Мечтатель федерального калибра

Иван Степанович просмотрел в Интернете новый список граждан, против которых в Европе возвели санкции, и не увидел себя. Очень огорчился!

— Тридцать лет я на государственной службе, а для Европы заметным не сделался! Санкции эти — тьфу, конечно, — но людей могут наградить! А ведь я тоже так думаю, даже решительней, я бы сказал, со славянским размахом! Может, написать в Брюссель письмо о моем противном для них настроении? И я увижу себя, чиновника федерального калибра, в новом списке? Карьера ведь! Я б на высокой должности раскрылся до неслыханных размеров!

— Ты вроде шутишь, Ваня, — ответила жена, — а нам в Германии навещать детей надо! Да, нам достались горшки, пеленки, детские болезни, родительские собрания, где меня расклевывали до позвоночника, а Европе достались уже выученные детки! Утечка мозгов, Ваня, прям беда! Хорошо, что твои не утекли в свое время, а то кто-то мне дал последний стакан воды!

— У тебя болезни пока в глубине сидят, не распустились! А я сердцем много выстрадал за тебя и в борьбе с опасностями для благополучия, а уж воду последнюю мне ты подашь! Но яду много не капай.

— Хорошо, не буду много.

— Да, а пока не закрыли мне визы, можно съездить в Амстердам, там кварталы красных фонарей с разнообразными дамами!

— Иван, ты человек глубоко семейный! Моральный маяк федерального масштаба! Тебе санкции не светят!

— Ограничиваешь меня хуже той Европы! А я ж только поглядеть, к чему привело свободное перемещение товаров и людей! Если у нас рулетку разрешили ради бюджета, так может, позволят эти дома открыть, экономика враз расцветет и с женской безработицей покончим вплоть до пенсионного возраста!

Вбегает племянник.

— Дядя Ваня, я в Твиттере прочитал: «Из источников, заслуживающих небольшого доверия, известно, что в новом списке санкций Европы будет фигурировать Иван Степанович Изношенский!»

Иван Степанович схватился за сердце и на целые сутки «окопался» на диване.

— Я ж хотел, как лучше, — винился тетке племянник. — Облегчить чувство зависти в комплексе растущей неполноценности!

— Уйди, умник! — кричала жена чиновника. — Испугал только! Он же сразу подумал: а почему, что именно им стало известно? Ну, отмыл он в оффшоре копейку какую, всего ничего, чай, не олигарх, а ты ему несоразмерно по нервам!

— Так ведь шутка, ну какой такой недоверчивый источник!

— Уйди! Это потом поняли, а поначалу стресс!

Назавтра жена сообщает осторожным тоном:

— Вань, в нашем коттеджном поселке огласили список!

При этом слове муж на лице пошел зелеными пятнами. Не-ординарный человек, даже пятна при волнении не красные, как у остальных трудовых масс населения, а цвета чуть увядающей листвы.

— Не волнуйся, Вань, списки должников за землю! Я улажу. Работай спокойно, делайся выдающимся для Европы! Или что, уже не надо?

Другие статьи этого номера