обратиться к старшим товарищам за помощью. Они доложили о том, что все рассказали, объяснили, помогли, как положено». Оказалось, что никаких векторов учитывать не нужно было. Без их теоретического учета ошибка в прокладке курса в этом проливе получается значительно меньше. Штурманы так всегда и ходили. Итог такой: за стрельбу — 5 баллов, за выкладки векторов — 4 балла, за не-опытность — 3 с минусом, средняя оценка — 4 балла.

Недобрая шутка старших штурманов над новичком завершилась благополучно. Обида с годами прошла. Но этот случай научил Касьянова самостоятельно проверять любую информацию и ответственно принимать решения, не полагаясь на слова других людей. Личный опыт бесценен.

Камчатку Касьянов полюбил, но службу там не довелось продолжать. После землетрясения заболела Татьяна Константиновна. Комиссия приняла решение Анатолия вместе с семьей отправить на Черное море. Прибыли в Николаев на завод. Там на подводной лодке шахту монтировали для баллистической ракеты. Считалось это важной тайной, но все понимали, к чему дело идет. Ученых, конструкторов в одном месте и в одно время собрали очень много. Все офицеры, мичманы и матросы экипажа помогали в строительных работах. Это была первая дизельная подводная лодка с баллистической ракетой. Первоначально она летала на полторы тысячи километров. Первым командиром лодки был капитан 2 ранга Котляров, вторым — капитан 2 ранга Валентин Иванович Элиас. Хороший был мужик. Он каждое утро переодевался, брал скребки и зачищал металл до блеска. Весь экипаж — за ним. Зачистили корпус и представили комиссии. Через месяц лодку перевели в Балаклаву. А там уже в районе Мраморной балки, у Феолента, был оборудован морской полигон для подводных стартов баллистических ракет. Были построены специальные отсеки подводной лодки с двумя шахтами. Вот их заряжали в Балаклаве, буксировали на полигон, притапливали до проектной глубины и производили пуски. Такой подход позволял в ходе экспериментов не рисковать людьми и боевыми подводными лодками.

После испытания отсеков приступили к пускам с лодки. Это происходило в 1957 году на Северном флоте. Запуск производили с глубины 50 метров при ходе лодки в 6 узлов. 13 дизельных подводных лодок были оснащены этими ракетами. Советские конструкторы опередили американцев ровно на три года. Американцы лишь в 1960 году запустили первую баллистическую ракету из-под воды. Черноморцы опередили их на три года.

После удачного пуска ракет с лодки С-59 Министерство обороны СССР приняло решение о вооружении баллистическими ракетами 13 дизельных подводных лодок 629-го проекта. Дислоцировались они на Северном флоте. Одновременно шло вооружение этими ракетами и семи атомных подводных лодок.

За успешную работу по испытанию баллистических ракет на подлодке С-229 впервые в истории и единственный в 14-й дивизии подводных лодок командир лодки В.И. Элиас был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Так был отмечен значительный вклад черноморцев в развитие ракетного флота страны.

Фото автора и из семейного архива А. Касьянова.

(Окончание следует).

Другие статьи этого номера