…Учителями славится Россия. Ученики приносят славу ей!

...Учителями славится Россия. Ученики приносят славу ей!

Помню, как влюбилась в эти дементьевские строки после первого же их прочтения. Да простят меня признанные миром гениальные русские поэты, но мне кажется, что так проникновенно и точно, искренне и сердечно, просто и ёмко об учителях было сказано впервые. И до сих пор, когда слышу:

Не смейте забывать учителей!

Они о нас тревожатся и помнят

И в тишине задумавшихся комнат

Ждут наших возвращений и вестей… —

по телу пробегают мурашки, на глаза наворачиваются слезы и так чуть-чуть «ёкает» сердце от воспоминаний о тех удивительных подвижниках, которые, обучая и воспитывая, вкладывая в своих учеников душу, щедро делясь своими знаниями и жизненным опытом, сделали из нас, смею надеяться, хороших, порядочных людей, принципиальных и убеждениями не торгующих.

Так совпало, что в августовской редакционной почте «встретились» два письма. От учителя и об учителях. Два откровения. Два размышления. Две темы. Вне всякого сомнения, заслуживающие внимания.

Первым в нашей традиционной пятничной откровенной рубрике звучит слово учителя. Сразу оговорюсь: сегодня — никаких комментариев. Выводы наш умный читатель сделает сам:

…ЧТО ДАЛЬШЕ? А ДАЛЬШЕ… ТРЕВОГА

«…В тревожные и очень ответственные дни формирования новой власти в нашем любимом городе Севастополе не могу остаться равнодушной и не высказаться по поводу грядущих преобразований в профессионально близкой мне области — области образования.

Я, Будякова Ирина Ивановна, по профессии — учитель русского языка и литературы, общий стаж работы — 49 лет, из них в школах Севастополя — 40 лет, поэтому, мне кажется, я имею право на определённое мнение по поводу того, что предстоит пережить нашим школам в сегодняшнее, очень непростое время. Я безмерно счастлива, что сегодня мы дома, мы в России и вместе с ней будем строить наше будущее и освобождаться от всего того, что в нашу жизнь привнесло 23-летнее существование в составе Украины.

Но вместе с великим счастьем воссоединения с Родиной, начиная с весны 2014 года, меня постоянно мучает чувство тревоги за судьбу нашего города: ведь не секрет, что сейчас к тёплым местам при власти полезли всякого рода проходимцы и мерзавцы, которые печальным образом запечатлелись в истории Севастополя. Как и что нужно сделать, чтобы их снова не было при власти?

23 года — это очень большой срок, и надо думать, что за это время наше образование, в 90-е годы перейдя на учебные программы, учебники и очень своеобразный философский подход к истории страны, которые царят и сегодня на Украине, сформировало то самое молодёжное движение националистов, которое принимает активное участие в гражданской войне, разгоревшейся в стране. Хотя, по счастью, против националистов выступают тоже молодые люди, воспитанные той же школой в духе гуманизма, истинного патриотизма, уважения к традициям истории и культуры своего народа. За эти годы утеряны многие традиции в образовании, поэтому сегодня перед нашей школой стоят новые, очень нелёгкие задачи.

В город пришли новые учебники, новые учебные планы, библиотеки пополняются лучшими книгами русской классической литературы, учителя прошли соответствующую курсовую переподготовку. С 1 сентября дети начнут осваивать новые программы по родному языку, русской литературе, российской и мировой истории. Думаю, что ученики смогут освоить всё, что предложат им новые программы. Дети — да! Но меня мучает вопрос: а все ли учителя готовы сегодня по-настоящему служить России? 23 года активной украинизации не прошли даром.

Невозможно забыть приказ Министерства образования Украины 2008 года «Об утверждении отраслевой программы улучшения изучения украинского языка в общеобразовательных учебных заведениях с преподаванием на языках национальных меньшинств на 2008-2011 годы». В этом приказе наш родной язык объявлялся языком национального меньшинства со всеми вытекающими последствиями: сокращение учебных часов по учебным планам, отвратительные учебники по предмету, сокращение получения книг на русском языке для библиотек и т.д. И было бы только горько читать строки этого приказа, если бы события сегодняшнего переходного периода не дали возможность бывшим «украинизаторам» снова быть на плаву.

