Эдуард ТАЛПЫ: «Рекомендовать людям обращаться в казначейство Украины — абсурд»

Эдуард ТАЛПЫ: "Рекомендовать людям обращаться в казначейство Украины - абсурд"

Семнадцать миллионов гривен были «заморожены» украинским казначейством после того, как Крым вошел в состав России. И это данные только по Севастополю. В сумму вошли как долги коммунальщикам, так и деньги простых жителей, «выстраданные» ими через суды. Кредиты — еще одна из проблем, с которой пришлось столкнуться судебным приставам. Кто-то еще до 2014 года купил квартиру в ипотеку, кто-то взял ссуду на покупку автомобиля. После «русской весны» некоторые решили, что банкам можно ничего не возвращать. Как обстоят дела с двумя этими важными вопросами и с чем еще пришлось столкнуться управлению Федеральной службы судебных приставов (УФССП) РФ по Севастополю — в интервью с и.о. руководителя ведомства Эдуардом Талпы.- Управление Федеральной службы судебных приставов по Севастополю не является правопреемником украинского отдела Государственной исполнительной службы (ОГИС), — говорит Эдуард Талпы. — Фактически мы начали свою работу с 26 марта 2014 года. По согласованию с ФССП России было решено возобновить дела, хранившиеся в ОГИС. Это около 35 тысяч исполнительных производств. Часть из них мы вернули взыскателям — юридическим и физическим лицам, чтобы они привели документы в надлежащий вид в соответствии с требованиями законодательства России.

— Каких исполнительных дел оказалось больше всего?

— Колоссальное количество было по алиментам — около пяти тысяч. Если сравнивать со статистикой других регионов РФ, то это очень большой процент. Я не могу судить, не имею права, почему так получилось, я и не работал при Украине. Но когда мы начали изучать материалы исполнительных производств, отметили, что отсутствуют полнота действий, вся процедура, которую делаем мы.

— И с какими серьезными проблемами пришлось столкнуться?

— Проблем возникло много. Есть у нас такая проблематика: граждане, имея на руках исполнительные листы, полученные еще при Украине, начали предъявлять их на исполнение. Они могут их предъявлять, все законно, но у многих листы долго находились на руках. Соответственно, все сроки вышли. А если срок нарушен, то снова придется обратиться в суд. На это также было много жалоб.

Столкнулись мы еще с одной серьезной проблемой по линии ЖКХ — о взыскании денежных средств. И не только по ЖКХ. Ряд граждан, ряд предприятий еще до референдума по решению суда уплатили долги. Деньги поступили на депозитные счета украинских ОГИС, но они так и не были перечислены взыскателям.

Судебные приставы деньгами не распоряжаются, они проходят через банки, через казначейства. Для нас они, по сути, виртуальные. А украинское казначейство эти счета, как говорится, «заморозило». По нашему городу получилось порядка 17 млн гривен — значительная сумма. Конечно, средства нам никто не перечислил. Севастопольцы боялись, что им придется платить долги дважды, неоднократно к нам обращались с такими вопросами. Мы всегда отвечали: «Нет, конечно, второй раз платить не нужно, ведь обязательства выполнены».

То, что деньги ушли в украинское казначейство, вина не жителей. Но в итоге пострадали и рэпы, и простые граждане. Например, Иванов затопил квартиру Петрова. Через суд были взысканы средства на ремонт квартиры. Иванов деньги заплатил, а тут референдум, деньги Петрову не поступили. И вот что получается: Иванов-то заплатил, только вот Петрову никакой пользы — на ремонт квартиры все равно средств нет. И подобных ситуаций много. Кстати, в эти 17 миллионов входят и госпошлины, и административные штрафы, и всевозможные возмещения ущерба, и алименты, и деньги от реализации ареста имущества в счет погашения задолженности. Подобных ситуаций много.

— Какие-то уже есть с вашей стороны предложения, что можно в этой ситуации сделать?

— Мы уже обращались в полпредство по КФО с просьбой помочь. Будем собираться в октябре в Крыму в полпредстве, заодно нужно решить еще целый ряд задач. Возможно, не все деньги будут компенсированы. Понятно, что мы не правопреемники, но рекомендовать, чтобы люди обращались в казначейство Украины, — это абсурд.

