Авраамово дерево

Авраамово дерево

Герой этого очерка — авраамово дерево — не привозное заморское чудо, а наш крымский абориген. Хотя не все о нем знают. Знакомство автора с эти зеленым уникумом произошло, можно сказать, случайно. Как-то оказавшись в Ласпинской долине в разгар лета, я обратил внимание на небольшой деревоподобный куст, растущий на скалах прямо у кромки пляжа. Несмотря на июльскую жару, он был весь украшен ярко-розовыми цветами. Пройти мимо и не удивиться такому «жаростойкому» растению было невозможно.К своему стыду, я не знал его названия. Полез в определитель высших растений европейской части СССР. Там наткнулся на описание растений (местообитание — прибрежные полосы, розовые цветы, небольшая высота — 2-4 метра), которое вроде бы соответствовало деревцу из Ласпи. Им оказалось дерево гребенщик из семейства тамарисковых. Казалось, даже удалось определить его вид — гребенщик четырехтычиночный, так как я сумел посчитать число тычинок в цветке. Ваш покорный слуга уже готов был занести это название в список редких растений Ласпинской долины… Но пальцеподобные ланцетовидные листья не могли принадлежать тамариску.

Пришлось более внимательно изучать определители растений. В конечном итоге, наткнулся на описание куста, у которого «розовые цветки в многочисленных пазушных полузонтиках собраны прерывистыми колосовидно-метельчатыми соцветиями». Знающие люди пояснили: это и есть те кисти, которые были на ласпинском незнакомце. Определитель гласил, что им является не кто иной, как прутняк обыкновенный с загадочной латынью — vitex agnus castus (витекс священный). У прутняка обыкновенного оказалось к тому же необыкновенное народное название — авраамово дерево.

Все определители, доступные автору, указывали на Ласпинскую долину — как одно из немногих мест произрастания прутняка в Крыму. Создавалось мнение, что этого представителя флоры Крыма не изучали последние 60 лет. К счастью, оказалось, не совсем так. Отдельные локальные наблюдения за авраамовым деревом имеются. Отечественные ботаники, описывая растительный мир крымских заповедников, были обязаны подробно изучать все виды, произрастающие в их пределах. Не ускользнул от их внимания и герой данного очерка.

В интересной и подробной книге «Государственный заповедник «Мыс Мартьян» (авторы Ю.Р. Шеляг-Сосонко, Я.П. Дидух, Е.Ф. Молченов, 1985 г.) о витексе священном сказано немного, поэтому приведем цитату полностью: «Прутняк обыкновенный (vitex agnus castus) — мезоксерофит, гелиофит. Автохтонный ассектатор на приморских склонах. Вид находится на границе ареала. Имеет всекрымскую значимость уникальности. Количество мест обитания — 6-20 (5-50 га). Вид имеет среднюю скорость угасания, скорость восстановления даже в заповеднике медленная, и вид не достигает прежней численности».

С последним утверждением нельзя не согласиться. Автор прошел по побережью Ласпинского залива, но гарантированно можно говорить о встрече лишь с восемью экземплярами молодых и зрелых деревьев витекса. (Все они нанесены на карту, которую экологи-краеведы из центра детского туризма составили в ходе поисковых маршрутов). Учитывая темпы освоения морского побережья в рекреационном направлении, такая численность внушает серьезные опасения по поводу сохранности этого вида в одном из его главных очагов обитания на юге России, каким является Ласпи. (Помните, единодушное упоминание этого места во всех справочниках?) И то, что он занесен в Красную книгу Российской Федерации (статус — «редкий вид»), не является гарантией неприкосновенности. Вспомним, как валится под зубьями пил краснокнижный можжевельник.

К счастью для витекса священного, его ввели в культуру, и некоторые аллеи в Севастополе сейчас украшены его цветущими кустами.

Из всезнающего Интернета я узнал, что латинское название vitex (витекс) происходит от слова viеre, что значит «вязать». Кому-то из изготовителей корзин еще в древности приглянулись гибкие ветки куста. А в справочнике «Пряно-ароматические и пряно-вкусовые растения» (1989 г.) я отыскал такой способ применения: «Ароматические плоды и остропряные семена применяют в кулинарии в качестве хорошего заменителя душистого перца. Они способствуют улучшению пищеварения, отличаются тонизирующим действием вследствие стимуляции функций желез внутренней секреции… Эфирное масло из зрелых плодов оказывает антибактериальное действие на грамм-отрицательные бактерии и дрожжеподобные грибки».

Но все эти утилитарные свойства витекса священного меркнут по сравнению с тем огромным значением этого дерева в жизни местных насекомых. Как уже было сказано, цветет наш герой в разгар крымского лета — в самый жаркий период года. Представьте: ласпинский склон в августовский полдень. Все сухо. Кажется, сама земля дышит зноем. Травы давно отцвели и высохли. Даже каперсы, эти зеленые альпинисты глинистых обрывов, после двухмесячного цветения перешли к фазе плодоношения. Получается, что насекомые, чьей пищей является цветочный нектар, обречены?

Но, о чудо! Среди этой однотонной желто-бурой картины вы видите нежно-розовые соцветия, щедро развешанные на концах ажурных веток. Перед вами витекс священный, или, если хотите, авраамово дерево. Его не только замечаешь глазами, но и слышишь, так как над цветами всегда гудят-вьются насекомые. В первую очередь, конечно, многочисленные трудяги-шмели. Прилетают, ставшие редкими, дикие крымские пчелы. Зависая, как колибри над цветущей кистью, порхают бражники. С гудением проносятся крупные осы-плотники, выделяясь своей черной окраской. В предвкушении добычи к дереву подтягиваются хищные клопы. В общем, авраамово дерево — это оазис жизни ласпинского лета. Вот он какой, божественный подарок нашему Крыму — витекс священный…

Н. ШИК, краевед.

Другие статьи этого номера