Этюд в криминальных тонах, или Возвращение «блудной» картины…

Этюд в криминальных тонах, или Возвращение "блудной" картины...

…Это место из четырех этюдов и одной картины Василия Поленова на территории «севастопольского дворика» в границах западной стены четвертого зала «Русское искусство» нашего Художественного музея им. М.П. Крошицкого лишилось одного «персонажа» без малого десять лет назад. Потому как пейзажный этюд прославленного мастера, обладателя уникального в среде живописцев «абсолютного зрения», под инвентарным номером «Ж-8» был похищен из музея средь бела дня 17 сентября 2005 года.

КАКОВА ЖЕ ЦЕНА ШЕДЕВРА?

Скорее — ценность, так будет шире. Потому как речь в первую очередь идет не о денежных знаках, символизирующих стоимость антикварной вещи, хотя и они варьируют в границах амплитуды от 10 до 25 тысяч американских долларов. Конечно, на фоне, скажем, самой дорогой в мире искусства картины Пикассо «Мальчик с трубкой» — это мизер, однако нам, севастопольцам, исконное свое по-особому дорого…

Чем же интересен некогда похищенный этюд? Помимо поистине грандиозных полотен со сложной многофигурной композицией на исторические и библейские мотивы («Христос и грешница», «Возвращение дочери Иаира» и т.д.), Василий Поленов особенно ценен для нас как замечательный пленэрный пейзажист и творец проникновенных, полных тихой, умиротворенной поэзии этюдов. И многие искусствоведы как-то «в такт» сходятся сегодня к мысли, что Василий Поленов в российском искусстве первым поставил этюд «на одну полку» с картинами — как нечто равноценное…

В транскрипции клерков «Главнауки» Страны Советов, еще в начале ХХ века передавших это полотно в Центральный музей Тавриды (а уже из его фондов оно поступило в нашу картинную галерею), этюд именовался «Монастырь над рекой». Теперь же он обрел новое название — «Воскресенский Печерский монастырь». И к этому — правильному — имени картина проделала многолетний тяжкий путь сначала в качестве краденого артефакта, а потом — вещдока…

Название же ей вернули мастера атрибуции — высококлассные искусствоведы Санкт-Петербурга. Согласно сложной схеме возвращения культурных ценностей их истинным владельцам, принятой в России, любая украденная антикварная вещь на конечном этапе этого процесса непременно должна идентифицироваться на солидной научной основе. Не избежала этого и «севастопольская пропажа»…

Деньги, кстати, за атрибуцию предстояло заплатить немалые. В конкретном случае — 25 тысяч рублей. Но Севастополь — это же особый разговор и особое, трепетное к нам отношение россиян. А уж со стороны наших давних морских побратимов-петербуржцев — тем паче! Так что специалисты отдела живописи второй половины XIX — начала XXI века Государственного Русского музея в Санкт-Петербурге все сделали в лучшем виде: во-первых, выдали заключение срочно — за три дня (обычно эта работа занимает два месяца); во-вторых — бесплатно. Фантастика! Такой «рентгенографии» у нас удостаивается лишь один из тысячи музейных экспонатов…

Что же «разглядела» в нашей картине ст. научный сотрудник Государственного Русского музея Екатерина Владимировна Шилова? Прежде чем ответить на вопрос «Что?», попробуем раскрыть понятие «Как?» Оказывается, был проведен тщательный сопоставительный стилистический анализ и осуществлено технологическое исследование — рентгенографическое, рентгенофлуоресцентное, а также этюд был идентифицирован в инфракрасной и ультрафиолетовой областях спектра.

Авторство В.Д. Поленова безусловно подтверждено. Подпись не вызывает никаких сомнений. Самое главное — выявлен свойственный именно этому мастеру кисти подготовительный рисунок эскизного типа.

В официальном заключении отмечены «фамильные» особенности изучаемого пейзажа — характерные мазки живописной фактуры, цветовые сочетания, т.е. всё, что имеет прямые аналогии в творчестве Поленова.

Что интересно, в атрибуционном документе теперь точно указываются год и место, где был написан этот этюд: окрестности Нижнего Новгорода, 1897 год. Известно, что на закате XIX века Василий Поленов периодически выезжал на пленэрные зарисовки именно в эти места…

СРЕДЬ БЕЛА ДНЯ…

Так во время допросов обозначил время кражи этюда из Севастопольского художественного музея 48-летний харьковчанин — «пахан» целой преступной группы (двое мужчин и женщина). Как мы уже говорили, 17 сентября 2005 года после предварительных двух-трех «рекогносцировочных» вояжей в музей под личинами любителей отечественного искусства «главный конструктор» грабежа средь бела дня, Вадим Гужва, виртуозно заменил поленовский этюд цветной ламинированной ксерокопией полотна. А дежурную музея в это время талантливо отвлекал подельник Гужвы, якобы усомнившийся в подлинности автора одной из картин, висевших на противоположной стене зала N 4…

Затем этюд «Монастырь над рекой» на полгода исчез из поля зрения и музейщиков, и правоохранительных органов Украины. Но получилось так, что кража в Севастополе оказалась последним «аккордом» в «салонном танго» господина Гужвы и КО. Этому предшествовала, как потом выявило следствие, череда наглых и дерзких ограблений музеев, залов аукционных торгов и антикварных магазинов России, Украины и Польши.

