Памяти Севастопольского партизанского отряда

Памяти Севастопольского партизанского отряда

2 ноября, урочище Текне над селом Морозовка, неподалеку от ЗКП-221. Свежий осенний день, облетающий лес, желтая листва под ногами, в воздухе — дыхание надвигающейся зимы и холодные проблески солнца. Семьдесят три года назад в такие же ноябрьские дни эти леса обживали бойцы Севастопольского партизанского отряда. Впереди их ждали страшная зима 1941-1942 гг., голый лес, сырые землянки, снег, предательски выдающий следы, голод, чудовищные потери… Но и отчаянная борьба с врагом, мужество и героизм, которые просыпаются в тяжелый час испытаний, стремление защитить свою Родину любой ценой, даже собственной жизнью.Многие из них и погибли именно здесь. Основные силы Севастопольского партизанского отряда были разбиты в урочище Текне 6-10 февраля 1942 года. В 1973-м на этом месте силами Севастопольского клуба туристов был установлен памятник, а 2 ноября 2014 года на нем появилась табличка с краткой, но емкой и оттого беспощадно бьющей в сознание информацией о гибели партизан. Всего несколько строк, но за ними — жизни и судьбы… Открытие таблички приурочили к началу второй героической обороны Севастополя, которую мы отмечаем 30 октября.

К обновленному памятнику 2 ноября приехали не только взрослые, но и дети — учащиеся 6-й и 9-й севастопольских школ. И это не случайно: в Севастопольском партизанском отряде в годы войны находилось около 50 их ровесников — старшеклассников севастопольских школ. Они сражались и несли все тяготы партизанской жизни наравне со взрослыми. Судьба большинства из них оказалась трагической, как, впрочем, и судьба самого отряда. Первой жертвой среди детей стал Вилор Чекмак: юный партизан погиб 10 ноября 1941 года, успев предупредить отряд о нападении врага.

Обо всем этом, а также о ходе боев и гибели отряда севастопольским школьникам рассказал военный историк Евгений Мельничук, сам мальчишкой прошедший партизанский отряд на Житомирщине. Евгений Мельничук известен как автор книги «Партизанское движение в Крыму», скрупулезный исследователь темы и инициатор установки памятных знаков на местах партизанской славы.

Табличка на обновленном памятнике Севастопольскому отряду, изготовленная на предприятии «Таврида-Электрик», стала 34-й по счету, установленной в Крыму «командой Мельничука». Так называют этих людей, которые в течение многих лет своими силами и на свои средства делают эту неоценимую работу при помощи местных жителей и лесников. И теперь на местах партизанской славы в лесах и горах Крыма мы видим эти памятные знаки, установленные в честь народного ополчения Великой Отечественной войны.

За работу по увековечению памяти крымских партизан участникам группы в урочище Текне вручили почетные грамоты от Севастопольского совета ветеранов Сухопутных войск. И эта благодарность от ветеранов, прошедших войну, — самая дорогая награда.

Школьники, приехавшие на открытие памятного знака, привезли с собой фотографии юных партизан и прочли их короткие биографии. Осмотрели партизанскую землянку, восстановлением которой занимаются член военно-исторического клуба «Южный форт», внучка партизана Наталья Атрохова и ее товарищи. Прошли пешим походом несколько километров до так называемой «дачи Кожанова» (И.К. Кожанов до 1937 года — командующий Черноморским флотом), где в августе-ноябре 1941-го базировался штаб Севастопольского партизанского отряда. Именно здесь, неподалеку от штаба, погиб юный партизан Вилор Чекмак, на месте его гибели установлен памятник (полуразрушен и нуждается в реконструкции. Сам Вилор похоронен на Мемориальном кладбище в поселке Дергачи).

Севастопольские дети воспитаны на нашей истории, которую не удалось ни замолчать, ни переписать за последние 23 года. Они понимают, что живут в особенном городе, ведь они — потомки героев, внуки и правнуки ветеранов, защитивших Родину от фашизма. Но, возможно, именно здесь, в лесу, где жили, сражались и гибли партизаны, кто-то из них впервые по-настоящему почувствовал свою личную причастность к севастопольской истории. Не за монитором компьютера и не перед экраном телевизора, а в холодном осеннем лесу, где им рассказали о том, что происходило в этих местах 70 с лишним лет назад. И пусть пока не обо всем можно рассказать и не все осмыслить (ведь и трагическая участь школьников-партизан имеет неоднозначную оценку), но они должны знать главное: их ровесники были патриотами, готовыми отдать жизнь в борьбе с фашизмом. Как сказал Евгений Мельничук, «дети не должны воевать». Но они должны помнить и чтить свою историю. Сегодня, ввиду последних событий на Украине, это актуально как никогда.

