За нашу Победу!

Севастополь. 3 мая. Пять часов вечера (время московское!). Одна из обыкновенных улочек в Стрелецкой бухте. Встречаюсь взглядом с обыкновенной севастопольской бабушкой. Она испуганно смотрит то в небо, то на меня. В небе на малых высотах летают «тушки», «миги» и «сушки». «Стрижи» прилетели», — подумал я. В глазах бабушки стоят слезы. Дрожащими губами она тихо спрашивает:

— Это — наши?

— Да не бойтесь, репетиция парада Победы. Это — наши!

А сам чувствую, как к горлу подступает ком. Я никогда не произносил этого слова долгих двадцать два года. Оно почти стерлось из моей памяти, исчезло из моего лексикона. Казалось бы, так все просто — «наши». Но оказалось, что совсем не просто быть своим среди наших! И мне, и этой перепуганной севастопольской бабушке… А над головой лихачат наши «стрижи» и «витязи». Из окон едва не вылетают стекла, но весь город выскакивает на балконы и приветственно машет руками! Лишь потому, что это — наши! Какое замечательное слово… Может, и вправду, для того, чтобы что-то оценить по-настоящему, его (это самое «что-то» или «кого-то») надо на какое-то время лишиться?! А потом обрести, чтобы уже никогда не потерять. Наши!

…Очередь в один из городских банков. Мужчины, женщины, старики, мамы с маленькими детьми… Есть даже афро-севастопольцы! Отдельной группкой стоят «вежливые люди». Подхожу.

— Привет, соотечественники! Почему так долго шли? 23 года!

— Так вы сами не могли разобраться, куда вам «плыть». И не показали «окопы, куда подносить необходимое».

И они правы. Все эти годы мы действительно жили по классическому русскому принципу «авось». Так что виноваты мы сами. За то, что целое поколение наших детей успело вырасти на совершенно не севастопольских догмах и императивах. Вот и получаем разбитые ситилайты с портретами ветеранов, свастики на стенах домов и снесенные еврейские надгробия. Мы этого хотели? Нет. Тогда почему так долго молчали, заботясь только о собственном благополучии? Почему снисходительно улыбались при виде ежевоскресного немногочисленного шествия демонстрантов с российскими флагами по кольцу города? Или регулярных митингов пророссийских движений на площади Нахимова под руководством Александра Георгиевича Круглова? Почему мы молчали все эти годы, когда русский язык в школах Севастополя был уравнен в правах и часах преподавания до любого другого иностранного?.. В какой момент Пушкин, Толстой и Достоевский стали «зарубежными» классиками?

Это при нашем «молчаливом протесте» разрушались вся инфраструктура города, общественный транспорт, элитные военные училища… Выхолащивались и уничтожались вековые флотские традиции — полуденный выстрел с равелина, к примеру. Мы молча наблюдали, как на наших офицеров и матросов в нашем городе устраивались настоящие облавы. Мы незаметно подошли к той самой роковой черте, за которой Великую Отечественную войну принято называть Второй мировой, а День Победы праздновать как День памяти жертв этой самой войны. За этой чертой разрешено строить замки на костях защитников и уничтожать мемориалы обеих оборон Севастополя, сносить кладбища и братские могилы защитников…

Но, слава Богу, мы остановились на самом краю бездны и ужаснулись, заглянув в нее. Мы вспомнили, что мы — наши и кто для нас — свои, а кто — чужие. И мы вернулись к истокам. Ну если не совсем еще вернулись, то пошли, побежали правильной дорогой под злобное шипение и угрозы чужих, которые уже видели нас, падающих на самое дно дантевского ада! Может быть, это и есть наша самая большая Победа, соизмеримая с той, которую мы будем праздновать 9 мая?! Точно как у Высоцкого: «Наши мертвые нас не оставят в беде…» Мне кажется, что души и тени наших дедов вздохнули с облегчением в тот момент, когда мы вдруг открыли глаза после долгого летаргического сна. И все вернулось на круги своя.

И ровно в полдень будут раздаваться одиночный выстрел, бить куранты и звучать гимн Севастополя. И наши дети будут изучать нашу историю на нашем языке. И никому из них уже не придет в голову нарисовать свастику на памятнике Казарскому или прикурить от Вечного огня. И в их памяти, и в памяти их потомков Великая Отечественная всегда будет Великой Отечественной, а столица нашей Родины будет та же, что и несколько веков назад. И отношение к ветеранам будет столь же трогательным, как в День Победы. Ведь у настоящей Победы не может быть всего одного дня в году — она растворена в каждом дне, прожитом нами в мирном городе. И распахнутся двери знаменитых военно-морских училищ, а профессия военного моряка вновь станет самой престижной, в отличие от дантиста, банкира или юриста…

Память — вот что отличает человека разумного от остальных приматов. Поэтому, когда народ хотят превратить в питомник шимпанзе, у него отнимают память, стирают и подменяют другими материями. Нам повезло: единственное, что у нас осталось за четверть века «приматизации», — это память о прошлом, традиции, история и менталитет. Забыть свою историю хотят лишь те, кому стыдно за содеянное их предками. За уничтоженные народы, за братские могилы, за концлагеря и крематории… А нам не стыдно за свое прошлое, за наших дедов и прадедов. Так вот, нам всем и каждому в отдельности надо очень постараться, чтобы не было стыдно перед внуками.

Я уверен, что грядущий День Победы в Севастополе станет необыкновенным и навека войдет в историю города и страны. Ведь мы будем праздновать не только Победу в Великой Отечественной войне, но и победу над самим собой, над своими страхами, над своей нерешительностью и робостью, над внутренним рабством. А это рабство — самое страшное. Ведь можно оставаться абсолютно свободным человеком, находясь в плену, а можно быть рабом при всех внешних атрибутах свободы и благополучия. Поэтому победа над внутренним рабством не менее важна, чем Победа наших дедов. Так что нынешний парад Победы — он для всех нас: и павших, и живых. С Днем Победы всех нас и всех наших!

Уверен, что именно сейчас мы ее достойны. Ничто так не сближает людей разных национальностей и вероисповедания, как чувство сопричастности к прошлому и гордость за настоящее. Именно это дает уверенность в будущем. А это будущее заново отстраивается сегодня. Сегодня, когда мы все вместе восстанавливаем едва не разрушенное прошлое. Как наши бабушки и дедушки, восстановившие из праха послевоенный Севастополь.

И пускай Георгиевская ленточка станет той самой нитью истории длиною в два с половиной века. И пусть она никогда не оборвется и чтобы никто не смог ее разрезать. А это едва не произошло! Пусть она станет той самой живой пуповиной, связывающей ребенка с мамой. С нашей мамой!

Я очень хочу, чтобы именно в этот день, именно на этом параде все мы почувствовали себя своими среди наших. И запомнили это ощущение, пронесли через всю свою жизнь и передали на генетическом уровне своим внукам. Чтобы они когда-нибудь сказали нам обыкновенные слова, которые сегодня с благодарностью и гордостью говорим мы, обращаясь к ветеранам: «Спасибо деду за Победу! За нашу Победу!»

Славное время наступило, наше время. «Время жить в… Севастополе»! В нашем!

Другие статьи этого номера