Зеркало живой души художника, чьё творчество было за закрытой дверью

Зеркало живой души художника, чьё творчество было за закрытой дверью

У каждого художника свой путь в искусство, своя жизненная школа формирования личности.Владимиру Михайловичу Шарыге выпала счастливая доля стать художником. Мать, Наталья Ивановна, первой заметила у старшего сына способности к рисованию. Одна воспитывая ещё троих сыновей, она решила отправить сына в Республиканскую детскую художественную школу для одаренных детей в Киеве. Учился он у А.М. Лопухова, народного художника Украины. Вскоре его первая самостоятельная работа «Петр I на Красной площади», созданная в годы учебы, экспонировалась на I Республиканской выставке дипломных работ выпускников художественных учебных заведений.

В 1962-м окончил Киевский государственный художественный институт им. Т.Г. Шевченко (мастерская Г.С. Мелихова), где педагогами были К. Трохименко, В. Костецкий, Л. Чичкан — корифеи школы живописи.

В наш город приехал по распределению молодых специалистов, попал в творческий коллектив Севастопольских художественно-производственных мастерских. Художник-исполнитель творческой категории, он активно включился в производственную работу. Это монументально-декоративные работы, настенные росписи, панно, городские павильоны автобусных остановок. Всё это было необходимо для развития художественной эстетики городской среды. В 1976-1986 годы его назначили главным художником, исполнял он и обязанности директора. Был награжден медалью «За трудовое отличие».

Хозяйственные заботы отнимали много времени и сил, а Владимир Шарыга хотел заниматься любимым делом, дать волю своему таланту писать картины. Но творческой свободе мешали черты его характера — неуверенность в себе, природная скромность. Заниженная самооценка тоже усложняла ему жизнь.

В.М. Шарыга не был доволен своим творчеством, это свойственно художнику, которому всегда кажется, что можно было сделать лучше, достичь большего. А жизнь — это всегда борьба. С самим собой, с обстоятельствами, невзгодами. Борьба со своим одиночеством. Очень точно заметил поэт Василий Жуковский: «Страданиями душа художника зреет». А он не борец по натуре. Добрый, чуткий, отзывчивый к чужой беде, всегда помогал тем, кто в ней нуждался. Любитель зимнего плавания, он и в крещенские морозы купался в море. Высокий, статный, в спортивной команде института дважды был чемпионом СССР по волейболу. Душою был молод, верил, что осуществит всё задуманное, но судьба распорядилась иначе. 12 августа 2013 года неожиданно перестало биться его сердце. В 2014 году ему исполнилось бы 79 лет.

Приехавшие с далекой Камчатки родные братья художника, Валерий и Анатолий, похоронили его на малой родине, в небольшом городе Тальное на Черкасщине, рядом с могилой мамы, которую он очень любил. На всю жизнь он запомнил вкус родниковой воды, тенистые леса, живописные белые хаты, утопающие в вишневых садах…

Более полувека в Севастополе он жил одиноко, обособленно, за закрытой дверью. Валерий и Анатолий, принявшие активное участие в организации выставки, распахнули «закрытую дверь» мастерской своего старшего брата. Спасибо большое им за неожиданное ренессансное возрождение творчества Владимира Михайловича Шарыги. Никто не мог предположить такого обилия жанровых, тематических произведений, пейзажей, портретов, натюрмортов! Теперь уже не объяснить, почему в выставках (городских, областных, республиканских) он принимал участие лишь одиночными работами.

Впервые собранные вместе, его работы (в основном последнего периода) производят впечатление совершенно неожиданное. Зрелый, талантливый художник, с профессиональным мастерством крепкой реалистической школы живописи создал убедительные образы, отразившие неподдельную правду жизни, показал всю глубину своей любви к людям. Внешние признаки нашего времени, бурные водовороты событий в его работах вроде бы не присутствуют. И только вдумчивый зритель понимает обманчивость первого впечатления. Художник, знающий жизнь не понаслышке, предлагает в неспешном диалоге подумать о разных сторонах бытия.