В школе N 9, из которой в партизанский отряд было призвано 17 детей, решено создать музей партизанской славы, а самой школе присвоить имя крымских партизан.

* * *

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА:

29 июня 1941 года Совнаркомом Союза ССР и ЦК ВКП(б) была издана директива об организации борьбы против немецких захватчиков в прифронтовой полосе и на территориях, временно оккупированных врагом. На полуострове работу по подготовке к борьбе в тылу врага возглавили Крымский обком ВКП(б) и НКВД.

В начале июля 1941 года обком предписал горкомам и райкомам партии приступить к формированию партизанских отрядов и подготовке материальных баз для них.

Списки Севастопольского и Балаклавского партизанских отрядов были подготовлены непосредственно секретарем горкома партии Б.А. Борисовым и начальником городского отдела НКВД К.П. Нефедовым. Костяк отрядов составляли рабочие «Севморзавода», «Виншампанстроя», «Табаксовхоза» и совхоза им. Софьи Перовской, ГРЭС, рыбаки.

В августе 1941 года началась эвакуация Морзавода на Кавказ, и в связи с этим из партизанского отряда были отозваны квалифицированные рабочие завода. По указанию Севастопольского горкома партии они были заменены школьниками. Около 50 учеников 8-10-х классов, минуя военкомат, были зачислены в отряд и направлены в лес. Это было сделано вопреки директиве Генштаба РККА, которой военкоматам запрещалось призывать в армию рвущихся на фронт патриотически настроенных подростков, не достигших призывного возраста. Кроме того, необходимости в замене рабочих — членов партизанского отряда на школьников в то время не было: в августе 1941 года Севастополь находился далеко от линии фронта. В городе проходили третья волна мобилизации и эвакуация гражданского населения. Пополнить отряд можно было за счет добровольцев из числа лиц, по каким-либо причинам не подлежащих призыву в армию.

1 сентября 1941 года школьники Севастополя сели за парты, но не было среди них тех, кто волевым решением людей, получивших право в военное время распоряжаться чужими судьбами, был обречен на скитания в холодном лесу с разграбленными партизанскими базами и голодную смерть.

Иллюстрацией к сказанному может служить трагическая судьба Вилора Чекмака — первой жертвы Севастопольского партизанского отряда. Приведем несколько выдержек из материалов Натальи Пупковой, опубликованных в газете «Крымская правда» 27.10.2011 г. («Прикоснись к прошлому») и 8.10.2014 г. («Последний бой д,Артаньяна»):

«В ночь на 22 июня 1941 года Вилор был на празднике в родной школе N 1 — окончен восьмой класс… Шестого августа 1941 года вместе с другими партизанами 15-летнего подростка направили в урочище Алсу, где находились штаб отряда и тренировочная база… В конце октября Вилор с заданием оказался в городе, но маму не застал… Любовь Чубарь 6 ноября эвакуировалась вместе с военпортом в Поти». Письмо матери, полное боли и тревоги, адресовано первому секретарю Севастопольского горкома партии:

«Уважаемый товарищ Борисов, к вам обращается с большой просьбой мать маленького партизана. В первых числах августа Севастопольский горком ВЛКСМ послал моего сынишку на базу военного значения вместе с товарищем Иваненко. До 6 ноября, пока была в Севастополе, я имела письменную связь через товарища Загордянского. 6 ноября я эвакуировалась с военпортом в город Поти. Это произошло так быстро, что не успела дать знать сыну. Я о нём ничего не знаю. Жив ли он ещё? Мальчик без паспорта и, кроме всего, у него порок сердца. Полгода он в горах, неужели нельзя дать ему отдых хотя бы на две недели? Единственный у меня сын, вся моя жизнь — это он. Прошу вас, родной, помогите в моей просьбе, я хочу еще раз увидеть сынишку»*.

Письмо мама мальчика отправила из Поти 25 января 1942-го, 14 февраля оно пришло в Севастополь».

Вилор погиб 10 ноября 1941 года, спасая отряд: он успел предупредить своих товарищей о нападении врага.

С 4 ноября Севастопольский отряд, по вине его организаторов оказавшийся на переднем крае и лишившийся своих баз, вел тяжелые бои. Сложившиеся условия способствовали тому, что первыми погибали дети, и к марту 42-го года молодежная группа перестала существовать. Последним из школьников 20 июля 1942 года в заповеднике от голодного истощения умер 16-летний боец Севастопольского отряда Виктор Янов.

__________________

* Текст письма мамы Вилора в этом варианте (N 2) приведен по статье Н. Пупковой за 27.10.2011.

На снимке: Евгений Мельничук и участники клуба «Южный форт».

Другие статьи этого номера