Закорючка Наполеона

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.Не так давно я прочитал в «Коммерсанте» любопытную статью заместителя директора по кадровой политике одной из ведущих украинских компаний по изготовлению соков. Он как некое открытие рассказывал о нетрадиционной практике найма специалистов в США, где огромной популярностью пользуется открытое в Нью-Йорке Шейлой Куртцу бюро по анализу профессиональных качеств людей по… почерку. К услугам работников этого бюро, оказывается, ежегодно прибегают представители 1000-1200 фирм США…

Конечно же, я тут же — по ассоциации — вспомнил о своем дяде, умершем в прошлом году. Виктор Афанасьевич Присяжных долгое время жил в Москве, работал ведущим инженером-компьютерщиком в одном из отделов ФСБ. Перед смертью хотел написать воспоминания о своей жизни, но, видимо, не рассчитал силы (скоротечный рак легких). Однако кое-что из того, что он намеревался опубликовать в виде фрагментарных записок, мы с мамой нашли в его архиве.

Самые любопытные его мысли о практике применения спецслужбами графологии, мне думается, будут интересны читателю. Оказывается, ещё в конце 80-х годов ХХ века в Москве и Новосибирске разрабатывалась компьютерная программа, позволяющая четко определять по почерку архетип того или иного человека. Именно к ней и имел непосредственное отношение мой дядя.

В основу многолетнего эксперимента были положены исследования десятков тысяч автографов и рукописных автобиографий жителей Москвы, Новосибирска и Волгограда. Применяя математические выкладки, эксперты делали довольно успешные, надо отметить, попытки вывести некоторые закономерности определения поведенческой линии психологии шести основных человеческих типов.

Оказывается, индивидуальный почерк сродни ДНК, т.е. для эксперта разоблачить человека, стремящегося, скажем, подделать чужой почерк, что называется, раз плюнуть. Выяснилось, что мужчина чаще стремится «проканать» под женщину, а человек с дипломом филолога хочет непременно выглядеть индивидуумом с образованием не выше четвертого класса…

Компьютерная программа, выведенная в Москве на завершающие испытания к 1991 году, поистине демонстрировала чудесные данные. Пол и возраст человека определялись с точностью до 92 процентов. А вообще по манере письма машина выдавала характеристики личности по двумстам показателям.

…Мне особенно любопытным показался один листок, заполненный, кстати, мелким убористым почерком дяди Вити, где он рассуждал о возможностях идентификации личности по подписи. Оказывается, если она начинается с заглавной буквы имени человека, а заканчивается широкой, как бы фундаментально подпирающей всю конструкцию линией без опускания кончика к низу, — таким людям можно доверять во всем, они не подведут.

Ровные, четко читаемые строки свидетельствуют о спокойном, уравновешенном характере человека, который склонен не менять место работы, а тем паче — спутника жизни.

Если же правое поле письма или автобиографии заполняется нетерпеливо, небрежно, а тем паче, без соблюдения переносов, этот человек по жизни чаще бросает начатое дело, беспорядочен в связях, может даже предать.

Когда мы видим прерывистые строки беглого письма, где иные буквы не связаны между собой, а последние буквы некоторых слов отсутствуют, это означает, что характер дающего автограф взрывчатый, этот индивидуум легко переходит от уныния к бурной радости, в бытовом плане неряшлив, к семейной жизни явно не приспособлен, страдает выборочной памятью на лица и события.

А уж если личная подпись имеет в своей структуре витиеватые «надстройки» как по высоте, так и по ширине, это означает, что автор написанного — человек, явно себя оценивающий по фальшивой, далекой от истинных показателей шкале значительности…

Вопрос вообще-то очень интересный. Так что есть смысл каждому из нас ещё раз всмотреться в только что нами написанное и сделать кое-какие выводы…

ОТ РЕДАКЦИИ:

Личность, характер, социальное поведение — все это отражается в почерке человека, — говорит В. Черных, один из наиболее профессиональных графологов СНГ. — Одним из способов изучения характера является учет отклонений основных признаков почерка от их средних показателей типовой прописи.

Интересно, что вид подписи может меняться в зависимости от душевного состояния автора. Так, графологи отмечают разительный контраст между автографами Наполеона после победы под Аустерлицем (летящие вверх буквы) и в период его заключения на острове Св. Елены (закорючка, резко уходящая вниз).

Другие статьи этого номера