Я знаю, что новые кадры школ и руководящих органов образования будут набираться к новому учебному году. Но ведь новые кадры будут набираться из прежнего состава педагогических работников! Где же взять людей с новым взглядом на сегодняшние проблемы Севастополя и Крыма? Что изменилось во взглядах учителей и руководителей системы образования, которые при правлении Ющенко истово вбивали в голову детям украинский взгляд на проблемы голодомора или в одной из школ города на прекрасно оформленном стенде в кабинете истории показывали своим ученикам участие украинского народа во Второй мировой (не Великой Отечественной!) войне, потери и страдания в ней только украинского народа. И как только они вычленили и вычислили эти страдания и потери из общего горя советского народа?

Невозможно забыть, как при отвратительных учебниках на уроках нельзя было пользоваться старыми советскими или российскими учебниками, по которым можно было учить детей. А планы воспитательной работы, которые «спускались» из вышестоящих организаций городского управления образования? Никогда не забуду: в России отмечают 65-ю годовщину разгрома фашистов под Сталинградом, а мы на классном часе должны детям рассказывать о годовщине налоговой службы на Украине. И в данной ситуации тема занятий зависела от порядочности и даже смелости классного руководителя. Не забыть, как в некоторых школах разрушались музеи и комнаты боевой славы, которые теперь стали активно восстанавливаться. К сожалению, так было.

Ещё пример. 12 октября 2007 года третий президент Украины Виктор Ющенко присвоил звание Героя Украины главнокомандующему УПА Роману Шухевичу с формулировкой «за выдающийся личный вклад в национально-освободительную борьбу за свободу и независимость Украины и в связи со 100-летней годовщиной со дня рождения и 65-летней годовщиной создания Украинской повстанческой армии», а 20 января 2010 года — лидеру ОУН Бандере (указ президента N 46/2010).

2 апреля 2011 года Донецкий окружной административный суд признал незаконным и отменил указ бывшего президента Украины Виктора Ющенко о присвоении лидеру ОУН Степану Бандере и главнокомандующему УПА Роману Шухевичу звания Героя Украины. Суд решил, что указы были приняты с нарушением действующего законодательства в связи с тем, что Бандера и Шухевич никогда не являлись гражданами Украины.

Но до «дегероизации», которая произошла 12 октября 2011 года, было дано распоряжение «сверху» проводить классные часы в школах Украины о «героях» Украины. И ведь проводили, забивая головы учеников кощунственными идеями!

И вот теперь грядут новые, очень волнующие события: кто станет руководить системой образования? Прежние «украинизаторы» сменят флаги в руках? Как их будут отбирать на руководящую и просто школьную работу? По какому принципу? Безусловно, будут большие сложности по трудоустройству учителей украинского языка. Их в городе много, даже слишком много, особенно если учесть, что были годы, когда Севастопольский городской гуманитарный университет не мог (или не хотел) набрать на обучение группы будущих учителей русского языка, а выпускал только преподавателей украинского. И вот сегодня предполагается, что желающие учителя украинского языка, переучившись на курсах, могут преподавать русский язык. Совершенно несогласна с этим! Считаю, что в данном случае в школах необходимо дать родителям возможность писать заявления с указанием учителя, у которого хотят, чтобы учился их ребенок.

Вопрос сегодняшнего дня «…Что дальше?» и ответ «Дальше… смена старой власти» дают и надежду на действительную смену старой власти в образовании города, и тревогу: придут ли к руководству образованием люди совести, чести, по-настоящему любящие город? С надеждой жду и выборов в законодательное собрание Севастополя. С надеждой на Россию, новых людей со знанием российского законодательства в образовании и смену «украинизаторов» на истинных патриотов России.

И. Будякова, ветеран педагогического труда».

