Между небом и землей

В наше бурное революционное время мы все чаще забываем об обыкновенном человеке. А ведь из таких человечков и состоит «революционная масса». Но любая революция однажды заканчивается, и каждый из нас задается вопросом: «А счастлив ли я?» Вот и пришла в голову идея написать материал об обыкновенном человеке, живущем в Севастополе в начале ХХI века. Профиль среднестатистического севастопольца в среднестатистической рубрике «Профили».Сергей В. пятидесяти шести лет от роду, счастливый дедушка сестричек-близняшек, инженер по образованию. На жизнь зарабатывает частным извозом. В силу рода занятий общается с большим количеством людей: как с местными, так и с приезжими, которые охотно делятся своими впечатлениями. Поэтому волей-неволей Сергей исполняет функции сотрудника «Госкомстата». Согласитесь, что он — самый независимый эксперт в данной области. Его статистика мне показалась любопытной.

— Сергей, каким одним словом ты мог бы охарактеризовать общее настроение?

— Местных или приезжих?

— А что, они сильно отличаются?

— Еще как! У местных преобладает скепсис. Видимо, на смену эйфории от «русской весны» пришла озабоченность повседневными проблемами. Сейчас большинство моих пассажиров беспокоят социальные гарантии, льготы, стабильность в обозримом будущем. В принципе, это понятно, ведь наша революция была как затянувшийся праздник, а теперь приходится «разгребать» скопившиеся проблемы.

А «материковые»… Я бы разделил их на две группы: столичные жители и россияне из глубинки. Столичные относятся к нам несколько свысока и надменно. Дескать, все случившиеся перемены — в большей степени их заслуга. Ну, такое поведение было всегда, даже при СССР, поэтому лично я не удивляюсь. Единственное, что добавилось, — плохо скрываемое недовольство по поводу того, что нас уравняли в правах, сделав городом федерального значения! Я им вежливо объясняю, что и в Советском Союзе Севастополь всегда был городом союзного подчинения, но… Похоже, такое равенство их не вполне устраивает.

А россияне из провинций всему радуются, как дети! Им все нравится: и море, и «Крым наш», и город, и люди. Кстати, я заметил, что именно провинциалы более открытые и радушные, нежели жители столицы.

— Ну, этот синдром «Я из МАсквы» известен давно. По-моему, к нему давно привыкли и относятся, как к юношеским капризам. Ну а отношение к власти?

— Если ты имеешь в виду президента, то тут стопроцентное «одобрям-с»! Причем это же не итоги соцопроса, а данные из личных бесед. Лично я за всю свою жизнь не припомню, чтобы у генсека или президента до Путина был такой заоблачный рейтинг! Слово «Путин» — самое часто употребляемое, почти нарицательное, а это дорогого стоит. Ведь если разобраться, то ему удалось сделать почти невероятное — объединить такую огромную страну, как Россия! Причем объединить не указами или силовыми ведомствами, а идеей. Мне очень многие люди признавались, что портрет Путина после «крымской весны» висит в их квартирах вместе с российским флагом. Заметь: вешали добровольно, агенты ФСБ по квартирам не ходили. Мы-то думали, что такой патриотизм только у крымчан и севастопольцев, но — нет, он по всей России.

— Боюсь спросить об отношении твоих пассажиров к местной власти…

— Ты же и сам все знаешь. Конечно, крымские власти с их напором выглядят более успешными, чем наши. Фамилии Аксенов и Поклонская сегодня уже не просто фамилии чиновников, а бренды успешного развития и реформ. Почему у нас все пробуксовывает? Ощущение, будто все чего-то ждут или чего-то боятся.

— Ну, о дорогах у тебя, как у водителя, можно не спрашивать…

— Об этом уже столько написано и сказано, но лично я никаких перемен к лучшему не вижу. С ужасом представляю себе, что будет твориться в Севастополе в разгар сезона отпусков! Бедные москвичи: они приедут из своих «родных» столичных пробок в наши, да еще в тридцатиградусную жару. Понятно, что на развязки и новые современные дороги нужны большие деньги, но если не начинать уже сегодня, завтра будет поздно! Тут я понимаю их иронию и скепсис по поводу «города федерального значения».

— Да, в России испокон веков две неисправимые беды, одна из них — дороги. Хорошо, можешь составить рейтинг самых посещаемых мест?

— Для приезжих, конечно же, 35-я батарея. Она стала своего рода визитной карточкой города. Ну а дальше — традиционно Панорама, Малахов курган, Диорама, Приморский бульвар. Но батарея лидирует с большим отрывом. Если бы ты видел глаза тех, кто впервые побывал в мемориале… Всю дорогу обратно молчат, а в глазах стоят слезы.

— А для местных?

— Ну, «наши люди в булочную на такси не ездят». В основном развожу вечером со всяких банкетов, корпоративов, юбилеев. А на работу — в общественном транспорте.

— Тебе, как в некотором роде пассажироперевозчику, нравится «гениальная» идея об уравнивании цен на всех маршрутках?

— Ты бы послушал комментарии пассажиров в адрес разработчиков этой идеи… Все равно, что уравнять цены в плацкарте и в купе, разрешив пассажирам ехать стоя. Человек ведь платит за минимальный комфорт в маршрутке, которого уже нет. Хотел бы я посмотреть в глаза автору уравниловки. Или предложил бы ему проехать через весь город в час пик!

— Ну хоть что-нибудь позитивное тебе приходится выслушивать от пассажиров или «все очень плохо»?

— Недавно подвозил семью беженцев из Донбасса. Бабушка, мама и двое детей… Так вот, бабушка не сдержалась и расплакалась прямо в салоне! Говорит: «Какое счастье, что у вас нет войны! Даже не представляете, как вам повезло!» Представляешь, им попросту некуда возвращаться, у них нет дома! Я в тот момент подумал, что мы что-либо начинаем ценить, когда это самое теряем. Довез их до дачи на Феоленте, даже денег не взял…

— Как-то не очень позитивно со стороны.

— Несколько раз подвозил севастопольских мам с детьми — в пионерские лагеря отправляли. Я был приятно шокирован, что бесплатно! Прямо как в моем детстве. Сначала не поверил, переспросил. Да, говорят, абсолютно бесплатно. Еще супругов-пенсионеров свозил в Балаклаву. Обыкновенные пенсионеры. Решили просто погулять по набережной. Тоже был приятно удивлен. Чтобы еще пару лет назад пенсионеры могли себе позволить такси?! Из роддомов часто забираю мамаш с детками… Так что хорошего тоже достаточно. Надо только уметь его видеть!

Я вылез из его серебристого «пежо» со смешанными чувствами: с одной стороны, выходит, что у нас еще не рай на земле, с другой — не ад кромешный. Где-то посередине между небом и землей. И только от самих людей зависит, какой будет эта жизнь между двумя полюсами. Ведь именно люди могут превратить чужую жизнь либо в адские страдания, либо в райское наслаждение! Все зависит от того, кто и в какую сторону качнет маятник под названием Жизнь!

К сему Андрей МАСЛОВ.

Другие статьи этого номера