Двадцатилетняя пулеметчица

Двадцатилетняя пулеметчица

«…С самого начала войны я хотела написать вам и познакомиться. Я знаю, что вы не та Анка, не настоящая чапаевская пулемётчица. Но вы играли, как настоящая, и я всегда вам завидовала. Я мечтала стать пулемётчицей и так же храбро сражаться. Когда случилась война, я была уже готова, сдала на «отлично» пулемётное дело. Я попала — какое это было счастье для меня! — в Чапаевскую дивизию, ту самую, настоящую. Я со своим пулемётом защищала Одессу, а теперь защищаю Севастополь. С виду я, конечно, очень слабая, маленькая, худая. Но я вам скажу правду: у меня ни разу не дрогнула рука. Первое время я ещё боялась. А потом всё прошло. Когда защищаешь дорогую, родную землю и свою семью (у меня нет родной семьи, и поэтому весь народ — моя семья), тогда делаешься очень храброй и не понимаешь, что такое трусость…»

(Из письма актрисе В. Мясниковой, исполнительнице роли Анки-пулемётчицы в легендарном кинофильме «Чапаев», недописанного накануне боя старшим сержантом 2-й пулемётной роты Ниной Ониловой, командиром пулемётного расчёта 54-го стрелкового полка 25-й Чапаевской дивизии).

* * *

Нина Андреевна Онилова родилась 10 апреля 1921 года. в Новониколаевке Одесской области. В 11-летнем возрасте осталась сиротой, переехала к сестре в Одессу. Подростком стала работать на трикотажной фабрике, училась в вечерней школе. Окончила пулемётные курсы. С первых дней войны рвалась на фронт, но только 4 августа 1941-го была зачислена в Чапаевскую дивизию.

20-летняя пулемётчица, в тяжелых, кровопролитных боях на подступах к Одессе отражая многочисленные атаки, уничтожала живую силу врага. За выдержку и бесстрашие бойцы прозвали её Анкой-пулемётчицей. Она подпускала немцев почти вплотную и расстреливала наверняка, практически в упор. В одном из последних боёв была тяжело ранена и эвакуирована в госпиталь, на Кавказ. За бои под Одессой награждена орденом Красного Знамени.

К наступлению гитлеровцев 11 ноября 1941 г. вернулась в свою дивизию, в Севастополь. 14 ноября, отражая яростные атаки врага, Нина заметила, как с фланга приближается немецкий танк. Гранат уже не было, но оставались ещё бутылки с «коктейлем Молотова». Подпустила как можно ближе, бросила две бутылки. Танк загорелся. В бою 27 февраля 1942 г. уничтожила две пулемётные точки противника. 1 марта, отбивая в одиночку (второй номер погиб) яростную атаку немцев, получила смертельное ранение.

Вот что писал тогда А. Хамадан, журналист, фронтовой корреспондент ТАСС: «…Жестокий удар. Эту боль чувствуешь, как острие ножа, вонзившееся в грудь. Нина Онилова смертельно ранена! Живая, смеющаяся девушка, певунья. Смерть и Онилова! Могло ли когда-нибудь раньше прийти в голову такое сопоставление?.. Аркадия не надо было торопить. Узнав о смертельном ранении Ониловой, он вёл машину на максимальной скорости, на пределе. Стремительно нёсся мимо прыгающих в стороны регулировщиков, отчаянно проскальзывал между грузовиками… Автомобиль свернул с шоссе и покатил вниз, в Инкерманские штольни. У входа в гигантскую горную пещеру стояла группа врачей, профессора. Начсандив Борис Варшавский грустно повёл плечами. Мы поняли его без слов… Она лежала в каменной пещере с высоким потолком. В ногах сидела медсестра. Глаза Нины Ониловой были закрыты. Лицо бело, как простыня. Она не двигалась и не стонала. Жизнь ещё теплилась в ней, ещё боролась со смертью… За жизнь этой славной девушки шла упорная, ожесточённая борьба. Из батальонов, полков и дивизий звонили каждые пятьдесят минут. Всех беспокоила, волновала судьба героической пулемётчицы… В госпитальной палате, склонившись над постелью Ониловой, стоял командующий (командующий Приморской армией генерал И.Е. Петров. — Авт.). Голова его подёргивалась, но на лице была ласковая отеческая улыбка… Генерал тяжело опустился на стул, положил руку на лоб Ониловой, погладил её волосы. Тень благодарной улыбки легла на её губы. «Ну, дочка, повоевала ты славно, — сказал он чуть хрипловатым голосом. — Спасибо тебе от всей армии, от всего нашего народа. Ты хорошо, дочка, храбро сражалась…» Он говорил негромко, наклонившись к самому лицу Ониловой: «Ты хорошо защищала Одессу…» На губах Ониловой теплилась улыбка. Она широко раскрыла глаза и молча, не мигая, смотрела в лицо командующего. «Весь Севастополь знает тебя. Вся страна будет теперь знать тебя. Спасибо тебе, дочка». Генерал поцеловал её в губы. Он снова положил руку на её лоб. Нина Онилова закрыла глаза, ясная улыбка шевельнула её губы и застыла навсегда…»

На тумбочке возле её кровати лежал свёрток. В нём была книжка «Севастопольские рассказы» Л.Н. Толстого, вырезки из фронтовых газет с описанием её подвигов, пачка писем от незнакомых людей, адресованных ей, и ученическая тетрадь с её записями. Тетрадь начиналась словами Л. Толстого: «Не может быть, чтобы при мысли, что вы в Севастополе, не проникло в душу вашу чувство какого-то мужества, гордости и чтобы кровь не стала быстрее обращаться в ваших жилах». И здесь же рукой Ониловой: «Да! И кровь стала быстротекучей, и душа наполнена высоким волнением… Это наш, родной советский город — Севастополь. Без малого сто лет тому назад потряс он мир своей боевой доблестью, украсил себя величавой, немеркнущей славой! Слава русского народа — Севастополь! Храбрость русского народа — Севастополь! Севастополь — это характер русского народа, стиль его души». И далее: «Не надо думать о смерти, тогда очень легко бороться. Надо понять, зачем ты жертвуешь своей жизнью. Если для красоты подвига и славы — это очень плохо. Только тот подвиг красив, который совершается во имя народа и Родины…»

Нина Андреевна Онилова умерла в ночь на 8 марта 1942 года и была похоронена в Инкермане. После войны перезахоронена на кладбище Коммунаров. В мае 1965 года Н.А. Онилова удостоена звания Героя Советского Союза (посмертно). В Одессе, на улице Александра Невского, напротив швейного училища, ей установлен памятник, её именем назван переулок. На дома N 80 на улице Чкалова (Большая Арнаутская), где Нина жила до войны, установлена мемориальная доска.

В Севастополе именем Нины Ониловой названа улица в Ленинском районе — между улицами Ватутина и Хрусталёва. 26 июня 1975 года постановлением Совмина УССР Севастопольской швейной фабрике было присвоено имя Героя Советского Союза Нины Ониловой. Её именем назван рыболовецкий траулер.

Нина Андреевна Онилова навечно осталась в облике нашего города-героя Севастополя.

Другие статьи этого номера