Вторая жизнь дерева

Вторая жизнь дерева

Массивное здание Балаклавского центра культуры и досуга добротной довоенной постройки высится в историческом центре Балаклавы, на крутом склоне. Примыкающий к нему сквер занял специально нарезанные террасы. Вдоль аллей растут деревья, некоторые из них — редких ценных пород. Но тот же карагач не вечен. Тем более под напором время от времени срывающихся бурь. Так в сквере появились пни, некоторые из них — выше человеческого роста. Но это для большинства из нас — торчащие из земли остатки деревьев — пни. Мастер видит в них образы. В дальнем углу сквера я обратил внимание Вячеслава Малеева на классический чуточку наклоненный пень.- Какой же это пень? — с ноткой обиды в голосе возразил мне мастер. — Ведь это же роскошная львиная голова.

В самом деле — гривастая голова царя зверей. Задача резчика — убрать лишнюю древесину. Так, в «клюнувшей» нижней части пня Вячеслав Николаевич увидел ствол чугунной пушки. На ее «раструб» осталось взгромоздить барона Мюнхгаузена на ядре — тоже деревянного.

Внимание многочисленных посетителей центра надолго привлекает скульптурная композиция лисы и вороны с сыром в клюве — персонажей хрестоматийной басни. Хочется подольше постоять рядом с аскетичным странником, возникшим из ствола шелковицы. Кажется, вот-вот должна взмыть ввысь птица Сирин и тем самым избежать нежелательной встречи с Котом в сапогах.

Кстати, птица Сирин — первая скульптура в скверике Центра культуры и досуга. Ее увидела четырехлетняя Ирочка, внучка директора культурного учреждения Сергея Курочкина.

— Как классно! — в духе времени воскликнула девочка.

Так было положено начало замечательному делу. Его цель состояла в том, чтобы торчавшие пни, которые не добавляли скверу привлекательности, превратить в его же украшение. Искусство резчика по дереву Вячеслава Малеева вновь стало востребованным.

Одну из первых скульптур изуродовали и повалили на землю вандалы (интересно, как устроены их мозги?). Но этот факт не остановил создателя.

— Директор центра распорядился продолжать осуществление благих планов, — говорит Вячеслав Малеев. — Только так, а не иначе, можно людям привить добро. И я с Сергеем Михайловичем согласен.

Главный инструмент резчика по дереву — механическая пила. Вячеслав Николаевич настолько мастерски ею владеет, что чистая обработка заготовок сведена до минимума. Но однажды пила начала давать сбой. Ее движущие детали нуждались в замене. Оказалось, что со времен Великой Отечественной старое дерево было нашпиговано вражескими пулями. Видимо, они адресовались засевшим за деревом нашим бойцам. Так в течение десятилетий и жило оно с металлом в теле, как вернувшийся с войны раненый солдат.

Хорошо, что барон Мюнхгаузен и его веселая компания не из снега вылеплены в морозный день. Но и дерево, даже ценных пород, не вечное. Чтобы максимально продлить жизнь скульптур, их обливают доведенной до кипения консервирующей жидкостью.

Некогда радовали людей деревья, их зеленый наряд, а теперь — и статуи из них!

На снимке: Вячеслав Малеев и Сергей Курочкин; работа умельца.

Фото автора.

Другие статьи этого номера