Они взывают к нашей совести

Они взывают к нашей совести

Братское кладбище воинов, геройски погибших в период первой обороны Севастополя в 1854-1855 гг., является единственным цельным и достаточно сохранившимся на территории России. Образованное по распоряжению адмирала В.А. Корнилова в сентябре 1854 года, оно явилось основным кладбищем, куда свозилось до 80-85% павших с Южной стороны города и с мест сражений в его окрестностях.

В 1857 году эта территория шириной около 280 и длиной 180 метров была обнесена невысокой, около 2 метров, оградой по проекту архитектора Эпингера. Верхние ворота находились рядом с часовней на могиле генерал-адъютанта Горчакова. В дальнейшем, перед окончанием строительства Свято-Никольского храма, оградой была обнесена вся площадь церкви на 18 га. Новая ограда по проекту архитектора Авдеева была пристроена к южной и западной частям кладбищенской ограды. Северная и восточная части оказались внутри церковной территории и за ненадобностью были снесены. Позднее, до 1874 года, были возведены пилоны-пирамиды на южных и восточных воротах и украшены чугунными воротами и пушками времен Крымской войны. Во все углы были врезаны 10 полукруглых башен. Ограда приобрела вид невысокой крепостной стены. У южных ворот в 1874 году были сооружены два домика в готическом стиле для инвалидов-смотрителей.

Ровно 140 лет назад, летом 1975 года, было в целом закончено строительство и благоустройство кладбища. Сооружены все надгробия, устроены дорожки в виде лабиринта с целью возможности подойти к любому памятнику. Было завершено озеленение по проекту Авдеева зелеными насаждениями из Никитского ботанического сада и Одесского питомника. По всей территории был проложен поливной водопровод.

Количество погребенных на Братском кладбище вызывает споры со времен Крымской войны и по настоящее время. Официально вначале названное Петропавловским, в народе кладбище еще именовалось Стотысячным (подразумевалось, что здесь захоронено более 100 тысяч погибших). Но эта цифра нереальна, т.к., по данным архива канцелярии Военного министерства Российской империи, общее число убитых, умерших от ран и болезней под Севастополем составило в русской армии 124816 человек. Умерших в госпиталях Севастополя, Бахчисарая, Симферополя и многих южных городов Украины хоронили при госпиталях, а на Братское кладбище свозили только павших в бою. Е.В. Веникеев в своей книге «Родина — сыновьям», Ю.А. Скориков в «Севастопольской крепости», В.Г. Шавшин в книге «Британский лев» под Инкерманом» утверждают, что на Братском кладбище погребено 40-50 тысяч защитников города. А.И. Коваленко в книге «Некрополи Севастополя» ссылается на севастопольского историка В.В. Крестьянникова, который указывает, что на Братском кладбище похоронено не более двадцати пяти тысяч человек.

Изучая книги участников или современников Крымской войны (П. Алабин, Заиончковский, Н.С. Милошевич, Э.И. Тотлебен, А.П. Хрущов), автор определил погибших на бастионах города и в его окрестностях до 18 тысяч, погребенных конкретно на Братском. С учетом участников обороны, умерших после войны, и перезахороненных останков в наше время, число погребенных составляет около 20 тысяч.

Более 300 индивидуальных и около 500 братских могил стали причиной того, что кладбище стали именовать Братским, и это название, поддержанное Э.И. Тотлебеном, закрепилось и стало официальным.

За период боевых действий на территории кладбища во время Великой Отечественной войны часть надгробий была разрушена, а часть уничтожена вовсе. По последней инвентаризации, проведенной еще в начале 70-х годов XX в., здесь оставалось 128 индивидуальных и 472 братские могилы. И еще 42 захоронения без надгробий (только фундамент или его остатки). Тогда же была проведена реставрация памятников, которая охватила в основном надгробия, расположенные невдалеке от центральной аллеи. На остальные могилы не хватило либо времени, либо, скорее всего, денег.

Есть серьезные претензии и к реставрационным работам, проведенным в 70-е годы XX в. Для наружного ремонта обелисков не всегда применялись стойкие материалы, которые ныне уже посыпались. На шести восстановленных индивидуальных памятниках наличествуют пустые мраморные доски. Неужели на всех обелисках отсутствовали эпитафии? Кроме того, прапорщик И. Пржецлавский после реставрации обелиска стал Чежецлавским: изменены две буквы — и фамилия стала неузнаваемой; Геммельман стал Теммельманом. Даже уже в наши дни, в апреле прошлого года, по требованию заказчика на памятнике погибшим воинам Волынского полка при реставрации фамилия Лужков (родственник заказчика. — Авт.) исправлена на Лушков. Это какое-то слишком вольное отношение к памятникам.

При разработке проекта реставрации все надгробия братских могил были условно разбиты на 29 типов, четыре из которых на настоящий момент отсутствуют. Некоторых типов по количеству недостает, например, надгробий типа Х из восьми сохранилось четыре, типа XV — одно из 4, типа XXIV — одно из 4 и т.д.

В настоящее время указанное число могил (128+472+42) упоминается во всех источниках, но это не соответствует действительности. Несколько надгробий чаще без перезахоронения праха были перенесены с других мест и не все внесены в реестр. Братские могилы продолжают разрушаться, и не только от времени. В 80-90-е годы XX в. на кладбище интенсивно поработали «черные» археологи. Некоторые памятники подкопаны, от чего стоят, накренившись, или вовсе рухнули. А сейчас здесь «развлекаются» наркоманы и выпивохи, разрушая надгробия и перетаскивая камни.