* * *

А теперь — слово Людмилы Подосинниковой об Учителе:

…СЛАГАЕТСЯ УЧИТЕЛЬСКОЕ СЧАСТЬЕ ИЗ НАШИХ УЧЕНИЧЕСКИХ ПОБЕД…

«…Ушёл из жизни Учитель, отдавший севастопольским ребятам пятьдесят восемь лет своей жизни. Сколько учеников прошло перед ним! Сколько выпусков было сделано!

И вот теперь столько сердец вздрогнут от боли, узнав имя ушедшего учителя. Друзья, от всех нас ушла Нонна Тимофеевна АРХИПОВА.

Для кого-то, как для нас, выпускников 10-б класса школы N 15 1956 года, она была классным руководителем. Кто-то учился в школе N 5, когда она была там директором. И для всех она была учителем истории. Это был трудный предмет, и время, когда Нонна Тимофеевна вела историю, было очень сложным, противоречивым. Но честная натура нашей учительницы помогала находить слова, методы, чтобы её ученики понимали происходящие события, анализировали их и делали самостоятельные выводы. Главное — она учила нас любить свою Родину.

Мы, выпускники школы N 15, впервые увидели Нонну Тимофеевну, тогда Гончарову, 1 сентября 1955 года. Её нам представили как классного руководителя. Ей тогда было 23 года. Молоденькая, очень красивая учительница сразу понравилась всем. Мальчишки 10-б и 10-а в неё влюбились, в чём признавались уже через много-много лет. Сначала мы оценили внешность, а после поняли, какой умный, знающий человек наша классная. Между собой мы звали её Нонночкой, и в этом проявлялась наша любовь к ней. Всего один год учились, но дружба осталась на всю жизнь.

Школа окончена, мы разбежались по своим жизненным путям. Но школа, учителя остались с нами. Оба класса из нашего выпуска со временем слились в один. Мы порой забываем, что учились в параллельных классах. И всегда с нами были наши учителя: Н.Т. Архипова, В.Н. Туриченко, Т.С. Коваленко, В.Э. Шматок, Н.Г. Коблова.

В юбилейные даты наших учителей мы могли нагрянуть к ним в гости. Правда, Нонна Тимофеевна предпочитала, чтобы мы договаривались о времени. Она говорила мне: «Понимаешь, Люда, у меня же много родных, они в этот день все придут ко мне. Я просто не смогу уделять вам внимание. Я хочу с вами отдельно встретиться, поговорить с вами». Конечно, просьбу мы выполняли. Иногда устраивали встречи в кафе. Как последняя, наверное, в 2011 году, когда мы собрались в каком-то кафе на проспекте Ген. Острякова. Нонна Тимофеевна была с нами. Встреча получилась очень тёплой, но она оказалась и последней, когда с нами был кто-нибудь из учителей. Возраст брал своё, здоровье стало подводить. И теперь мы могли встретиться только дома у Нонны Тимофеевны или Валентины Николаевны. С ними у нас сложились совсем особые отношения. Валентину Николаевну Туриченко, преподавателя математики и классного руководителя 10-а класса в ту пору, тоже очень хорошо знают в городе. Наши учителя сохранили и между собой дружеские отношения.

И вот Нонны Тимофеевны не стало. 3 августа вечером мне позвонил Василий Васильевич Буряк, её муж, известный художник. И сообщил, что часа полтора назад ушла из жизни Нонночка.

Будто что-то оборвалось внутри от этого известия. Но надо было звонить одноклассникам. Отважилась в этот вечер позвонить лишь Свете Тараскиной (Александровой). Рука не поднимала телефон. Я так и не позвонила Валентине Николаевне: зная о её здоровье, боялась, как она воспримет это известие. Но в день похорон мне в дверь подсунули записку: «Позвоните Валентине Николаевне». Оказывается, сын В.В. Буряка сообщил ей о печальном событии. Я позвонила, и мы с Валентиной Николаевной договорились встретиться в церкви на Пожарова.