В его пейзажах уголки Севастополя, легко узнаваемые, а порой представляющие город в новом ракурсе, переплетаются с любимыми местами малой родины. Пейзаж «В Севастополе» написан с высокого холма Исторического бульвара. На картине — величественная панорама города. Светлые здания, окруженные зеленью, ярко освещены солнцем. Огромное пространство Южной бухты, простертое до Константиновского равелина, насыщено причалами, парусными лодками. Величава и торжественна вся серебристо-светлая цветовая гамма картины. Весенняя свежесть наполнила влажный морской воздух. Громадные облака, как плывущие айсберги, только подчеркивают бесконечный простор. Ощущение, будто ты вместе с художником взлетел высоко над землей. Эпическое произведение, выполненное рельефом фактурных красок, утверждает непреходящую славу города-героя.

В картине «Зеркало природы» маленький островок земли, омываемый чистыми водами горной речушки Титыч, охраняется молодыми деревцами, посланцами ранней весны. Здесь душа звенит высокой чистой песней. Достойный образ живой природы стал живописным признанием в любви к своей малой родине.

Самым главным человеком в жизни художника была его мать. С любовью, теплотой и задушевностью он пишет «Портрет матери» — рассказ о судьбе простой женщины, которая натруженными руками лепит детям любимые вареники с вишней. Художник нашел и другой образ матери, в котором она даже не позирует, просто вспоминает свою партизанскую юность в годы войны. В портретах художник всегда изображал хорошо знакомых ему людей или родственников в родной для них обстановке — от детских лет («Богданчик») и тех, кто дожил до мудрой старости («Портрет няни», «Пуховый платок», «Старый матрос»). Валерий Михайлович обладал даром не только показать в портретах внешнее и психологическое сходство человека, но и выразить время, в котором жили его герои. Он любил звучные, насыщенные тона, цветовые контрасты. Цвет у него — одно из главных средств построения образа. Человека писал локально, торжественно и строго. Как тут не вспомнить стиль написания икон!

Особое место в этом ряду занимает «Автопортрет», своеобразный психологический репортаж в красках, почти монохромной палитры. Нам ясно желание застенчивого героя понять самого себя. В его глазах — немой вопрос: «Можно выйти за дверь?» Символично, что он открыл закрытую дверь, у него появилась потребность общения. Жаль, что не успел.

Добротная школа реализма в его портретах свидетельствует о таланте и профессиональной зрелости творца. В этих работах нас привлекают особая эмоциональная доброта, психология и мастерство живописца.

Творчество В.М. Шарыги интересно многочисленным зрителям. Вот некоторые записи в Книге отзывов:

«Изумительные картины! Очень жаль, что художник не дожил до выставки. Он счастливый человек, нашел себя в творчестве и оставил о себе память в веках!» «Родина! Многие ли знают это слово? Для В.М. Шарыги слово «Родина» значит всё в его жизни. Это слово перенесено на полотна Мастера в чистых водах рек и озёр, в обожженных осколках прошедших войн… Спасибо за любовь к Родине». «Спасибо большое. Выставка великолепная! В каждой работе есть душа! Невероятный профессионализм! Есть чему поучиться!» «Творчество В.М. Шарыги — действительно зеркало живой природы. Спасибо!» «Прекрасная выставка, особенно портреты, искренние, с любовью ко всем людям. Мать, что лепит вареники на фоне расписной печи, словно в нимбе. Святая материнская забота обо всех».

Отзывов много, среди них — авторы из других городов.

К каким бы жанрам ни обращался художник, он всегда оставался искренним и правдивым. Именно в этом заключается притягательная сила его творчества.

Полотна художника, хранящиеся в квартире на Корабельной стороне в Севастополе, ждали своего времени. И оно пришло, а мы с интересом вглядываемся в его картины, пытаясь угадать самобытные мысли художника, писавшего их для людей, которых он так любил.

Другие статьи этого номера