В пример можно привести надгробие Л252, фото которого 1972 года можно видеть в Гос-архиве в деле Е.В. Веникеева. Набросок с фото и фото нынешнего состояния надгробия см. ниже.

Индивидуальные захоронения не в лучшем состоянии. Кресты у большинства, как правило, сбиты, иногда валяются разбитыми рядом, чаще — утеряны. Шесть надгробий разрушены или разобраны на составные части: на могилах майора Бутовского, подполковника Казаринова, майора Левшакова, прапорщика Плескачевского и на братской могиле лейтенанта Челеева и мичмана Ролета. Памятник лейтенанту Лазареву «врос» в землю до половины текста эпитафии.

…На сегодняшний день на кладбище находятся 115 одиночных обозначенных индивидуальных могил и 12 безымянных (которые по внешнему виду можно отнести к индивидуальным), 6 братских от 2 и более погребенных с известными фамилиями либо известно, откуда перезахоронены, 7 памятников без захоронений (кенотафы). Состояние индивидуальных захоронений описано выше. Кроме того, по различным источникам известны 255 имен погребенных, затерянных на просторах кладбища.

Среди таких захоронений, например, могилы: генерал-майора Юферова, убитого 27.08.1855 г. при штурме занятого французами Малахова кургана, когда он сменил раненого С.А. Хрулева; подполковника К.А. Темирязева, командира Колыванского полка, павшего при попытке французов овладеть ложементами перед 5-м бастионом. Подполковнику оторвало ногу, и он умер через несколько часов. Неизвестно местонахождение могил: штабс-капитана по генштабу Д.П. Лаврова, который, будучи траншей-майором, был убит перед 5-м бастионом штуцерной пулей в голову; прапорщика Г.Ф. Белявского, геройского участника Синопского боя, на 5-м бастионе лишившегося левой ноги и умершего на 22-м году жизни; матроса Марка Бульбы, вестового адмирала П.С. Нахимова, погребенного на Братском 15.10.1911 года; сестры милосердия П.И. Графовой, пожилой храброй женщины, неизменно находившейся на Малаховом кургане, оказывавшей немедленную помощь на месте ранений на бастионе или при вылазках. Прасковью Ивановну 27.07.1855 года разорвало бомбой.

Количество захоронений, обозначенных как «братская могила», и безымянных назвать сейчас трудно — необходима инвентаризация. Состояние их можно оценить ориентировочно. Примерно 40% требуют косметического ремонта, 30% по остаткам можно восстановить, по остальным можно только указать место, где они находились.

Отрадно, что в последнее время появляются люди, стремящиеся в меру своих сил помочь навести порядок или что-то восстановить на Братском кладбище. Так, капитан 3 ранга (в отставке) Н.В. Филимонов за свой счет изготовил и вместе с автором этой публикации в мае 2014 года закрепил четыре таблички с текстом утраченных эпитафий на известных памятниках. «Объединение патриотов Севастополя» во главе с Е. Балашовым ежегодно устраивает 2-3 субботника по уборке кладбища и возможному ремонту надгробий. За это время ими (членами «Объединения…») были установлены вертикально элементы надгробий на могилах инженер-поручика Фащевского (стела) и лейтенанта Чистякова (крест). По возможности обновлен памятник штабс-капитану Иванову. Эти работы, конечно, ни в коей мере нельзя рассматривать как полноценную реставрацию, но это лучше, чем оставлять надгробия лежащими.

Членами Клуба любителей истории города и флота С. Жадамировым, Ю. Саенко и автором этой статьи по фотографии была найдена могила полковника Шаца, и на этом месте мы установили за свой счет временный знак с эпитафией, приведенной в книге В.И. Чернопятова «Некрополи Крымского полуострова».

Автором данной публикации по нескольким осколкам от надгробия была определена и могила командира егерского полка полковника Бельгарда.

Выражаю уверенность, что в новое время, при новых властях российского Севастополя уникальному памятнику доблести защитников города-героя будет уделяться больше внимания. Верится, что мы наконец дождемся и масштабной инвентаризации, в которой автор готов принять участие, и реставрации не только отдельных захоронений, но и всей территории кладбища, наряду с разрушенными ливнестоками, когда в конце 2013 года на Братское кладбище была вывезена тяжелая техника — для обустройства дорожек. Однако «слон в посудной лавке» разрушил все водопроводные коммуникации и, как говорится, был таков. Так что сегодня наше кладбище мирового значения являет жалкий, затрапезный вид лишь какого-то огромного сельского погоста после серьезного наводнения.

Следует сплотить все силы общественности, привлечь к этому важному делу патриотов-спонсоров, заручиться интересом и поддержкой правительства Севастополя и превратить знаменитое Братское кладбище — место упокоения геройских защитников Севастополя — в любовно ухоженный акрополь, где Память будет жить в полной гармонии с Вечностью.

В. МОРОЗОВ, член Общества охраны памятников с 1983 года, член Клуба любителей истории города и флота.

На снимках: набросок памятника; пример ужасающего состояния Братского кладбища.

Фото автора.

Другие статьи этого номера