И вот идёт отпевание, а учительницы нет. Я решила, что она просто не смогла приехать. Закончилось отпевание. И тут мы со Светой видим бегущую к церкви женщину. «Света, — говорю я подруге, — мне кажется, это бежит Валентина Николаевна». «Да нет, разве могут так бегать женщины в таком возрасте?» Оказалось, могут. Это действительно была Валентина Николаевна. Она плохо видит, плохо слышит. И вот села не на тот автобус. Как она боялась опоздать! Когда мы со Светой подхватили её под руки, она еле дышала. Но нам сказала: «Я собрала всю волю, чтобы Нонну проводить. Я же должна знать, куда её положат». И она поехала с нами на кладбище. Сын Василия Васильевича ,Андрей (мы очень благодарны ему за это), доставил Валентину Николаевну домой. Вот они: дружба, любовь, верность.

А я рада, что смогла застать Нонну Тимофеевну. Приехала к ним 29 июля. Увидела, в каком она состоянии. Но она мужественно держалась, сказала, что верит в счастливый исход. Нам всем этого хотелось. И в тот раз мы поговорили о наших ребятах. Она сказала мне: «Когда пришла на первый урок, волновалась. После него Г.И. Комаров, (наш директор — Л.П.) спросил, как урок. Говорю: «Всё нормально». Только я не поняла, — добавила она, — почему после урока ребята крикнули: «По норам!» Я рассмеялась: «Нонна Тимофеевна, наши мальчишки всегда после уроков или, если мы удирали с урока, кричали «по норам!» У дверей вставал или Юра Щербина, или Гена Рязанов, и кричали это знаменитое «по норам!», т.е. это было предложение бежать по домам». Мы посмеялись. И Нонна Тимофеевна добавила: «А вообще я с вашим классом не имела проблем». А я спросила: «Вот сейчас о нашем времени говорят, что мы все были запуганными, зажатыми. Но ведь мы все не боялись высказаться, добивались своего, если считали, что, например, уроки практики плохо ведутся. Помните, как мы удрали с урока практики?» «Помню, конечно. Но вы все были красивыми. Вспомни ваших ребят — все красивые. Держитесь и сейчас».

И теперь эти слова нашей учительницы становятся её наказом нашим двум классам.

Прощайте, наша дорогая Нонна Тимофеевна! Вы в нашей памяти остаётесь яркой, красивой женщиной, потрясающим учителем, с которым было необыкновенно легко общаться. Нет, мы всегда чувствовали себя её учениками, даже став дедушками и бабушками. Тоненькая-тоненькая грань, отделявшая нас от панибратства, всегда оставалась.

Жизнь Нонны Тимофеевны Архиповой — это урок для молодых учителей. А для учеников всех возрастов — это наука, как относиться к своим учителям, чтобы они долго жили и вспоминали своих учеников, чувствовали, что они не зря отдают свою жизнь школе. Ведь пока будет жив последний ученик, учившийся у Нонны Тимофеевны, и последний учитель, работавший с нею, — память о ней будет жить.

Людмила Подосинникова, выпускница 10-б класса школы N 15 1956 года».

Несмотря на боль утраты, ученикам Нонны Тимофеевны Архиповой можно позавидовать: в их жизни был Учитель, перед которым многим хотелось бы преклонить колени. Знающий, добрый, мудрый, справедливый, терпеливый. Друг. Наставник. Педагог.

Совсем скоро начнется новый учебный год. И так хочется всем ученикам пожелать ТАКОГО УЧИТЕЛЯ. А учителям — благодарных, стремящихся к знаниям, целеустремленных и дисциплинированных учеников.

И тем и другим — радости простого (не интернетовского, виртуального), доброго, искреннего, человеческого общения. Чтобы и через год, и через десять, и через пятьдесят лет после окончания школы для нас было важно знать, что:

Они нас ждут. Они следят за нами

И радуются всякий раз за тех,

Кто снова где-то выдержит экзамен

На мужество, на честность, на успех…

На снимке: Нонна Тимофеевна Архипова.

Другие статьи этого номера