Большое количество жалоб у нас было связано с тем, что арестовано имущество по такому-то судебному акту, но денежные средства не дошли до взыскателя. Вот здесь весь порядок действий восстановить невозможно. Уже нельзя найти, кто реализовал это имущество: да, это проблема. Были случаи, когда граждане жаловались, что их имущество при Украине было незаконно арестовано. К нам даже обращались прокуратура и другие ведомства.

— У вас полностью обновлен весь штат сотрудников?

— На начальной стадии формирования УФССП России по Севастополю всем государственным служащим, которые работали в ОГИС и управлении юстиции Севастополя, было предоставлено право выбора. Все те, кто изъявил желание и соответствовал квалификационным требованиям занимаемой должности, были приняты в штат УФССП России по Севастополю и продолжают работать. В итоге кто-то ушел, кто-то остался, были приняты и новые сотрудники из разных регионов страны.

— А что с кредитами? Многие севастопольцы радовались, что не нужно платить теперь кредиты, взятые еще при Украине. Как быть с ипотекой на квартиру?

— Кредитный вопрос еще остается открытым. Вкладчикам украинских банков Россия выплатила колоссальную компенсацию. Есть вопросы имущества, которое еще принадлежит банкам. Допустим, человек получил кредит в ПриватБанке под залог квартиры или машины. К примеру, семья взяла ипотеку, а деньги перестала платить, банк наложил арест. Но такое имущество и сейчас все равно подлежит аресту. Если взыскателем является Фонд вкладчиков и есть решение суда — денежные средства будут взысканы в пользу фонда.

Есть взыскатель: одно из кредитных учреждений — «Севастопольский морской банк», где граждане брали ипотеку, кредиты для приобретения квартир и машин. Квартира, находящаяся в ипотеке, еще полностью не принадлежит семье, и если кредит не выплачивается, вывод очевиден. Сейчас у нас будет первый такой случай. В ближайшие дни передадим на реализацию автомобиль в пользу банка. В этом случае люди решили совсем не платить. В нашей службе на данный момент с десяток таких производств.

— Наверное, в связи с переходным периодом и всей этой неразберихой есть и мошенники, которые воспользовались ситуацией…

— Такие случаи есть. Например, один гражданин купил машину в кредит, долг не выплатил, машину перепродал. Новый покупатель уже автомобиль оформил, получил номера и, конечно, ничего не знал об этой схеме. С помощью розыска мы узнали всю цепочку действий. Автомобиль был арестован. Неприятная ситуация, ведь сейчас владельцу приходится доказывать в суде, что он является добросовестным покупателем. Точно сказать, какое решение примет суд, невозможно. Суд конкретно будет принимать решение по каждому делу — практика в РФ разнится. По жилью скандальных случаев пока не было. Возможно, прошло мало времени — не все квартиры еще переоформлены.

— Пожалуй, одной из тяжелых с моральной точки зрения обязанностей судебных приставов является передача ребенка из одной семьи в другую. Есть ли на исполнении в УФССП России по Севастополю такие дела?

— На данный момент по «отобранию и передаче ребенка» у нас, к счастью, всего два дела. Почему к счастью? Потому что это действительно одна из тяжелых категорий исполнения для судебных приставов. Наши сотрудники прорабатывают большой комплекс мер, чтобы не нанести серьезную травму детям. Обязательно при такой «процедуре» должны присутствовать органы опеки, взыскатель, приглашаются психологи, иногда — переводчики.

Одно из дел: ребенок находится с отцом, мама живет в другом городе, есть решение суда о передаче ребенка матери. Что получается? В течение двух лет заявительницу просят приехать в Севастополь за ребенком, но от нее постоянно приходят письма с просьбой перенести сроки. Мы пообщались со школьными педагогами, с психологами: ребенок опрятный, учится отлично.

Второе дело: мать живет с двумя детьми, есть решение суда о передаче их отцу, который также проживает в другом городе. Отец приехал, мы пригласили органы опеки, но детей забирать не стали — они были очень расстроены, напуганы и к отцу ехать не хотели. Выяснили, что мама работает, снимает жилье, дети ходят в школу и садик, посещают секции.

Теперь и по первому, и по второму делу мы будем обращаться в суд, чтобы отменить исполнительное производство. Исходя из опыта других регионов мы видим: если нет возможности передачи ребенка, суд меняет решение. Но правило здесь одно: нельзя это делать против воли ребенка. Кстати, после 10 лет маленький гражданин имеет право решать, с кем ему жить — с бабушкой, дедушкой, мамой или папой.

Другие статьи этого номера