Всего следователи насчитали более двадцати эпизодов с оценкой похищенного на 3 млн долларов США. И где?! В питерской «Кунсткамере», Эрмитаже, Киевском аукционном доме, в антикварных салонах Сопота, Кракова, Львова, Одессы, Гданьска, Варшавы и даже в ревностно охраняемом Национальном музее Войска Польского…

Как же все-таки обезвредили воровскую шайку, плотно и виртуозно промышлявшую на европейском «подиуме» с мая 2005 года? Спустя четыре месяца, т.е. в сентябре, сотрудники УБОП получили суммированные (с зацепками!) данные о «художествах» преступной банды, и началась операция под кодовым названием «Театралы». Достаточно тревожные публикации в польской прессе заставили криминальных антикваров вернуться на Украину, где их вообще-то уже ждали.

23 января 2006 года в поселке Павлиш (Кировоградская область) убоповцы тормознули «Опель-Астру» с водителем — лидером преступной группы Гужвой. Под сиденьем авто была обнаружена картина И. Айвазовского «Морской вид» — собственность Одесского художественного музея. Отпечатки пальцев на ней совпали с дактилоскопическим материалом, оставленным на раме картины из Севастопольского художественного музея «Монастырь над рекой».

По данным следствия было установлено, что Гужва вывез наше полотно в Москву и оно уже прошло через руки нескольких перекупщиков, т.е. следы картины терялись…

Однако в Россию была отправлена ориентировка. Параллельно в прессе Украины, России и Польши широко освещались обстоятельства задержания преступников с перечислением реестра музейных артефактов, похищенных ими. Получалось, что уже сбытый товар нес на себе нежелательные «маячки» и практически не подлежал реализации. И тогда скупщики, как говорят в народе, закипешились. В начале октября 2006 года в дежурную часть департамента по борьбе с оргпреступностью МВД РФ позвонил некто и, не представившись, сообщил, что на левом углу здания департамента в урне лежит полиэтиленовый мешок с предметами антиквариата. Информация оказалась достоверной. Так были обнаружены этюд В. Поленова «Монастырь над рекой», бронзовая статуэтка бегущего мужчины (питерская «Кунсткамера») и китайский фаянс («Беседка» времен династии Мин).

ЭПИЛОГ

После «крымской весны» 2014 года вопрос о возвращении в Севастополь поленовского этюда стал уже просто делом скорого времени. Ждали наши музейщики этого дня девять «с хвостиком» лет, и вот тупик в конце тоннеля исчез. В начале июня 2015 года директор нашего Художественного музея Наталия Бендюкова вместе со своим заместителем Светланой Шевченко вылетают в Санкт-Петербург, где встречаются с Евгением Негрозовым, начальником 3-го отдела следственной части Главного следственного управления МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Он любезно выделяет машину, и полпреды севастопольских музейщиков отправляются на ул. Малую Морскую (опять же, знак!), в управление Минкультуры РФ по Северо-западному федеральному округу Санкт-Петербурга, где с 1 ноября 2006 года как вещдок хранилась севастопольская реликвия.

Преодолев кучу формальностей и приняв под роспись полотно, Наталия Бендюкова в машине следователей далее поехала в последнюю (обязательную!) инстанцию — на атрибуцию картины в Государственном Русском музее РФ с разрешением департамента культурного наследия Минкультуры РФ на проведение атрибуции. О том, как всё прошло, мы уже рассказали.

Любезный человек, Евгений Васильевич Негрозов, побеспокоился, чтобы севастопольцы под соответствующей опекой благополучно сели в самолет. А на крымской земле их уже встречала машина, которую выделил начальник отдела федерального государственного унитарного предприятия «Охрана» МВД России Сергей Губарев.

Интересно такое знаковое совпадение. 17-го числа картину украли. Также 17-го числа она вернулась в родные пенаты. И, между прочим, 17 августа — день рождения главного вдохновителя возвращения этюда на родину — бессменного на протяжении трех десятилетий директора Художественного музея им. М.П. Крошицкого Наталии Бендюковой…

…Когда заканчивалась наша беседа с Наталией Александровной, дверь ее кабинета отворилась, и зашел мужчина, предъявивший удостоверение сотрудника правоохранительных органов Севастополя. Оказывается, из Санкт-Петербурга по соответствующим каналам уже пришел запрос, суть которого: «Как всё-таки долетели?» Наталия Александровна гостеприимно пригласила гостя в четвертый зал музея со словами: «Как видите, я — на месте, а картина — в «полном здравии».

Таков благополучный (хотя и изрядно затянувшийся) финал этой криминальной истории…

На снимке: «севастопольский дворик» знаменитого своим «московским двориком» Василия Поленова вновь в «полном составе».

Фото В. Докина.

 

Другие статьи этого номера